Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна

Дата рождения: 26 августа 1936 года
Место рождения: Украина, Никополь
 Родители: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна
Братья/Сестры: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Кожушаный Виктор Дмитриевич, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Супруг/Супруга: Перешеин Валентин Васильевич
Дети: Липко (Перешеина) Татьяна Валентиновна, Горпинченко (Перешеина) Инна Валентиновна
Профиль в родовом дереве

 

Биография

Валентина Кожушаная родилась в семье рабочего и домохозяйки с весом 5 кг 500 грамм. В семье уже была дочь Тамара, но очень слабенькая, родилась с весом 2 кг. А Валя росла крепким, здоровым и спокойным ребёнком.

Семья, переехав из Запорожья, решила поселиться в Никополе, купили кусок земли недалёко от плавней и начали строиться. Работы было много и, чтобы не забеременеть, Екатерина Кожушаная старалась кормить грудью как можно дольше. А так как вслед за Валей в 1938 родился сын Виктор, то получилось, что маленькая Валя сосала грудь чуть ли не до трёх лет. Когда её мама Катя что то делала сидя, Валя могла подойти к ней , задрать кофту и сама сосать грудь. Как то это увидела соседка и начала стыдить Валю: «Как не стыдно, такая уже большая, а сосешь грудь!». Но Валя никак не отреагировала, наелась и пошла себе.

Валя никому не доставляла хлопот, и уже будучи подростком, любила уединяться, и сама придумывала себе занятия, лишь бы никто не мешал.

В  1941 году родилась сестренка Неля, но не прожив и четырёх месяцев, умерла от кори, так как началась война, и врача не нашли. Похоронили её прямо на огороде, и Валя запомнила, как они украшали её могилку гвоздиками.

В 1941 году отца Дмитрия забрали на войну и Екатерина осталась одна с четырьмя детьми. Валентина вспоминала, что к ним подселили двух немцев Ганса и Жоржа. К великой радости Екатерины, если здесь применимо это понятие, немцы оказались добрыми, не обижали ни детей, ни ее саму, даже подкармливали их, приносили сладости, играли с детьми, делали игрушки-свистульки.

Валентина Перешеина вспоминает:

«Жорж низенький, черненький, Ганс крупный такой мужчина, некрасивый, но очень добрый. Они с утра куда-то уходили и возвращались ближе к вечеру. Ганса на улице встречала наша детвора, он каждому давал по конфетке и гладил по голове. Где он брал конфеты не знаю, возможно им выдавали. Дети его любили, но встречали со словами: «Обезьяна, обезьяна!»

Как-то он спросил у моей мамы: «Катрин, а что такое обезьяна?»

Мама нашла в старой книжке обезьяну и показала ему. Он очень расстроился и спросил: «За что?». У него самого семьи не было, а у сестры было много детей и он их очень любил. А Катерина, испугавшись, начала как могла защищать детей и сказала: «Да они и сами её никогда не видели и не имеют представления какая она». Может этот Ганс за всю войну и не убил никого, не по своей же воле он пошёл воевать.

Что тогда ели, Валя не помнит, во что мать одевала зимой троих детей тоже, но наступил 1944 год и после освобождения Никополя вернулся домой раненый отец. И семье стало легче, потому что их отец, как вспоминает Валентина, был самым лучшим, самым находчивым, благодаря ему семья выжила в голод 1946-47 годов (подробно об этом можно прочитать в биографии Кожушаного Дмитрия Ивановича). Голод был обусловлен не только последствиями войны, но и плохими климатическими условиями. Летом 46-47 годов не шло дождей, а полива искусственного ещё не было, урожай высох.

В 1945 году Валя пошла в первый класс, но закончила только 7 классов.

r001-004 3
Школьный класс. Валентина Дмитриевна Кожушаная первая слева во втором ряду снизу.

Подросли все 5 детей, в 1946 родился брат Владимир, в 1951 самый младший Борис, родителям было трудно и Валя решила идти работать.

514021695.787081
Семья Кожушаных в полном составе. Верхний ряд слево на право: Валентина, Виктор, Тамара. Нижний ряд слева направо: Екатерина и Борис, Владимир, Дмитрий.

Как раз в это время готовили котлован для Каховского водохранилища и Валя, как она пишет в своих воспоминаниях, пошла на уничтожение их рая. Раем были плавни.

Какие это были сказочные озёра, речка, полная всякой рыбы, с её рукавами (Бабакове, Красное, Скажене, Хмарине), поляны, протоки с чистейшей прозрачной водой. Словами эту красоту не передать, это нужно было только увидеть, — с сожалением вспоминает Валентина Дмитриевна.

История про неописуемую красоту днепровских плавней

История про гадюк в плавнях

https://www.youtube.com/watch?v=KBEaGd3_Eos

Валентина попала в бригаду из 6 человек: 2 парня и 4 девушки. Выдали им две пилы и 2 топора. Пила на двоих. Валя и Коля Матвиенко пилили деревья, и ещё другая пара. Валя Чайковская и Нина Бондаренко обрубывали ветки. У спиленного дерева нужно было обрубить ветки, распилить ствол по 2 метра, сложить в штабеля. А ветки потом сжигались. Работать ребятам было интересно, надзирателя над ними не было, а в конце дня приходил десятник, замерял диаметр стволов и по этому замеру они получали  зарплату.

План создания Коховского водохранилища
План создания Коховского водохранилища состоял из уничтожения и затопления Базавлукских плавней (со стороны Никополя) и Конских плавень (со стороны Каменки) (фото взято с сайта bizslovo.org)

Валентине тогда было 16 лет. В этот период она ещё как-то закончила курсы счетоводов, и когда работы на вырубке плавни закончились, получила паспорт. При этом найти работу было нелегко, ещё не восстановили и не настроили новых цехов на ЮТЗ.

r001-003
Валентина Кожушаная (первая справа) в молодые годы с сестрой Тамарой (по центру)

Поэтому с Валей пошёл отец. Они пошли к начальнику ОТК Кузнецову. Он начал задавать Валентине примеры на проценты, а так как она закончила курсы счетоводов, то легко с ними справилась. И её приняли в ОТК ТВЦ. // вставить фото трудовой книжки

Валя была счастлива, что у неё есть работа. В то же время  оставалась вместе с братом Виктором главной помощницей в семье. Они вдвоём выполняли всю тяжелую работу на огороде, помогали отцу кормить всю семью. Мастером в ОТК был Кот Иван Иванович, а старшей Мария Чередниченко.

r001-004 2
Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна

Первая запись в трудовой книжке датируется 30 Марта 1955 года: «Принята в ОТК контролером в трубоволочильный цех.»

Работали тогда 7 дневных смен, 7 вторых и 7 ночных. Позже потом перешли на 3 смены и 4й день выходной.

Как только поступила на работу, сразу же пошла учиться в вечернюю школу, которая находилась на соц.городе. Училась хорошо, как пишет мама, не потому что была способная, а потому что исполнительная. И в конце 10-го класса ей за хорошую учебу подарили китайскую ручку с позолоченным колпачком, но на следующий же день она её уронила в туалете. Так эту ручку никто и не увидел.

514021065.994139
Валентина Дмитриевна Кожушаная в юные годы

В этот период происходит знакомство Валентины со своим будущим мужем Валентином Перешеиным (История их знакомства, дружбы и любви описана в автобиографии Валентины — см. ниже)

r001-002
Перешеин Валентин Васильевич в молодые годы

Валентина продолжает успешно работать и учиться при этом ещё и бегать на свидания. На все хватает сил у этой крепкой, красивой, высокой девушки Валентины.

22 января 1958 года её награждают Похвальным листом от Никопольского Горкома ЛКСМ Украины (вступила в комсомол в феврале 1950 года) за хорошую учебу и активное участие в общественной жизни ЮТЗ. // вставить похвальный лист

А 26 августа 1958 года в День Рождения Валентины Валентин и Валентина расписались.

23 марта 1959 года родилась дочь Татьяна, 21 июля 1961 года дочь Инна.

Вставить фото с маленькой Таней и Инной (если общего нет, то отдельно)

В 1963 году была переведена старшим контролером труб ЭП-79, 7-го разряда. Работа эта была очень ответственная, трубы шли на строительство самолетов, ракет, подводных лодок. После ОТК трубы выборочно принимали на качество два военпреда. Если обнаружат на перескопе хоть в одной трубе брак, могли забраковать весь пакет. Каждая труба в пакете имела свой номер, за каждую трубу в особой книге расписывался контролёр. Объём работы: перескопия, стелоскопия, наружный осмотр, геометрия (диаметр и стенка).

И всю эту работу выполняли Валентина Перешеина, Света Демина и Катя Глущенко. Двух военпредов, которые принимали работу, звали: Николай Мирошниченко и Анатолий Гончар. За этот ответственный труд Валентину награждают Грамотами: в июле 1974 года в связи с Днём  металлурга, и в честь 1-го мая за высокие производственные показатели. // вставить грамоты

Валентина Перешеина была ударником коммунистического труда трубоволочильного цеха №2 имени 50-летия Великого Октября.

r001-004 (2)
Валентина Перешеина (справа) на производстве

Нельзя забывать, что работая на такой ответственной работе, Валентина была замечательной мамой двух маленьких дочек: в 1963 году Татьяне было 4 года, а Инне всего 2 года. Можно себе представить как тяжело приходилось женщине с двумя детьми, когда ей толком не всегда удавалось поспать днём, особенно когда детский сад был закрыт.

Вспоминает дочь, Татьяна Липко (Перешеина):

514029589.027519
Перешеина Таня

Я и Инна ходили в детский сад, но я помню как мама ложилась спать после ночной смены, а я была возле неё, а кровать была панцирная, и я, как сейчас помню, на этой кровати «играла музыку», чтобы маме «лучше спалось».

Как раз в этот период, когда у мамы была такая сложная работа, требующая внимания, сил, дома у нас часто жила папина мама Юлия (о судьбе этой несчастной женщины и о её взаимоотношениях с моей мамой я писала в биографии Юлии Перешеиной и подробно описывает свою жизнь тогда сама мама в воспоминаниях). С 1963 по 1969 годы жизнь моей матери была сложной.

Мама очен безумно любила отца и сейчас любит и помнит только его, и, может быть только это помогло ей выдержать все, что связано с бабушкой Юлей.

При всём этом, я не помню чтобы мама была с нами недоброй, злой или раздражительной. Когда мама была дома, я была самым счастливым человеком на земле. Когда мы жили на ул. Постышева, 43/2 сейчас Каштановая (возле танка), мы ездили, я на саночках, Инна на мне за молоком на молокозавод, или к тёте Лиде за продуктами.

90831f9248
Дом по улице Постышева (сейчас Каштановая), 43/2 где проживало семейства Перешеиных (фото дома 2015 года)

Однажды вечером, зимой, мама обнаружила, что потеряла ключи от квартиры, папы ещё с работы не было, было уже темно, холодно, мы замёрзли, мама сама расстроилась, но нас успокаивала как могла, мы их долго искали там где играли, но тут они ударили маме по колену, оказалось, что они упали в дырочку в кармане шубы и упали в подкладку. Радости нашей не было предела, мы попали домой раньше папы и заговорщицки молчали, но мама потом все равно рассказала.

Отец у нас был строгим и добрым одновременно, очень вспыльчивый, но отходчивый. Я его немного побаивалась. Я всегда знала, что после душа ему  нужно чистое полотенце и белье, это была моя обязанность, у мамы это не всегда получалось. И я очень расстраивалась и боялась, чтобы он её не ругал. Отец тоже очень любил маму, просто характер у него был сложный, он её часто называл Дмитровочка, а когда появились внуки — Бабучька.

Мама отпускала папу одного на курорты, не задумываясь, а ему и правда кроме шахмат там ничего и никого было не нужно.

Когда ОТК труб марки стали ЭП-79 ликвидировали, Валентина какое-то время работала контролером 5-го разряда.

В этот период в 1974 году по совету Евгения, старшего брата мужа, Валентина стала студенткой Никопольского металлургического техникума, и в 1978 году закончила его. Специальность «Прокатное производство», квалификация «Техник-металлург». // Вставить диплом Как позже признавалась сама Валентина Дмитриевна, ей это совсем было не нужно.

За хорошую работу Валентину любили на производстве и уважало начальство.

Валентина Дмитриевна вспоминает:

Как то вызывает меня мой старший мастер и говорит:
«Валя, ты идёшь в отпуск, а у меня есть бесплатная путевка в Чехословакию, поезжай!».
А я дико семейный человек.
«Не хочу!», — говорю.
И все же он меня уговорил.
«Что ты видела в своей жизни кроме Никополя, Запорожья и Кривого Рога?».
И поехала я в Златую Прагу…

Как то привезли нас к одной узенькой речке. С одной стороны её была довольно крутая гора и девушка-гид сказала:

«На эту гору Пётр Первый взобрался на лошади. Когда Петр сказал что сделает это, ему не поверили. Заспорили, что это невозможно, но он это сделал. 

Сам был довольно высокого роста, а лошадь взял себе маленькую, карликовую. Сел на эту лошадку и выбрался на довольно крутую гору. Фактически он сам выбрался, а лошадка под ним топала.»

Все там было для нас хорошо. Особенно чувствовалось уважение пожилых чехов.

Но больше всего меня поразило то, когда повезли нас на кладбище, где были похоронены советские воины. Кладбище очень ухоженное, возле каждого невысокого памятника розочка. Чистота сказочная!

Уже в последние дни я познакомилась с одной пожилой чешкой Марией.

Я хотела купить ткань, чтобы сшить старшей дочери платье на выпускной вечер. Я сама неплохо шила. Увидя мои сомнения, подошла ко мне помогла выбрать ткань, мы разговорились, выпили по чашке кофе, обменялись адресами, а вечером я уже уехала на Украину. Некоторое время мы переписывались, обменивались подарками, но потом все оборвалось. Но память об этой стране осталась хорошая.

В августе 1975 года перешла работать в ТВЦ-4 сортировщиком-сдатчиком труб  по 2-му разряду, а затем термистом труб 2-го разряда, с января 1977 года термистом труб 3-го разряда. В этом цеху проработала до самой пенсии в январе 1983 года. Уволилась на пенсию исключительно ради своих любимых внуков.

514019564.660502
Перешеина Валентина Дмитриевна с внуками Романом Горпинченко (слева) и Александром Перешеиным (справа)
514020265.878723
Валентина Дмитриевна с внуками Сергеем Липко (слева) и Александром Перешеиным (справа)
514019671.038561
Валентина Дмитриевна с внуком Сергеем Липко на берегу Каховского водохранилища
18618609_1886754708279356_1035954502_o
Валентина Дмитриевна с внучкой Светланой Горпинченко, дочерью Татьяной Липко и Максом 🙂
514019759.139207
Валентина Дмитриевна в окружении любящей семьи. Справа налево: дочь Липко Татьяна, внук Перешеин Александр, внук Сергей Липко

Делится воспоминаниями дочь Валентины Дмитриевны, Татьяна Липко:

514029632.858051
Татьяна Валентиновна Липко (Перешеина) в молодые годы

Огромное спасибо своим родителям и отцу и маме я хочу сказать за любовь к своим внукам. Так случилось, что будучи студентками, мы почти одновременно родили своих старших сыновей Сашу и Рому. Когда Саше исполнилось 8 месяцев, в сентябре 1982 года я уехала доучиваться в город Славянск, за мной следом уехала и сестра Инна, оставив двоих малышей на дедушку и бабушку, которые ещё работали.

514029779.858309
Валентина Прешеина (Кожушаная) с дочерьми Инной Горпинченко (Перешеиной) (слева) и Татьяной Липко (Перешеиной) (справа)

Спали наши Саша и Рома не одновременно, по очереди, как мама с отцом это выдерживали, не знаю, мама продолжала работать по ночным сменам, почти всегда приходила на работу не отдохнувшая.

Отец, будучи с нами, дочерьми, строгим, души не чаял во внуках, оставался на ночь с ними один, варил им кашки, мыл и переодевал.

r001-003 2
Валентин Васильевич с внуком Александром

Мы старались приезжать как можно чаще, но до Славянска 12 часов езды, поэтому это было не так уж часто. И ни разу мы не слышали ни слова упрёка или жалобы, что устали.

Смысл их жизни теперь были внуки. Может быть это сыграло какую-то роль, что я не поехала по распределению в город Севастополь, а попросилась домой в Никополь.

Низкий поклон Вам, наши дорогие, спасибо и простите нас, если мы мало говорили вам как мы вам благодарны и как вас любим!!!

В своё время Валентина закончила курсы кройки и шитья.

Воспоминания дочери Татьяны Липко:

Когда мы были школьницами и студентками, то мама шила нам всевозможные наряды, вязала шапочки и береты. Мы с сестрой были одеты хоть и просто, но красиво и со вкусом. Мама могла из старых папиных штанов сшить замечательную модную юбку. Помню отец взял билеты в цирк, а одеть оказалось нечего. Мама за два часа из куска шторы сшила мне юбку-клёш, обшила кружевом и я была счастлива.

Эту любовь к рукоделию мама привила и нам с сестрой. Инна тоже очень хорошо шьёт и вяжет, я похуже, но стараюсь.

Валентина Дмитриевна с детства любила вышивать и всегда, когда есть время, с удовольствием предается этому увлечению.

514020162.376570
Валентина Перешеина на фоне своей картины (вышивка счетным крестом)

Вспоминает дочь, Татьяна Липко (Перешеина):

514028966.850968
Валентина Дмитриевна Перешеина вместе с дочерью Татьяной

Самые первые её работы висят у нас в холле, «Аленушку» мама вышила ещё школьницей, а «Девушку с Оленем» когда была беременна мной. Сейчас мой дом увешан вышивками, которые мама сделала в последние 10 лет. Мой сын Саша привозил ей готовые наборы по вышиванию, сложные и красивые, и мама вышивала их зимой. Их много и у Саши дома.

IMG_4081
Картина «Волки в зимнем лесу», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Дмитриевны Перешеиной.
IMG_4080
Картина «Безмолвный полет», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Дмитриевны Перешеиной.
IMG_4076
Картина «Фазан», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Перешеиной (одна из самых технически сложных работ).

Вышивки в исполнении Валентины Дмитриевны:

 

Эти вышивки самое дорогое что есть в моем доме. Зимой вышивка, летом огород. Это ещё одна мамина любовь. Не для продажи, просто она с детства влюблена в землю, она даёт ей силы и сейчас, когда маме исполнилось 80 лет, она продолжает трудиться.

514020228.231884
Валентина Дмитриевна на своем любимом огороде с трофеями (свеже собранным урожаем)

Благодаря ей мы никогда не покупаем на зиму овощи, все выращивает мама. Я стараюсь помогать ей , собирать в основном урожай, но у меня нет такой любви к земле, такой выносливости нет и в помине.

12072009490
Честный простой труд на свежем воздухе — главный рецепт долголетия Валентины Дмитриевны (дата фотографии — ориентировочно 2011 год)

И даже если она приболела, но может дойти на огород, там у неё все проходит. Моя мама должна была жить в своём доме, с хорошим участком земли, как когда-то хотел отец, если бы не сестры. Если бы…

IMG_4652
Валентина Дмитриевна на огороде в городе Никополе (июль 2017 года)

Печально, когда ловишь себя на мысли, что все чаще употребляешь это «если бы».

514027944.633940
Валентина Дмитриевна со старшей дочерью Татьяной (Никополь, ул. Кольцова)

IMG_2594
Первая встреча Валентины Дмитриевны с правнуком Александром Александровичем Перешеиным (15 апреля 2017 года)

Делится воспоминаниями внук, Перешеин Александр:

В 2016 году мы праздновали бабушкин юбилей — 80 лет.

IMG_6097
Валентина Дмитриевна Перешеина в день своего 80-ти летия.

Уже очень давно так не собирались все вместе. Мы с супругой Леной и братом Сергеем Липко приехали из Харькова, родители Лены приехали из Крыма (это первый раз когда они были в Никополе и познакомились с бабушкой), приехали брат Рома, тетя Инна и дядя Юра, приезжала так же и Катя Кожушаная.

IMG_6102
Празднование юбилея (80 лет) Валентины Дмитриевны в 2016 году

Все прошло очень хорошо и очень душевно. Примечательно то, что на следующий день мы отмечали юбилей и у моей Лены. Ей исполнилось 30 лет. Об этой поездке даже получилось снять небольшое видео.

Старшая дочь, Татьяна Липко:

Мама моя такая же великая труженица как и её родители, мои дедушка и бабушка, Дмитрий и Екатерина Кожушаные. Работая на производстве, на огороде, на который надо ещё доехать, она заготавливала полную кладовую заготовок из овощей и фруктов, всегда все было наготовлено и все были накормлены. Моя мама — человек старой закалки, выросший на натуральных чистых продуктах, хоть это и ребёнок войны, перенёсший голод и войну.

Милая наша мамочка, мы тебя очень любим, живи долго-долго, дождись всех правнуков, и спасибо тебе за все.

514019712.390950
Перешеина Валентина Дмитриевна никогда не унывает, чем подает отличный пример всем последующим поколениям.
peresheina valentina
Валентина Дмитриевна на своем любимом огороде (июль, 2017 года)

Автобиография

Моей мамы Кати родители были по теперешним временам бизнесмены, её дедушка Роман имел свой магазин по продаже тканей, которые он где-то закупал. У него было не мало земли, а детей не мало. Батраков не было, семья сама справлялась. Их дочь Настя Швець полюбила моего дедушку Владимира Горобца, а он её (они есть на фото, только уже не молодые, а более старше).

514115345.759933
Владимир Маркович Горобец
514115290.204741
Анастасия Романовна Горобец (Швец)

Но Роман был против их брака. Он сказал: «Если не можешь от него отказаться, то иди в чем стоишь». Она так и сделала. Пришла к своему в чем стояла и босая (с порепаными пятками). И они поженились. Мой дедушка Владимир Маркович был способный на все руки мастер, как люди говорили, работящий. Работал учителем труда в школе, был прекрасный столяр и вообще делал удивительные вещи. Одну из них я сама помню. Это многогранник тяжелый по весу, похоже вылитый из стекла, внутри него как в зеркале очень красивые цветочки (похожие на Анютины глазки. Их видно как в зеркале. Сам он тяжелый. Куда он делся не знаю, возможно его кто-то тяннул. Владимир Маркович, он же мой дедушка, которого я никогда не видела, построил своему тестю Роману мельницу и после этого Роман оценил моего дедушку Владимира, выделил им с Настей десятину земли, нагрузил брычку всякого добра и отвез молодой семье. А еще до этого Роману сказал один товарищ: « Эх, Роман, увидел бы ты свою дочь Настю, я видел её на ярмарке, с трудом узнал».

У Владимира – зятя Романа, а его дочери Насти мужа, была сестра (имени не знаю) инвалид (может с детства не знаю) но прекрасная швея. Она Настю так нарядила, что её действительно не так просто было узнать. А еще муж её Владимир (мой дед) обул её босую в красивые черевички, как в кино. После революции, семью Насти раскулачили, забрали магазин и землю. Это было противозаконно. Ведь у них не было найманых работников, семья сама трудилась. И Рома сошел с ума.

У Владимира и Насти еще был сын Максим, он тоже есть на фотографии у дяди Вовы, красивый такой мальчик.

514114637.389234
Максим Владимирович Горобец умер в 18-19 лет. В 16 лет его забрал Махно и 3 года он у него служил. Вернулся домой больной тифом. Его выкупали в горячей воде (а этого категорически нельзя было делать) и он умер. Был высокий, красивый парень.

Во время революции он почему-то оказался у Махна. Как туда попал не известно. Владимир Маркович узнал, когда уже лежал в Никополе в здании, которое называлось «Бабушкина школа». Это в старой части города. У него был тиф, кроме этого вошами облепленный.  Это было такое время когда мой дедушка Владимир привез его в Запорожье на бричке, а была зима.

Когда привез домой, то сразу же хотел освободить его от вшей. Владимир Маркович, вообще был аккуратный человек. Вообще во время холеры и чумы никто из их семьи не умер, благодаря ему. На время эпидемии он никого не выпускал за пределы своего дома. А сам, приходя с работы, тщательно обрабатывал руки, ел и пил только с одной посуды, которая стояла отдельно, что никто не прикасался.

Когда Владимир Маркович привез Максима домой, то чтоб избавить его от вшей и отогреть, он положил его в достаточно теплую воду, а этого оказывается нельзя было делать и Максим умер.

Врач сказал: «Ах Владимир Маркович, вы же такой умный мужчина, а допустили неправильную ошибку!». Оказывается, не в горячую воду надо было его окунуть, а снегом оттирать.

А вот Настя, моя бабушка, умерла еще до революции, или во время её от испанки, это по теперешним называется грипп. А вообще какое то было несчастное поколение. Оно пережило гражданскую войну, революцию и на закуску отечественную.

Но вернусь назад.

Когда умерла Настя, Владимир Маркович женился на женщине у которой было проемная дочь. Владимир Маркович предупредил её, что детей она не смеет обижать, он её за то не простит  никогда.

Она их не обижала, но не очень то о них и заботилась. Просто старшие дети заботились о младших. Когда самая старшая Дуня вышла замуж и из семьи вышла с мужем, то моей маме Кате стало не сладко. Потом Дуня забрала мою маму Катю к себе. У неё уже родились двойняшки – Стасик и Валик, и моя мама Катя ей помогала. И маме было у неё хорошо и Дуне.

Владимир Маркович умер в возрасте 70 лет. Что характерно, что будучи уже слепым он все свои вещи находил самостоятельно, потому что свою жизнь ложил  все в одно и тоже место и на помацки все, что ему нужно находил сам. А вообще по маминой линии в Запорожье у нас много родственников только я их никого не знаю. Из многочисленной маминой семи семьи я видела только тетю  Олю.

А вообще  в семье Владимира и Насти было 13 детей. Я не всех из помню по имени Дуня, Маруся, Надя, Оля и все..

А вообще, бабушка Катя говорила, что у одной из её сестер кто-то артист и, наверное,  в Запорожье полно родственников, которых   я никогда и не видела. Конечно, если бы у Владимира и Насти были сыны, а то одни дочери, а фамилии у них по их мужьям, так что найти кого-то практически невозможно.

Мой отец — Кожушаный Дмитрий Иванович. Моя мама — Горобец Екатерина Владимировна.

514021497.941637

Моя мама и папа встретились на строительстве Днепрогеса. И мама и папа жили в общежитии. До этого моя мама работала в ресторане официанткой. А еще до этого работала в одной семье не бедной домработницей, до получения паспорта. Ее там не обижали, но было одно но. У них был сын, который влюбился в мою маму. Её он н трогал ничего не добивался, но мама подслушала однажды его  разговор  с матерью. Он просил у матери, чтоб они с отцом разрешили на ней жениться. Но мать сказала: «Та ти  шо, сину з глузду з’їхав, чи що, цеж вічні посудомийки!»

Та моей маме он абсолютно не нравился, она бы никогда не согласилась выйти за него замуж. Но стала опасаться и решила уйти. А потом, после ресторана, начали строить Днепрогес и она пошла туда работать, как и многие молодые люди. Но еще до того как она встретилась с моим отцом Дмитрием у неё был парень, он был водолаз. Мама говорила, что он был хороший парень, только они мало повстречались. Он был водолаз и погиб. Мама рассказывала как это случилось, но я не помню.

И вот мой отец – Кожушаный Дмитрий Иванович.

514109872.263256
Кожушаный Дмитрий Иванович

Любовь была как в кино. И тут случилось, они собирались пожениться, как маме донесли что у него есть дочь и зовут её Нина. Моя мама в шоке.

Вечером они договорились пойти в кино. Но мама не пошла. И тут началось. Папа начал ей угрожать, что если увидит её с кем ни будь другим, то убьет её. А мама сказала: «Ну так давай сейчас убивай, чего тянуть, я все равно с тобой не буду», а сказала причину: «У Мити действительно была девушка, она дочь куркуля розкулаченого. Она его любила, но знала, что отец никогда не позволит ей выйти за него замуж. Тогда подпоила Митю на одной из гулянок и случилось то, что случилось. Только она ошиблась, это не сработало и они расстались. А когда родилась девочка, то отце той девушки, просто как какую то вещь принес в дом моего отца Мити и оставил ее там. А мама моего папы не расстроилась и сказала: «Та ничего, вырастим, сынок. Я стану ей и матерью и отцом.»

Сама она и пришла к моей маме Кате в общежитие, рассказала все и сказала: «Катя, не бойся, Митя тебя любит, а Нину (так она её назвала) я сама вырастить смогу».

А причина была такая, что сами родители той девушки были кулаки раскулаченные и узнали что мой отце Митя сам участвовал в раскулачивании и это была правда.

Ну вообщем мои родители поженились. Им дали комнату, а потом дедушку послали в командировку в Никополь. Ему здесь очень понравилось. Да и не удивительно.

Плавня с прекрасными, сказочными озерами, речка с чистейшей водой и её рукава, которые растекаются вдаль плавни. Название, правда, в них странные. Сразу против бабушкиной улицы: Бабакове, Красне, Скажене, Хмарине. И главное, много рыбы.

Ну в общем дедушка забрал свою семью. У них уже была Тамара.   Купил дедушка кусок земли у одного кулака Тимофея и начал строиться. А в начале жили на квартире у тети Нюры.

Когда началась война, то у моих родителей было 4  детей: Тамара, я, Витя и Неля, ей было 3 месяца. Она умерла в первые дни войны. Я и сейчас точно могла определить где её похоронили в огороде, маленький гробик. Ее маленькую могилку мы всю обтыкали желтыми гвоздиками. А в этот же вечер маленького Витю отвезли в больницу на такой кибитке с лошадью.

Окна в больнице завесили одеялами, очень тщательно проверили с улицы, что нигде и щелочки не просвечивалось, потому что немцы ночью бомбили. У Вити был заворот кишок. На похоронах люди не ели, кто что мог давал детям и вот результат.

Бабушка в больнице, а мы сами дома. Светлая память тем врачам, которые в таких опасных и для них условиях спасали ребенка.

Что пережили матери, которые остались сами с детьми!

Ни одна мать никуда не дела свое дитё. А ведь они остались сам на сам с детьми, без никакой поддержки. Я ничего не помню чем мы питались, как мы выживали и еще потом что маму нашу чуть не расстреляли. Тётя  Вера соседка (её давно уже нет) донесла в комендатуру, что наша мама была комсомолка.

А было так. Мама закончила 2 класса, писала очень безграмотно. Но читала все, что попадало ей под руки.

Дело было до войны. Папа плел корзину и мама читала газету  и рядом сидела соседка тетя Вера. Она вообще была безграмотная, и говорит: «Ой Катька, ты й читать умеешь!» А папа возьми и ляпни: «Та вона у меня комсомолка!» На самом деле бабушка была общительна, исполнительна, но не комсомолка.

Ну и вот за что они поссорились, я не знаю и она пошла донесла в немецкую комендатуру. И бабушка ничего не подозревая, взяла повестку, которую ей принесли и  пошла.

Сидит в коридоре, ждет своей очереди и тут к ней подходит дядя Леонид. Дедушка с ним работал до войны. Увидел маму и говорит: «Катя, ты чего это здесь?» Мама показала ему повестку. А он сказал: «Катя, иди молча за мной». Потом не знаю куда он её завел и сказал: «Катя, отсюда никто живым не выходит и  в дальнейшем еще что-то подобное получишь бери детей и уходи. Но я постараюсь сам следить за доносами.» А потом мама от него узнала, он нашел тот донос уничтожил. А сделала это тетя Вера, соседка. Кто был тот Леонид на то время, мама думала, что может он полицаем у немцев, а папа говорил такого не может быть, скорей можно предположить другое. После войны дедушка хотел куда не знаю и рассказывать за это куда надо. Но потом передумал. Доказать было не чем.

После войны ни папа ни  мама не общались, она поняла почему и сама не пыталась.

А вообще я лично считаю, что на нашей улице мои родители были лучше всех.

Я забыла одну важную вещь.

Во время голода 46-47 года папина дочь Нина, которую растила мама моего отца, жила у нас. Бабушка побоялась, что не сможет, что ей уже не под силу. Она уже в то время была сама. И наш папа Митя привел её к нас и мама ничего не имела против. И так нас 4 и Нина пятая и пережили голод и никто не умер. Я её помню. Красивая, темноволосая девушка, бабушка никогда её не обижала, а даже, как нам казалось, её больше жалела, может потому, что сама без матери выросла.

Потом когда голод прошел, собрали новый урожай папина мама забрала её себе. Потом Нина вышла замуж, уехала на родину мужа и больше ничего о ней не знаю.

Родители моего отца

Отец — Иван Иванович Кожушаный. Простая крестьянская семья.

Мать

Дети: Дмитрий, Иван, Галя и Володя.

Иван Иванович человек хороший, но жизнь свою закончил рано, сгорел от водки.

Я не знаю как это  может гореть внутри. Но прямо возле хаты ихней была речка вода была очень холодная, он прыгнул туда, и получил двухстороннее воспаление легких и умер.

Дядя Володя художник самоучка, но если б он хоть немножко где учился, то создавал бы шедевры.

Дядя Ваня служил в морфлоте еще до войны и тут вона и опять всю войну на флоте. Умер раньше всех детей, оно понятно, столько пережить. Умер быстро, остановка сердца.

Моя семья

Я, Кожушана Валентина Дмитриевна, родилась 26 августа 1936 года с весом 5 кг 500 гр. Кормила мама меня грудью долго. Она знала, что пока она кормит грудью ребенка, то не забеременеет. Это было для неё очень важно, потому что они строились и уже была Тамара, которая родилась с весом менее 2 кг, г. А я уже самостоятельно ( когда мама сидя что-то делает) могла подойти к маме, поднять у неё кофту и сама сосать грудь. Мама рассказывала, что однажды рядом с мамой соседка и сказала: «Как не стыдно, такая уже большая, а грудь сосешь!» Но я никак не среагировала и когда уже ничего не было высасывать, опустила кофту мамы и пошла себе. Росла крепким, здоровым ребенком и очень спокойным. Я и уже будучи подростком, любила уединяться, сама придумывала себе какое-то занятие или игру на чердаке или где-то в огороде. Главное, чтоб мне никто не мешал. А Тамара наоборот, как что не по ней, падала, кричала, дрыгала ногами. Мама думала, что она психически нездоровая и повела её к врачу.  А тот обследовал её как мог, потом сказала маме: «Возьмите тоненький прутик ( у нас этого добра хватало) и как она упадет сдегните её по попе и она выздоровеет.  Прутик повесте в таком месте, чтоб она его всегда видела. Как маме не жалко было, но это сделала, и припадки закончились. Потом родился Витя в 1938 году, потом Неля 1941 г.

И началась война. Неля умерла, ей было 3 месяца от кори.

Я не могу понять тех женщин, которые в наше время бросают детей своих. А ведь у войну мужчины ушли на фронт, а их жены с детьми без никаких пособий, остались сам на сам и ни одна никуда не дела своих детей. Мальчики погибали после войны. Это было ужасно.

Много валялось снарядов, гранат и как все родители не просили своих детей не трогать никакие железяки, но мальчики есть мальчики, им похоже хотелось увидеть как оно рванёт. У моих папы и мамы друзей случилось такое, что и последнему врагу не пожелаешь. До самого конца войны вся семья была жива и здорова. Едет человек с войны домой, радый, что сам живой и семья тоже, а приехал, а детей нет и жена не при своем уме.

Мальчика звали Миша, а младшую за него сестру не помню. Пошли нарвать козе травы. Это было где сейчас заправка на 3-ем участке. Травы нарвали и тут Миша увидел какую-то железяку и бахнул по камню. Я никогда не забуду его лежащего под грушей в их дворе. Зрелище словами не передать. И бабка одна (дура) говорит: посмотрите дети, что может быть, если будете трогать всякие железки, и подняла одеяло, каким он был накрыт. Зрелище это словами не передается. Я так испугалась, что еще долгое время, даже в туалет не могла сходить, мне все казалось, что из туалетной ямы он потянет свои обезображенные руки. А девочка еще прибежала домой, неся в руках кишки свои. Отец едет домой, а детей уже нет, и обезумевшая жена.

А сейчас, где что же сейчас такое что некоторые мамы отказываются от своих детей?

Самое страшное это война. И поднимают её не обычные простые люди, работяги, а  те кому все мало, хотя они всем обеспечены. А гибнут в войнах простые люди, которым она не нужна, для них нужен мир и возможность спокойно трудится.

1946 год. Год рождения брата Володи и голодомор.

Только закончилась война. Как бы не говорили некоторые, что он был искусственный – это не правда. Совсем не было дождей, а поливать нечем. Не было чем поливать, ни в частных домах не на полях. Еще после 1945 г.  не успели провести на поля хоть что ни будь поливное. А в частных домах по улицам было несколько колодцев. Они были как правило у бывших куркулей.

Наша семья пользовалась водой из колодца соседей – это были дед Андрей и бабушка Саня. Они были не плохими люди, хоть и из куркульской семьи . Но в колодце хватало воды только для жизни самых людей. Не было совсем дождей, и тут еще ужасно холодная зима 46 года и 47.

Мой отец – это уникальная личность. Он замечательный рыбак  и мог прокормить семью рыбой, но зима была такая холодная, что лед промерзал почти до дна и ловля рыбы была невозможная.

Но мой отец – это уникальный человек. Однажды, когда казалось все уже, нечем покормить семью он обратил внимание, что воробьи пролезают в дырку на чердак, прячутся от мороза. Он приспособился их ловить до тех пор пока поняли в чем дело и перестали туда залетать. Но мы к тому времени уже немного оклемались. Мама с воробьев варила бульон и этого было достаточно, чтоб продержаться. Потом на чердаке лежала шкура телячья. Ее тоже ошпаривали, долго варили, пропускали через мясорубку и ели.

Потом отца поставили охранять скирду соломы. Он прорыл себе в скирде дырку, чтоб было где согреться, а не то замерзнешь Залез и видит, что воробьи что-то клюют из соломы что он выгреб. Присмотрелся,  а там зерна ячменя. Придя домой сделал сито и за время своего дежурства насевал из соломы сумочку ячменя. Сделал таку драньку и я её помгю, что можно из тех зерен сделать крупу. И опять мы спасены. Всего его изобретений, если можно так выразиться и не опишешь.

И вот пришла весна, снега было много, растаял, земля напиталась, но нужно еще дождаться нового урожая.

Я пишу только о главном.

Отца поставили стеречь капусту, уродились крупные головки, но убирать еще было рано.

Мама нас послала отнести папе еду. Меня и Тамару. А назад нас застукал обьезчик, забрал капусту, а папу под суд отправил. И сидел он до суда в Днепропетровске 3 месяца. Как мама сама, не знаю, но никто не умер. А папу в тюрьме поддержала его сестра Галя, возила туда передачки. его там никто не обижал все знали, что он инвалид войны и что у него дома 4 детей.

История про ограбление века

В 1951 родился Боря, запозданый ребенок. мама и не думала, что она беременна, думала, что просто поправилась.

Тетя Тамара уже не бегала на танцульки и  стыдилась беременной мамы и мама изредка плакала. Но вот он родился! Такой чудесный мальчик, спокойный и такой хорошенький и был он у нас вместо игрушки. Любил ходить только в распашонке без трусов.

Однажды в мамы отрылось кровотечение. Это бывает. Она могла б погибнуть, если б я не зашла в дом. Она лежала в темной спальне, было лето, жара, ставни были закрыты, так что она лежала в темноте. Она меня позвала и попросила что б позвала бабушку Мотрю – соседку. И та пришла, но быстро выбежала и заставила сына Гришу вызвать скорую.

Слава Богу приехала врач (еврейка). Привезла маму и там сразу же на неё напали, что она привезла её с грязными ногами. А та послала их куда подальше и еще добавила: «Вы бы видели какой там мальчик стоял во дворе в одной распашонке». Но не добавила, что он ел кавун, а потом бегал по улице и пыль припала. Но и в таком виде был вообще чудо ребенок. Маму спасли в больнице, но если б это случилось в голодовку то она б погибла, но на тот момент, что говорил врач приносить все носили. Но что то мне больше всего запомнилось, что каждый день, кроме всего прочего, носили какао на молоке. Все обошлось.

Но надо было случиться, что в Тамару на танцах влюбился сын Янковского. Слава Богу, что быстро все закончилось. Высокий, красивый парень. Он ее еще не успел привести домой хоть раз, как она узнала кто он И так Тамара сказала прямо и отшила.

В пору моего еще детства главным персонажем в нашей семье был Витя. Тамара считалась слабым существом и мы с Витей главная опора у родителей. Хотя он и моложе на 2 года но умнее меня был больше чем на 2 года. Учился хорошо, хотя редко видно было, что он уроки учит. За удочку и на рыбалку. Огороды в плавне обрабатывались в основном он и я. Я очень любила с ним работать. Он умел как-то под час превратить работу в захватывающую игру.

Земля в плавне тяжелая, простой сапой ничего не сделаешь. Были тогда сапы – болгарки назывались. Полоть нам нужно гарбузы. Поле немалое. Так на первый взгляд кажется что не осилить. Но мы же дети послевоенные. Витя постоял, посмотрел на поле боя и кричит: Валя заходи на них с тыла, а я отсюда. И пошла работа, а потом когда уже подходил к центру поля, он мне показывает, что тихо. Короче все получается, как игра, и дело сделано.  Один раз мы с ним пошли на очередное задание. Мама нам спекла очень вкусные пирожки с абрикосами и вишнями и вареные яйца. И мы в поход. Харч этот замотан в газету, пакетиков раньше как сейчас не было. Положили мы это в лодку на задний мостик. Витя как всегда рулевой. Плывем мыс ним на задание и я никак не могу угомониться.

Меня волновало устройство земного шара. Признаться честно, я и  до сих пор смотрю на луну, думаю про землю и мне все равно не понять никогда, как это громадная махина Земля, омытая океанами с подчас неизмеримой глубиной висит в воздухе, крутится вокруг своей оси.

И вот Витя так усердно мне объясняет, а лодка в том месте где нам выходить. Он уже заметно нервничает, что до меня его объяснения не доходят. В это время он поднимается во весь рост, рулит к причалу, мое задание прыгнуть на берег, ухватить цепь и подержать, когда он выйдет с лодки. Я уже все делаю с каким-то для меня самой раздражением, не аккуратно поднимаюсь и не вижу, что харчи наши уже булькнули в воду. А он все увидел. А я уже приготовилась прыгнуть на берег и подтянуть лодку и говорю ему в это время: « Так что ты хочешь сказать, что если сейчас проткнуть землю, так мы окажемся в Америке?». А он видя, что харчи наши уже булькнули, кричит в ярости: «Стрыбай, падло в Америку за яйцами!».

За яйцами он потом нырнул и достал, с ними ничего не случилось, а пирожки пропали.

История про пирожки, яйца и неосторожную любознательность

Мы с ним и когда уже на танцы бегали, и там есть что вспомнить. Он влюбился в одну девушку Зину, они потом немного встречались, пока его в армию не забрали в морфлот на 4 года тогда. Она старше за него на 2 года побоялась, что пока он служит. То  она будет старая и вышла замуж. Ну, а для меня хождение с Витей на танцы оказалось не так просто. Я уже работала и училась в вечерней школе, часто не высыпалась, а Витя просит пойдем. Танцы в основном такие, что я бывало положу ему голову на плечо и дремлю себе. Со стороны, оказалось, что там любовь безмерная.

Я, Перешеина Валентина Дмитриевна. Девичья фамилия Кожушана. Родилась 26 августа 1936 г.  Мой муж Перешеин Валентин Васильевич. Родился 7 апреля 1937 года.

В средней школе я закончила только 7 классов.

Подросли все 5 детей, родителям было трудно и я решила идти где-то работать. Паспорта еще не было, поэтому я пошла работать, а вернее на уничтожение рая нашего края.

А это был действительно рай  наш земной. Какие были сказочные озера, речки, поляны, полно рыбы. Словами всю эту красоту не передать, это нужно было только увидеть.  Для этого водохранилища нужно было подготовить, то есть все, уничтожить,  а потом залить водой. Я не собираюсь судить тех людей, которые так решили.

Но считаю, что решение это было не преступное, а просто не продуманное по всем параметрам.

Сейчас и рады бы вернуть все назад, да только не знают, как очистить дно этого водохранилища. Воду спустить не проблема. Но что сделано, то сделано.

А тогда я попала в бригаду с 6-и человек: 2 парня и 4 девочек. Выдали на 2 пилы и 2 топора.

Я и Коля Матвиенко; Катя и Коля Петренко – пилили деревья. Валя Чайникова и Нина Бондаренко – обрубывали ветки.

У спиленного дерева обрубать ветки. Затем стволы распилить на 2 метра и сложить в штампы (штабеля). А ветки потом сжигались. Работать было интересно, надзирателя над нами не было. В конце дня приходил десятник (так чего-то его называли) замерял диаметр стволов спиляных по этим замерам мы получали зарплату. Мы там были не одни, там в основном взрослые люди работали, много из западной Украины. Но до того еще успела закончит курсы счетоводов и эти курсы мне потом пригодились.

Но я отклоснилась.

Дошли мы до самого Днепра, и работы закончились. Это каждый день паромом (если вода не замерзла), а потом пешком постепенно до самого Днепра, но были молоды и ничего этого не замечали. Но вот работы закончились, пилять было нечего, и нас молодых попросить загрузить баржу бревнами. Мы так старательно работали, обещали хорошо заплатить. Но никто ничего не заплатил, а наше начальство не знало даже что то была за баржа. Конечно был это обман. Неужели в стране так в то время было барж? Просто не кому было добиться правды! Ну да Бог им судья.

Получила паспорт. Устроиться на работу еще было не так просто, после войны все разрушено и еще не успели много цехов настроить. Но мой отец (какой он все таки был классный, ни в кого такого на улице не было) сказал: Валя я с тобой пойду устраиваться на завод работать. Не знаю, кто ему сказал, но мы пошли с ним к начальнику ОТК. Зашли, папу усадил в угол, а меня посадил возле себя. (Кузнецов – классный был, справедливый). Пишет мне на листике задачки, а перед этим спросил, сколько я закончила классов. Я сказала 8 (но вообще то 7). Пока он писал, я вслед  уже знала ответы. Все они были на проценты. Сами цифры не сложные, просто надо знать сам процесс. А я ведь закончила курсы счетоводов. А там ведь все на процентах. Но ему ж это не ведомо, поэтому он очень удивился, сразу же подписал направление  в ТВЦ 1, а отцу сказал: Да, папаша, жаль что у вас нет такой возможности, что б ваша дочь в институте училась. Папа, когда мы вышли, спросил: «Валю, чого він так сказав». А я  ему говорю: «Так он же знает, что  я закончила курсы счетоводов, а там все учеба связана с процентами. И так я работаю в ОТК в ТВЦ. Ура!

Попала в смену «Г».

Мастер мой был Иван Никитович Кот. Прекрасный дядя и старшая моя Маша Чередниченко прекрасный человек. В общем жизнь пошла!!! Работали тогда 7 дневных смен, 7 вторых и 7 ночных, выходные по графику, когда припадет. Позже потом перешли на 3 смены, а 4-тый выходной. Как поступила на работу и сразу же пошла учиться в вечернюю школу. Училась хорошо, и не потому что я такая способная, я просто исполнительная. В  конце 10-го класса в клубе металлургов мне вручили китайскую ручку за хорошую успеваемость с позолоченным наконечником. Но на другой же день в цехе еще до начала смены перед оперативкой я пошла в туалет… Я услышала что, что-то булькнула. И то была подаренная ручка, которую никто её и не увидел у меня, а хотелось! Была она у меня в нагрудном кармане. На то время это была дорогая вещь.

А было это самое судьбоносное время в моей жизни.

На работу я приходила на час позже чем вообще смена начиналась и уходила на 1 час позже. Так что на проходной в это время пусто. Была вторая смена. Ходила я на работу с чемоданчиком небольшим. Тогда это было модно. Туда вмещались учебники и пища. В столовую я не ходила в обеденный перерыв. Там надо стоять в очереди, а так у меня оставалось время выучить какой то урок.  Прямо на проходе с завода навстречу мне шел парень, высокий, но очень смешно одетый. Все было не по его росту: широкие холоши брюк, но короткие и все как бы не с его плеча. Я засмотрелась на него и стукнулась чемоданчиком об поручни проходной. Чемоданчик мой раскрылся и книги и еда упали прямо ему под ноги. Он буркнул себе под нос: «Солоха». Но не переступил, а помог мне собрать В эту же ночь, придя с 2-й смены я спокойно себе уснула здоровым сном. На то время входная дверь в нашем доме с внутренней стороны закрывалась просто на крючок и открыть её с наружной стороны просто, засунуть в щелку проволоку и поднять  крючок. И вот снится мне: « Я открываю дверь, захожу, а с темного угла выходит тот смешной парень и в правый бок воткнул мне нож. Я его сразу же узнала и сказала: «За что?». И проснулась. Когда у меня 2-ая смена, то в вечернюю школу я ходила утром. Я все время думала  за тот сон, он был такой четкий, что хоть бы я и хотела то не смогла бы забыть. А думалось действительно: «За что?» Я ведь не смеялась над его смешным убранством и вида не подала, что он действительно был смешен в своем одеянии. Придя опять на работу, я рассказала свой сон своей наставнице тете Моте. Она уже была в пред пенсионном возрасте. Она спокойно так и очень серьезно сказала: «Валя, это судьба твоя, это будущий твой муж». Я засмеялась и немного испугалась но не надолго. Тогда мы работали по 7 дней. 7 первых, 7 вторых, 7 ночных и выходной по графику. В своей выходной я с подругами пошла на танцы в парк металлургов.

Это была среда и музыка только под радио. Духовой оркестр только в субботу и воскресенье. Мою подружку Надю сразу пригласил какой-то парень, а я повернулась спиной к танцующим и смотрела в парк.

И тут кто-то взял меня за локоть и сказал: «Станцуем».

Я повернулась и сразу же его узнала, а он меня. Поступок мой был очень странный, я как то быстро пошла в круг, а он за мной. Танцуем, если только можно так сказать. Я на него не смотрю, а он украдкой  изредка посматривает. Обоим неловко,  постоянно наступаем друг другу на ноги, а музыка никак не кончается. Он спросил просто так как-то: «Как тебя зовут?» «Валя» говорю. А он говорит «Теска» — и засмеялся, если только можно было назвать то смехом.

Наконец музыка закончилась, он быстро отвел меня на место, где я стояла и ушел. Я тоже ушла, предупредив Надю. Она видела с кем я танцевала и только спросила: Ты что его испугалась? Я говорю: «Нет». После этого я нескоро его увидела. Зато когда увидела его с какими то хлопцами, зашел на танцплощадку, то обрадовалась. Хлопцы сразу разошлись, а он стоял на месте и водно что смотрит он туда, где я раньше стояла. Подошел и спросил: «Почему тебя так долго не было?» «Я работаю и учусь в вечерней школе в 10 классе». «Да сложно» — сказал он.  Взял за руку и пошли танцевать. Танцоры мы были никудышные, оба, так что если вальс или бостон то я шла на свое место, а он тоже ушел к своим друзьям.

Потом опять танец, не знаю как он назывался «топтались на одном месте». Потом он вдруг говорит: « А я завтра уезжаю на соревнование, пожелай мне удачи». «А какой у тебя вид спорта» «Корье, диск, ядро». « А я люблю волейбол». «А почему ты не ходишь на стадион». «У меня нет времени».

На этом разговор закончился и танцы закончились, он пошел к своим друзьям, а я с подругой пошли домой. Я чуть не забыла пожелать ему удачи, но вовремя опомнилась и вслед ему сказала: «Удачи тебе». Он обернулся, чуть заметно улыбнулся и пошел.  Встретились через неделю и эта неделя показалась мне вечностью. Понятное дело, влюбилась.

Я буду вспоминать только самое интересное в моей жизни этого периода.

1) Однажды Валентин пригласил меня на соревнование между двумя командами девчат. Я согласилась, это было в здании Спартака в старой части города. И тут оказалось, что одной девочки нет, заболела. Она была из его техникума. И тут он говорит: «Валя, а ты могла бы её заменить?» — я не раздумывая говорю: «Могла». Он пошел к тренеру, поговорили, ушли куда то, потом позвали меня, дали одежду переодеться и вперед. Тренер спросил меня: «Где ты лучше себя чувствуешь?» — говорю, под сеткой и на подаче. Этот случай забыть невозможно. Я высокая и сильная, если мяч у меня в руках и я на подаче, то мяч летел до самой сетки, а там другая девочка, замечательная спортсменка, умела направить мяч туда, где его и не ждут. А когда возле сетки я, то прыжок и мяч падал вертикально за сеткой с такой силой, что взять его практически очень трудно.

2) Была зима. Мне в ночную смену.  Мы сходили в кино, время еще оставалось, домой мне уже нет смысла и мы пошли, по пути к заводу на стадион. Я поднялась на трибуну повыше, а Валентин лепил снежки и кидал в меня. Первоклассный метатель копья никак не мог попасть. Его это видно было что задело. Это было не так просто, я же не сидела как пень, а уклонялась. Потом мне стало его жалко и я решила не двигаться. Но когда уже он бросил снежный ком, то глаза я успела закрыть, но снежка влепила мне в левый глаз, потекли с него слезы и заболел. Я испугалась, но он еще больше. «Чего же ты не уклонилась?» — а ты бы никогда и не попал! Платочка у меня не было никогда, а слезы бежали из глаза и он своим вымакивал слезы. Но пока мне на смену, по немножку, все утихло с глазом ничего не случилось.

3) На лавочке мы сидели нечасто, только чаще всего когда я была с ночной смены последней, поспать днем не удавалось, вот у нас во дворе на лавочке (домой не хотел уходить) я спала у него на коленях голова, а ноги на лавке. Но это не часто. А так, чаще всего, сидели на толстом бревне спиленной груши на круге над морем нашим.

Вид был сказочный. Особенно когда небо звездное, то словами не передать. Од водонасосной прожектор освещал море, не все конечно, а частично. В тот день был сильный ветер, были большие волны.

Сидели как всегда на том бревне. Как-то тоже было сказочно и тут Валентин говорит: Я всю жизнь мечтал на волнах поплавать! Снимает шведку, брюки, я не успела сообразить, что происходит как он уже был в воле. Я стала на краю кручи. Сначала я видела его голову, потом её не стало. Меня стало трясти, зубы стучали, а в мыслях было – только выплыви, только будь живой и знать тебя не хочу!

Больше я уже на воду не смотрела, закрыла глаза, ничего не соображала, зубы стучали и тут он меня, тряхнул сильно за плечи: «Что с тобой?» крикнул.  Я заикаясь говорю: Сними трусы, выкрути хорошо и оденься и иди домой. Повернулась к нему спиной.

Когда он оделся, подошел, взял за плечи спросил: «Да что с тобой?» Клацая зубами я сказала: «Я не видела твоей головы».

Я долго не могла уснуть, зубы уже не стучали, а просто какой-то озноб по всему телу. А мысли что я уже знать его не хочу уже не было.

4) Зима, лед, замерзло наше море. Луна, все видно как днем. И мы пошли на замерзшее море.

Валентин держит меня за руки, а я ерзаюсь на льду и языком чешу. Поскользнулась и со всего розмаху ударилась лобком об носок его ботинка. Он быстро меня поднял, посмотрел, а я и виду не подала, как было больно. Может если б я ударилась другим местом, то призналась бы. Но он то почувствовал силу удара и чем я ударилась. Посмотрел на меня внимательно и говорит: «Пошли отсюда, партизанка».

5) А это самое судьбоносное в моей жизни.

В одной смене со мной работал старше меня, уже отслужил армию парень Иван Белый. Он тоже учился в вечерней школе на 3-ем участке, а я на соцгороде. Программа была одинаковая. Задачки одни и те же. Домашнее задание по математике почти всегда мне решал брат Витя.  Когда Иван  приходил на смену, то говорил: «Валь, ты порешала задачи?» «Да, говорю, возьми в моем чемоданчике».

Я уже писала, что учебники я брала с собой. В свободное время и в перерыв я могла позаниматься. Но когда Витя не мог мне помочь по каким то причинам, то Ивану говорила я: «Поднатуж свои мозги и хоть раз подумай сам».

Так вот этот Иван любил по настоящему меня уже давно, но мне он был безразличен. А роль  в моей жизни сыграл большую. Бывало, где мы с Валентином и он тут же (но только не у моря)

И вот однажды пришли мы ко мне домой, уселись на лавочку и тут Иван с букетом цветов стоит у калитки. Ничего не говорит, просто стоит молча, а мы на него смотрим.

В нашем доме раньше с улицы росли большие вишни, орех, так что от лавочки где мы сидели на улицу с той стороны ничего не видно. И тут Валентин встает и идет к нему. А я ему в след: «Валик не бей его, мы работаем вместе».

Подождала немного – тишина.

Вышла на улицу, нет никого, пошла дальше вверх по улице уже на Куксину, там парочка стояла, спросила, не видели они тут двоих парней – один высокий,  а другой среднего роста и старше. Никто никого не видел. Странновато как-то стало. А утром пошла на работу. Увижу Ивана и узнаю что не будь.

Иван сам ко мне подошел и говорит: « Ну, Валя, я от тебя такого не ожидал?»

Стал вести себя, как будто он меня не знает. Я ждала вечера, когда придёт Валентин. Спросила его, что было, он сказал, что Иван больше не появится и больше не будем об этом говорить. Иван действительно нас не тревожил. Женился на Шуре – очень хорошая девочка и подходит по всем параметрам ему.

А Валентин стал вести себя очень странно. То ходили мы с ним в парке и на улице не под руки и не за руки, а за мизинец правой руки. Такой стеснительный паренек был, даже целовались как дети в щечку или в губы не раскрывая рта… А тут как кто-то его сглазил.

И тут момент. Родители уехали в Запорожье с Борей, Вовой, Витя в армии уже был, Тамара вышла замуж. И я осталась сама. И случилось то, что случилось.

А Иван изредка поглядывал на мой живот и однажды спросил: «Ты что Валя аборт сделала что-ли, ведь ты уже должна в декрет идти». Я показала ему, что он свихнулся. А в это время, я действительно уже была беременна, только ничего еще не знала.

И это был конец моей сказочной жизни.

Том №2

Когда все стало ясно, Валентин сказал: «Бери завтра паспорт и пойдем регистрировать наш брак».

Никому не говори, что б на меня не ринулись с кулаками.

Все так раньше было просто. В старой части города возле банка, какая-то можно сказать без ошибки, хатка – это и был ЗАГС. Расписались, получили свидетельство о браке.  Сходили в кинотеатр Ленина в кино, фильм назывался «Сын степей». За всю свою жизнь, не было такого, чтоб я до конца фильма не поняла, кто же там герой фильма.

Потом съели по пироженку, купили часы (они до сих пор у меня есть, если б починить, то может еще и работали). Потом пошли к нему домой знакомиться с его матерью Юлией.

Знакомься, мама, это Валя.

Ой какая девчина, какая девчина! Да женись ты уже Валик, чего ждать. Да и измучилась я уже я ждать тебя. Ты ж поздно приходишь!

Как же я могу жениться, мама, если я уже женат.

Да что ж ты мелешь сынок! У тебя то и девчины то не было.

Ну так посмотри мой паспорт, если не веришь.

Посмотрела и говорит: какая то Кожушанка. Да что это такое, Валентин, видя что перегнул палку, говорит, мама успокойся, это и есть та Кожушанка, мы только с ЗАГСа.

Пропускаю мелочи…

Договорились, никакой свадьбы материальной возможности ни  у кого нет, просто вечерок.

С моих: папа, мама и двое моих друзей Мая и Андрей.

От Валентина: несколько его друзей, учительница со школы, Лида и Захар, Женя и Дуся жили в то время в Германии.

Мои родители должны обеспечивать всякими овощами, Захар мясо. С едой никаких проблем не было, а вот дальше пошло кино.

Что ж мне одеть на этот вечер.

У меня было розовое платье крепдешиновое. Красивое, но чего-то не хватало. Был еще гарнитур – рубашка и трусы с кружевами новые.

Кружева я отпорола, в платье вырезала красиво впереди горловину и обшила тем кружевом. Получилось красиво, на ногах простые белые босоножки. На голове ничего.

Стол накрыт, все горсти пришли, а жениха нет. Не было моих, очень хороших друзей Майи и Андрея и Валентин пошел их искать. Но нигде не нашел, а как потом выяснилось, что у Андрея в селе сильно заболел отец и они туда поехали.

И вот картина.

Все готово, все сели за стол, невеста есть, а жениха нет. Мой отец вышел в коридор и потихоньку матюкаеться. Все на меня смотрит, а я сижу в полной растерянности, я  просто не знаю как я должна поступить. И тут является жених и говорит: Валя я их нигде не нашел! Их нет нигде! Выпили, закусили, снова выпили захмелели и тут кто-то орет. Горько, горько! Валентин поднялся, а я сижу. Все смотрят, кто-то тронул меня, а я на месте, поведение свое до сих пор объяснить убедительно не могу. Что б мстит ему за свое унижение, позор я не могла, не знаю!!!

Но он вдруг вышел из-за стола и ушел. Куда не знаю.

Я тоже вышла и пошла. В сарайчике у них была закрыта собака Белка. Она меня уже знала, потому что стол мы готовили вдвоем со свекровью. В сарайчике лежала солома я легла на неё, обливалась слезами и соплями, а Белка их облизывала и тихонько скулила. Я потом слышала, как ушли мои папа и мама. Потом совсем все стихло и я подумала, а что если все ушли и дом раскрыт, вышла со своего убежища и пошла в дом. Он действительно был открыт.

Пошла к столу, зашла на средину стола с противоположной стороны, села и ничего не знаю, что теперь мне делать.

Погода была скверная, сильный ветер. Сижу думаю и вдруг свет потух, мне чего-то стало страшно, я встала и решила выйти лучше и только ступила на порог ( не на улицу), а с этой комнаты, как прямо уперлась в кого-то, я не успела закричать, включился свет и то был Валентин. Все что было чистейшая правда. Прижал он меня к себе и стояли мы, одному Богу известно сколько. Потом сели, чуть поели и пошли спать.

А квартира наша в моей памяти самая лучшая.

Это был чулан. Двери были, окон не было, но свет был. В торце нашей этой комнаты стояла этажерка с книгами, это дедушкино Валика приданное. С южной стороны полуторная кровать – это мое приданное. Над кроватью ковер – одеяло, а на нем красивый огонь рисунок, тогда это модно у простых людей, на глиняном полу самотканая дорожка.

Станем на дверях и любуемся.

Так вот зашли мы после всего пережитого в свое жилище, счастливые, что живы оба, а дверь входную в коридоре не закрыли. Только улеглись, слышим кто-то зашел и прям к нам. Валик по дыханию сразу узнал, что то Захар и тихонько шепчет. Я лежала от стенки, а валик с краю.

Захар по его ноге (пьяный конечно) ведет рукой и бормочет: куда ты вот это попала, это ж такие гады, ты ж тут настрадаешься. А сам рукой лезет выше. А Валик его как двинет ногой. А он: «чего ж ты так, я же тебе добра хочу!» Ушел, а Валик потом пошел и закрыл на замок входную дверь. А меня попросил, что бы Лиде ничего это не рассказывала, там же твое детей и Галя четвертая.

А свекровь моя, когда никого уже не было пошла пешком к моим родным, надеясь, что я там, а оказалось нет, такое поднялось!!!  Мой отец сказал: Значит сваха, якщо з Вальою що случиться, я Валентина убью». Так сваток, его тоже нет! И опять бедная потепала назад домой. Когда пришла, дверь была закрыта. Ей что-то пришло в голову, что Валентин повесился и она бедная мать полезла в форточку и хоть она была худая, все равно сильно поцарапалась.

В кладовке дверь была, но не запиралась. Когда зашла туда и увидела, что мы спим, то опять бедная с поцарапанными до крови ногами пошла к моим.  Это примерно, как от универмага, только по куксиной.

Когда пришла, то сразу с порога: «Ой, сваточки дорогие, они оба живы и спят как голубочки».

Вот такая была свадьба.

Жили мы в этой кладовке до холодов. Потом дядя Саша тети Тамары муж нашел нам времянку. Недалеко от проходной ЮТЗ. Люди были хорошие,  и не дорого мы платили. Но и там не обошлось. Однажды Валентин поехал на соревнование,  а дочь моих хозяев Алла попросилась: «Валя, можно я у тебя заночую, а то у нас гости понаезжали. А я й обрадовалась. Легли вдвоем на нашу кровать. А под окном стояли вагоны на с наполненным бельем. И тут стук в окно. Алла говорит сначала посмотри кто там, может кто-то пьяный из наших гостей.

Стук усилился, я резко рвонула до окна и так косточкой на ноге ударилась об угол вагонов, что меня как током  пронзило. Пошкандыбала открывать (в окно я уже увидела, что то Валентин). А он заметил что кто-то еще есть, когда занавеску открывала и теперь меня отстранил  рукой в сторону, а сам пулей влетел. Увидел Аллу и просто сразу сел на коечку на кухне. У них там что-то не состоялось и их вернули домой.

Жили мы в этих людей долгонько. Потом ты родилась, я еще не работа была в декретном отпуске.

Потом тетя Наташа, наша хозяйка сказала, чтоб освободили временку, Алла замуж собралась, им нудно подмарафить времянку и она с мужем будет жить.

Дедушка Митя предложил нам отремонтировать сарай – это дядя Вова сейчас живет. Там надо было помазать стены, потолок. Плиту дедушка сделал. Валентин сделал окна, дедушка Митя его очень хвалил «Пацан, а так качественно сделал оконные рамы. Ну он же закончил строительный техникум.  Все сделали, заходи и живи. За это время Валентин еще кое-что заготовил для строительства собственного дома. Он работал на строительстве 3-го цеха на ЮТЗ бригадиром, потом мастером. Бригада у него была из бывших заключенных. Валентин исполнительный, строгий, и это некоторым не нравилось. Дедушка Митя подыскал на план, для строительства собственного дома. А прораб сказал Валентину поможет. Ты парень способный и все будет окей.

И тут это происшествие с Тетей Тамарой и дядей Саша. Нас выгнали. Но и это еще не помеха была для строительства собственного дома, а тетя Лида. Теперь уже Валентина сестра.

Фероспалвный завод только начинали строить: что ты, Валик, там на той стройке зарабатываешь, переходи на НЗФ и квартиру быстро получишь и денег будешь больше зарабатывать.

Сама на Молокозаводе всю жизнь проработала и должна до глубокой старости.

Молодой парень, сколько ему тогда было 22 года, послушался старшую сестру. И все пошло, как пошло.

А выгнали нас вот почему.

Был какой то праздник бабушка с дедушкой уехали в Запорожье к родственникам. К нас пришел дядя Саша, тети Тамары. И мы отмечали тот праздник втроем. У дяди Саши привычка, как подвыпит, лезет обниматься, целоваться.

Так было и в тот день. Все норовил меня чмокнуть. Валентин терпел, терпел да и врезал ему один раз. Я не думаю, что это было так катастрофически – упал на кровать, потом сам поднялся и ушел.

Тетя Тамара работала на тот момент в комитете комсомола. Секретарем в то время был Прудков. В тот день я работала, а Валентин в первой. Только начали. Нет, я тоже в первой. Где то, ближе к обеду, пришел ко мне Валентин в цех. Таким я его никогда не видела. С трудом я поняла, куда я дожна пойти и посмотреть.

Я в рабочем халате с грязными руками. Это же ТВЦ-1, трубы углеродистые, сажа, лето, пот – понятно как я выглядела.

В то время на остановке «Никопольской» это против больницы стоял огромный стенд, вещи в карикатурной и стихотворной форме за какие либо плохие поступки.

Нарисовали там Валентина отъявленным бандюгой, а в стихотворении, где была всяка чушь, я запомнила на всю жизнь – бьет жену и тещу.  Этим стендом управлял комитет комсомола. Понятно, что это была работа – Тамары. Комитет комсомола располагался в здании на проходной завода, на 2-м этаже.

Что со мной было, только представить можно. Во первых – то была страшная ложь. За всю жизнь Валентин, чтобы не случилось, не поднимал руку на меня и на мою маму, тем более.

Я зашла в кабинет где сидела царица Тамара за столом и влепила грязной в саже грязной рукой пощечину.

Я не оправдываю себя за  этот поступок и до сих пор. На то, что прочитала и я увидела затмило разум мой. Что Тамара наговорила папе и маме я не знаю до сих пор. Нас выгнали с ребенком на улицу. На папу и маму я зла не держала и не держу. Я ударила сестру! А шло все так хорошо и все рухнуло.

Переехали мы на Упорный переулок. Нашли няню, девочка с этого переулка. Люди вроде хорошие. Но я сильно скучала за Борей, но пойти туда не могла обида давила меня за горло.

А я пропустила одну очень важную вещь.

На том телевизоре ( так называли тот стенд) было опровержение. Настоял тренер Валентина, хлопцы с техникума. Но было уже поздно. Валентин лежал в больнице инфекционной с кровяным поносом, подозревая дизентерию. Но так и не обнаружили и не могли найти причину. А тут как раз приехали в Никополь врачи с Днепропетровска. а лечащий врач Валентина с одним из них посоветовался по поводу Валентина. Кровотечение остановили, дизентерию не нашли, но и причину тоже. А тот ему сказал: «Похоже его нужно было положить в неврологию, с ни что-то произошло, поговорите с ним». Но врач не с ним поговорил,  а со мной. Я все ему рассказала. Валентина выписали с больницы.

А на том Упорном переулке мы прожили до конца сентября, точно не помню, знаю только, что листья уже начали опадать на виноградной лозе. День был солнечный теплый. Я помогала своим хозяевам обдирать сорго. Это такое растение из которого делают веники.

Я, дед ихний, невестка и бабушка. Таня гуляла во дворе. Её все любили. Здоровенький, не капризный ребенок, никому никогда не надоедал. И вот стоит она, смотрит что мы делаем и вдруг подбегает ко мне, ухватилась за мою руку, плачет, перепуганная такая, а сама смотрит на куст винограда во дворе. И все туда посмотрели, а она дрожит вся. Дед встал и пошел, а мы с бабушкой посмотрели одна на одну и все поняли.

Однажды Таня гуляла во дворе, а я в  доме гладила, а бабушка дала и свое что-то погладить и  сказала: « А я за Таней присмотрю». У них плита была на улице. И вдруг Таня закричала, что я выскочила и бабушка прибежала. Таня держалась за попку и плакала горько. На попе пролегла полоса, похожая на ожег. Бабушка говорит: «Та я ж на минуточку отошла». Но все равно было непонятно об что и как это получилось. Прошло время, та полоса сошла, но бабушка как-то сказала. Та шось воно на ожег не похожэ. И все поняли, чего Таня так испугалась и закричала. На виноградной ложе она увидела батиг (плетка) которым скотину погоняют.

И я решила, что жить я там не смогу. Не могу видеть деда, который за какой-то кудрик (виноград так назывался) ребенка батогом стегонул,

Иду с работы, спазмы давят за горло, слезы бегут, а тут на встречу дед Демян: Валю та може воно такэ, чого ты плачеш, раскажы!. «Іди до нас жыть, мы  же хату достроили перейшлы туды, а времянка пуста»

От там мы прожили не очень долго, но счастливо. Дед Демян сказал, чтоб няньку не искали. У них у самих было уже двое внучат, чуть старше Тани. говорит, что где двое там и третий не помеха. Таней нахвалиться не мог. Говорит как-то: «Оцэ дытына, наїлося и танцюэ, а за своїми онуками з ложною по двору бігаю, щоб їх накормыть! Пережили мы здесь осень, зиму и половину лета и получили квартиру на две семьи. Две комнаты по 12 кв.м. наши и одна большая комната другой семье, общая кухня. Это были деревянные домики 2-х этажные и 2 подьезда.

Расположены они где сейчас теплосеть и  школа. Это напротив универмага, чуть дальше к югу. Они сейчас там есть. Комнаты разделены наши, комната соседей. В угловой комнате поместились мы с Валентином, а в другой свекровь моя, бабушка Юля и Таня. Но она там только спала ночью. Но и там мы жили не долго. Родилась Инна и у соседей родилась Лена. Бабушка Юля и Катерина часто сорились. Зачинщиком была чаще всего свекровь моя.

Однажды Катерина понесла постиранное белье на улицу сушить. Зима была холодная. Пока развесила пальцы окаченели. Входная дверь была рядом с дверью бабушки Юли. Катерина вышла, а она закрыла входную дверь. Замерзшая Катерина вернулась, а дверь была заперта. Катерина постучала, а свекровь не сразу пошла открывать, а ведь у Катерины там еще и ребенок спал. А я первый раз, когда она постучала ничего не слышала, наша комната угловая и совсем в стороне. Но когда постучала громко я пошла открывать, то в это время Катерина вдарила свекровь корытом. Я фактически свидетель. Катерина сказала: «Валя, я окоченела, посмотри на мои руки, ведь она же видела, что я вешаю белье, пелёнку, зачем же она закрыла дверь на замок?»

Свекровь подала на неё в суд, но суд ей присудил штраф 20 рублей (это сейчас 200) с нашего дома защищать. Они утверждали, что не раз слышали как бабушка Бля обзывала по всякому, а Катя хорошая женщина и ударить бабушку не могла.

Свидетелей не было, а меня хоть бабушка Юля и записала в свидетели даже и не спрашивали, потому что я родственник пострадавшей.

С этого пошли одни мученья. Ведь кухня на двоих. Мы все уходили на работу, а те две оставались сам на сам.

Но я тогда не страдала. Всю свою искалеченную жизнь свекровь сгоняла на катерине.

И нас расселили. И тогда для меня пошла не жизнь, а настоящее пекло. Была у бабушки Юли крестница Тамара.

Судьба бабушки Юли тяжёлая.

Был закон у середняков хлеб не отбирать, а только у кулаков, а начали отбирать у середняков, и ваш дедушка Василий выступ на общем собрании: «Сказала – это нарушение закона!» Домой он уде не вернулся, арестовали как врага народа.

А бабушка Юля в то время уже была беременна Валентином. Запоздалый ребенок, как Боря у моей мамы. Дядя Женя и тетя Лида уже учились в институтах. Их исключают, как детей врага народа.

Но дядя Петя, брат из отца, добился и их восстановили. Это был не простой человек, а майор авиации (данного округа) точно не знаю. Погиб 1941 года прямо на аэродроме, во время бомбежки.

А бабушка беременная пошла искать, куда ж дели её мужа. Куда, только не обращалась, все глухо, а вернулась их дом ограбили и дважды. Родила Валентина и с маленьким ребенком ходила по поденным работам за харчи. Одному только Богу известно, что пережила эта женщина.

Ее маленький сын Валик заболел менингитом. Это страшная болезнь, выживают редко, даже в наше время. В палате было трое детей с таким же диагнозом, выжил только Валик. Было ему тогда два годика. Дядя Женя, все свое свободное время, носил его на руках, пока и миновала опасность.

Прошли годы.

Дядя Женя и тетя Лида уже имели свои семьи. Бабушка Юля жила у тети Лиды. Потом её купили отдельно жилье. Кусочек частного дома, где мы потом с Валентином и начали нашу совместную жизнь.

Еще до нашей женитьбы бабушкина крестница Тамара познакомила её с одним мужчиной Колей. У него была уже семья и дочь.

Отношение у бабушки Юли с  ним были вроде серьёзные. Он собирался оставить семью и к ней перейти. И тут случилось так. Он совсем перестал к ней приходить, без каких либо объяснений. И тут эта Тамара – крестница приходит к ней и говорит: «Коля наехал на кого-то и теперь он в тюрьме ( он работал шофером) и не в Никополе, а не знаю где.

И вроде у этой аферистки есть знакомый милиционер через которого можно будет тому Коле помогать.

Бабушка Юля, изведав в своей жизни все что казалось ей мужа, когда она так и не узнала куда его отправили в тюрьму, доверилась этой Тамара и пошла на поводу. Каждый месяц приходила к ней за деньгами для Коли, как она говорила, а передавала якобы через знакомого милиционера.

Дядя Женя каждый месяц пересылал ей деньги, но ей оказалось было мало, и она подала на него в суд на алименты. Но суд присудил ей меньше чем дядя Женя сам ей пересылал. Это все было до нашей с Валентином женитьбы.

Когда нас расселили и мы жили уже на площади возле танка, то  лоя меня лично наступил ад.

Еще до этого Тамара сказала бабушке Юле, что у Коли заканчивается срок, но он так истосковался по ней, что решил бежать, но его поймали и еще прибавили. И вот и тот срок уже кончился.  Я была во 2-ой смене и к бабушке Юле пришла эта аферистка и сообщила ей: «Коля к вам приходил, а Валя его не пустила и еще пригрозила, что милицию заявит если он будет приходить».

И пошло. Она возненавидела меня всей своей лютью, и чтобы я ей не говорила, без полезно.  Я ей говорю: « Вот три для я буду в первой смене, свяжитесь с вашей Тамарой, пусть она сходит к нему и пусть он придёт и меня дома не будет». «Ага, Кожушанка (теперь у меня уже имени не было) он прийдет и тут его опять милиция сцапает». «Почему же так, он же уже отсидел свое» — «Ты их подговоришь!» — «Зачем» , говорю – « А кто же тебе будет детей нянчить» — «Так они в садик ходят».

И не выдержала я: « Да вы себе не представляете, как бы я благодарила этого Колю, если б он забрал вас от нас, а Тамара ваша врет вам, он как сидел так наверное и сидит, потому что никто не приходил. Да и есть ли он вообще. Сейчас другое время. Вы могли бы запросто узнать, где он сидит, съездить туда и поговорить с ним.

И вот она за все эти годы его увидела. Но лицом к  лицу, а на расстоянии. И теперь была уверенна, что я действительно его не впустила и вообще что я во всем виновата. А я была виновата только в том, что думала, что такого человека вообще нет, потому что начала всего этого я вообще не знала.

А когда бабушка Юля сама его увидела, то посмотрела на меня так, что у меня мороз по шкуре пробегал.

Обычно я спала с краю, а Валентин от стенки. А в ту ночь на оборот. Я почему то оказалась возле стенки.  И вот мне сниться: что его мама стоит над ним с ножом, глаза злые, страшные. Я подумала, что свекровь думает, что это я ведь всегда спала с краю. Сон был настолько ясный, как будто это в реальной жизни.

Я проснулась, меня всю колотило, муж спит, свекрови возле нет. Но услышала, что она не спит. До утра я уже не спала, а утром сказала Валентину: «Все Валик, я больше не могу. Я забираю детей и ухожу к родителям, я боюсь твоей матери. Всегда когда терпение мое лопалось и я ему жаловалась, он только просил не обращать внимания. Он любил свою мать, жалел её, никогда не повышал на неё голос. Он сказал, сколько она выстрадала. Но я то в чем была виновата? Я настроена уйти решительно и он тогда срочно попросил приехать Женю – старшего своего брата.

Женя приехал быстро, нас всех выставил за дверь, а свекровь оставил. Потом ушел и сказал: Валя, дождись меня и ушел. Он не быстро вернулся, но не сам, а с Колей и Тамарой.

От свекрови он строго потребовал адрес Тамары той, а у неё адрес того Коли.

Как выяснилось этот Коля не был ни в какой тюрьме, никого он не травмировал да еще и на смерть. Отношения у них с Юлей действительно были и он действительно обещал ей перейти к ней жить. Но серьезно заболела его дочь и он не смог оставить свою семью. А к Юле решил просто больше не пойти. Та Тамара решила воспользоваться ситуацией и придумала целую историю с тюрьмой. Бабушка потом показала почку писем от Коли, якобы через знакомого Тамаре удавалось доставлять бабушке Юле. Письма, какие только  бывают в романах.

Когда дядя Женя привел их обоих к нам и бабушка его увидела и он ей все рассказал, странное дело, то очень странно!

Она свободно как-то засмеялась и сказала: Ну вот и все закончилось и не печали, ни злости. А Тамара той сказала: А на место Коли ты сядешь в тюрьму». Дядя Женя и собирался подать на неё в суд, Валентин запротестовал. Свидетелей никаких, сколько денег эта аферистка выманила у бабушки, письма которые бабушка получала она сама не хотела афишировать, к тому же у этой Тамары был малолетний сын. Она просто сказала: «Я сама виновата!» А Валик и рад был. Деньги не вернешь, только все закончится на смех людям.

Бабушка Юля в это уже время была больна – рак. Сначала лежала дома, а потом положили в больницу на 3-й участок. Там была гинекология тогда.

Теперь я уже была не Кожушанка, а Валя. Я за ней ухаживала, медсестра показала где стоит бак с хлоркой, чтоб я, уходя, мыла руки. У неё бедной в левом боку внизу образовалась дверка и оттуда вытекал гной. Я её обмывала как модно в таком состоянии, умывала расчесывала кормила и уходила.

Тетя Лида проходила, еду приносила и все. Посидит и уйдет. Валик тоже, но ведь он мужчина, что он мог сделать. Однажды мне 2-ю смену, я не успевала пойти в больницу в тот раз. И Валик не пустил меня домой когда я пришла. Я могла бы пойти к тете Тамаре тогда, ведь  она жила рядом.

Но я пошла к тете Лиде, ведь это её мама. А я ведь могла и вообще не ходить, за все пытки от неё. И пошла я к тете Лиде, сказала, что меня Валик выгнал зато, что я не пошла в больницу.

Я пришла, они конечно все спали, собака гавкала, разбудила. Приколотились всю ночь…

Утром я пришла домой, знаю что меня пустят, Валику на работу, а дети сами. Пришла двери были не заперты, а он не смог скрывать свою радость, посмотрел на меня с благодарностью и ушел. Он вообще не умел долго сердиться и мирился всегда первым. Эта прекрасная его черта всегда выручала на сот всяких семенных неурядиц. А я как раз лишена была этого качества.

Когда свекровь умерла утром рано, а  я пришла, медсестра сказала: Ваша мама сегодня утром умерла. Она боялась, что я может начну кричать, плакать, взяла меня за руку, но ничего такого не произошло. Я еле скрыла свою радость. «Кто посмеет меня осудить, мои муки кончились».

Тогда медсестра спросила: «А кто вы ей?» — Я невестка». «А она говорила, что вы её дочь». Вот так бывает в жизни. В этой квартире суждено было мне еще изведать муки ревности мужа. Тогда он еще учился в институте вечернем на площади против танка. Была зима суровая, плохо топили. В квартире было холодно.

Валик уехал в Днепропетровск сдавать сессию. А я была в отпуске. Таня и Инна обе заболели краснухой. Меня пришли проведать с работы Варя и Люда.

В то время шла какая-то предвыборная компания. Агитаторы ходили просто по домам.

Пришел, поговорил, Люда его еще чем-то рассмешила и ушел.  Приехал Валик, дети выздоровели, а я уже пошла на работу. Прошло время, я принесла с работы рабочий халат в стирку. Выложила с карманов рабочий блокнот, ручку и понесла стирать.

А Валентин взял блокнот, ему интересно было, что я туда записываю и увидел рисунок: Лежу я на кровати голая, а рядом стоит мужик (подпись –депутат) и еще – Кожушана в отпуске. Я сразу догадалась, чья это работа. Люда конечно же, Варя б такого б не сделала. Блокнот я часто оставляла на рабочем столе.

Что с Валентином творилось страшно вспомнить. Я рассказала ему как на самом деле было, но он одно твердил: «Расскажи мне правду». Мне ничего не оставалось, как привести Люду и заставить её рассказать как понимать такую  чушь в моем блокноте. Накинула я свою шубку на легкое платье и пошла к Люде. Жили они за ЖД вокзалом, там такой поселок есть и сейчас. Она с мужем уже спать собирались, прошу её пойти и рассказать все как было. Говорит: «Я просто пошутила». А муж её говорит: «Никуда она не пойдет, на ночь глядя, а если твой муж дурак, выгнал тебя чуть не голую, то это его беда.»

Я пришла, все рассказала, а сама какая-то отупевшая стала, мне стало все равно что дальше будет. Интересно, что на улице был мороз порядочный, а я его тогда и не почувствовала. Сказала Валентину:

Найди того депутата и поговори: вспомнит ли он квартиру, где на диване лежала двое детей с краснухой, троих женщин одна из маленькая, черненькая, шутница, хохотушка. Именно она тогда шутила над ним, смеялась. Она просто такая по жизни была.

Пережила и я однажды муки ревности. Было время когда автобусы ездили без кондуктора. Билеты просто можно было купить где угодно в любом магазине. Стоимость одного билета 5 копеек. Продавались пачками. Но ты можешь купить сколько ты попросишь. Валентин всегда покупал не меньше 10,  а я не больше 4-х, чаще на сдачу.

Был выходной, Валентин оставался дома с детьми. Может я бы и не стала его читать, если б не увидела слово Валя. И прочитала на свою беду. Письмо было такое любовное, такое ласковое, и маме чей то очень понравился.

И адресовалось не женщине, а мужчине.

Как я до цеха добралась не знаю. Работать не могла, как столбняк напал. Работала я тогда старшим контролером. В моем подчинении быои три женщины Оля, Ира и Любовь Ивановна.

Они сразу поняли, что со мной что-то неладно и сами работали молча. На третий день они попросили нашего мастера, чтоб он поговорил со мной. Любовь Ивановна подошла ко мне и говорит: «Валя, тебя Юрка вызывает, в канторку». Я пошла, а он прямо с порога:

«Рассказывай, иначе до работы не допущу!». Он сам когда-то пережил подобное и я как на духу все выложила. Была еще только середина смены но он отпустил меня домой и сказал: «Если ты не поговоришь с мужем то с ума сойдешь».

Мы уже жили тогда, где сейчас я живу. Было воскресенье и Валентин на кухне сам облаживал плитной панели. Я пришла, но не могла и не знала как начать. Детей дома не было. Я разделась и молча улеглась на кровать, с головой укрылась. Я никак не могла решиться.

Ну тот он зашел и закричал:

«Да что с тобой происходит и сорвал с меня одеяло, третий день ходишь как чума ходячая!»

Говорю: « Я нашла письмо в твоем кармане». И тут он как-то совсем спокойно говорит: «Вставай, одевайся и сходим в одно место, это недалеко!».

Пошли молча:

Да совсем рядом по ул. Дружба сразу второй дом за магазином.

Вышла женщина, удивилась и спросила: «Валентин Васильевич, что случилось!» — У вас сохранилось то письмо, которое вы мне приносили» — нуда, сохранилось, я его храню тщательно, как вещественное доказательство и засмеялась, а что случилось?»

«Моя жена имена возможность его прочитать». «Ну так что? И тут же поперхнулась, аж закашлялась и вы наверное подумали, что оно адресовано вашему мужу!

Валентин тогда был секретарем парткома какого-то, не помню цеха. Подруга этой женщины работала на почте. Она знала, что её муд получает письма до востребования и проговорилась как-то. А та попросила её еще если придет письмо, чтоб она ему не отдавала, а принесла ей. Её мужа тоже было звать Валентин. Он был коммунист и его жена принесла то письмо в партком к Валентину Васильевичу, чтоб её мужа «пропаботали хо         рошенько!»

Шли домой молча. Он понимал меня, сам уде разок пережил подобное и только сказал: «Ото не лазь по карманам» и засмеялся, что с ним нечасто бывало. А потом говорит: «А я, судя по твоему поведению, подумал, что это ты меня уже совсем разлюбила, но не знаешь как признаться?».

Дети мои! Дальнейшую нашу жизнь вы и сами уже знаете.

Был один эпизод в моей жизни, ничего не значащей, но интересный.

Мы жили тогда возле танка. А работала я в то время в ТВЦ-2 старшим контролером ОТК. Работа была ответственная. Трубы шли на самолеты, ракеты, подводные лодки.

После нас трубы выборочно принимали на качество два военпреда. Если обнаружат на перескопе хоть в одной трубе брак, могли забраковать весь пакет. Каждая труба в пакете имела свой номер. За каждую трубу расписывался контролер в особой книге, перескопист, стелоскопист, наружный осмотр, геометрия (диаметр и стенка). И всю эту работу выполняли: я Света Демина и Катя Глущенко. Принимали нашу работу два военпреда: Коля Мирошниченко, добрый такой, успокоит сначала, а Гончар Анатолий, совсем другой. Приходил как генерал, строгий такой.

У меня в этот период жизни было странное чувство. Физически моя работа была не трудная. А главное смена проходила быстро. Может сознание того как значителен был мой труд и не только мой, а  и всех кто к этом причастен.

Марка стали этих труб ЭП-79. В моей трудовой книжке она есть. Каждый пакет закреплялся за одной сменой. Как-то пришел начальник цеха, уже почти в конце смены и спрашивает: « На какой стадии находится 21-й номер трубы?(номер пакета не помню) –«На пескоструйке. Внутри маленькая точка, песком не удаляется, если после повторной обработки, она не исчезнет, будем браковать.» «А вырезать это  участок, в случае брака нельзя?» -«Нельзя, они идут по шаблону».

За каждую  трубу контролер расписывался. А мастером у нас там был в то время Люким Геннадий Дмитриевич, лучший друг Севы, папиного однокурсника.

У каждой трубы был свой паспорт. Велась книга, где записывались данные на каждую трубу.

Например: замерил контролер стенку микрометром и расписывается за каждую трубу в книге.  Трубы эти очень дорогие были. Уходя, начальник цеха спросил – «А вы что, знаете автобиографию каждой трубы по памяти?» — «Нет, по памяти, это уже преступление, каждая труба имеет свой паспорт».

Но потом этот отдел ЭП-79 ликвидировали, причину не знаю, а работников его распределили по другим отделам цеха.

Но на этом периоде жизни моей был еще один интересный период.

Был в нашем отделе электрик имя вспомнить не могу. Он вообще обслуживал не один наш участок. Если он нужен был, то вызывали его треся гудками.

Высокий, обаятельный парень.

Мне бы и в голову не пришло, что он мог бы в меня влюбиться. Я могла свободно с ним говорить, о чем угодно, даже о том, как Инна на горшок садилась, но трусы не снимала и тогда не могла понять почему в неё трусики мокрые и произносила очень длинное и…..и!

Ручки, ножки растопученые, глаза на выкате и это длинное и. Как Тане не говорила возьми меня папа на руки, а просто протягивала к нему руки и говорила: На! А он дразнил её: «Ну давай мне доченька, что ты мне даешь».

А тот электрик (имя вспомнить не могу) слушал внимательно, иногда взахлеб смеялся.

И один раз кто-то из детей заболел и я целую неделю не работала. И эту неделю электрика того в отделе никто не видел. Ничего как раз тогда и не случилось по электрической части, поэтому никто ничего и не заподозрил, кроме цехового бригадира Вити. Хороший такой мужчина, некрасивый, но умный и вообще, кроме невзрачной внешности, недостатков у него не было.

Так вот мне он и говорит: «Валя, остерегайся (имя назвал) вспомнить не могу. У тебя муж, дети, а он липнет к тебе. Да что ж ты выдумываешь, чушь какую-то. Тебя неделю не было и его здесь не было. Я даже вызвал его гудком, думал, что может заболел, ну мало чего могло случиться». Но он пришел, спросил в чем дело, а я сказал что кто-то из наших пошутил, может девчонки Света или Катя. А он развернулся и ушел. А вот ты пришла и он тут как тут и уходит только тогда, когда его вызывают с отдела по гудку.

Я теперь не вступала в паполки с ним, все время находила себе работу. Но вот была 2-я смена. Мы жили тогда возле танка, сколько там идти от остановки до нашего дома, оглянулась ( у меня была такая привычка, посмотреть кто сзади идет, ночь все таки). Вижу он, остановилась спросила, куда он идет. «Никуда, тебя провожаю» — Зачем меня провожать, тут 2 минуты и я дома». На второй день тоже самое.

Последняя 2-я смена, а у папы выходной суббота. Говорю ему: не могу бы ты сегодня меня встретить с работы. И взяла все ему рассказала, только говорю, без драки, он хороший, заблукал немного.

И вот вышла, оглянулась, идет опять хотя я его предупредила, а сегодня меня муж будет встречать» — С чего бы это, он никогда тебя не встречал! Ну ладно, иди говорю!

А с папой договорились, что он выйдет с подъезда при выходе з скверика.

Идем и я ему говорю: «Ты же замечательный парень, зачем тебе я. Света, Катя – какие хорошие девочки, а на безриске (отдел такой был) там одни дивчата, выбирай какую хочешь! Молчит, а тут конец пути. И тут  папа выходит, подошёл, немая цена. Потом папа первый нарушил молчание.

«А ты тоже здесь живешь? и назвал его по имени»

А тот смотрит расстерянно:

«Прости меня, Валентин, и мне и в голову не приходило спросить Валю, кто её муж. Я пошла, а они еще остались поговорить

Был у нас выходной, а когда пришла на работу то его уже даже в нашей смене не было. Пришел по вызову другой электрик, сказал, что с тем поменялся сменами и вообще отделом. Что тот теперь аж на первом переделе, это конец цеха с западной стороны.

Но самое интересное! Получили мы квартиру вот эту же 4-х комнатную. Мусор приезжала тогда машина забирать.

Выхожу с ведром, подхожу к машине, а тут поворачивается мужчина, который уже высыпал свой мусор. Это был он, я улыбнулась, удивилась очень, но он и вида не подал, что меня знает. Был он тогда женат. Квартиру получил во втором подъезде на 2-ом этаже.

Жена блондиночка, симпатичная, только если бы была чуть повыше. Встречались мы частенько возле машины с мусором, но он даже не здоровался, и делал вид что вообще меня не знает,  а потом и вообще куда-то выбрались или уехали, ничего дальше не знаю.

А вот, вообще, эпизод из моей жизни, очень важный.

У тетя Тамары были подруги Зоя и Клава.

И вот однажды они собрались на городской пляж и меня с собой тетя Тамара прихватила. Купались, загорали и тут (я не знала никого из той компании) пригласили нас на лодке покататься. То были знакомые Тамариных подруг. Я помню только дядю Сашу, а кто еще с ним был абсолютно не помню.

Однажды на берегу, а мы поехали. Отъехали достаточно далеко от берега. Смеялись, шутили, а дошутились, что лодка перевернулась в верх дном.

Тетя Тамара скомандовала: «Валя, плывем к берегу. Она знала, что обе подруги её плавать не умели и могут и нас потянуть на дно. А недалеко от берега стояла баржа не знаю почему. Цель была доплыть до неё передохнуть, а потом до берега.

От того места где лодка перевернулась баржа была далеко, но это зрительно казалось, что наоборот. Плывем, а дядя Саша испугался з нас и поплыл за нами, догнал, спросил меня: Валя, сама доплывешь? «Да говорю». А Тамару взял на буксир и вперед. А я, хоть и сильная но почувствовала что начала уставать, а баржа казалась что вот-вот рядом, да ничего подобного. В нормальных условия я могла бы  лечь на спину и отдохнуть, но не сейчас. Нужно плыть вперед. Тетя Тамара и дядя Саша уже были на барже и вместе с другими зрителями наблюдали за мной.

Казалось вот она баржа, а я все плыву. Доплыла, мне помогли выбраться на баржу. И я точно знаю. Если бы не Сашка то мы бы с Тамарой потонули. Если я, хороший плавец, крепкая та ели доплыла. Е бы я не бросила, а пошла на дно вместе с ней. Страшно представить состояние наших родителей, если б это случилось.

И когда Тамара попрекает меня, что его ( вот за теперешние поступки защищаю) то я не понимаю, как можно забыть кто тебя спас, да еще придумать такое, что это он сам подстроил. Ведь никто не поплыл, остальные держались за лодку, пока за ними приехала. Да и я сама не поплыла бы если б не скомандовала. И всегда она ищет кого-то виноватым, потому что сама больше всего любит себя саму.

А я всегда буду благодарна Сашке зато, что мне суждено было узнать что такое по настоящему полюбить человека, иметь от него детей, внуков, которых любишь и готов за них умереть, если б моя смерть могла сделать так, что б все их мечты сбылись!

Спасибо тебе Дядя Саша за все это!

Хочется мне хоть немного написать за Борю. Общего нашего семейного любимчика. Учился хорошо в нашей семье вообще-то тупоголовых не было, что касается учебы. В каком то классе было, я не помню, была в школе проверка детей на музыкальные способности, то есть на слух. Вызвали в школу родителей. пошла бабушка Катя. «У вашего сына уникальный слух. Хорошо бы было, если б он ходил в музыкальную школу.» Семья бедная (голодные и раздетые мы не ходили, конечно) но бабушка с дедушкой все же купили баян и Боря стал ходить в музыкальную школу после уроков.

Родители считали, что это может в его жизни пригодиться. Будет играть на свадьбах и будет какая-то денюжка. Тогда свадьбы в ресторанах не справляли, а дома, нанимали музыканата. Ходил Боря в музшколу, ходит пятерки приносит за уроки, все путем. И тут вызывают родителей в эту школу и сообщают, что ихнему сыну лучше  не ходить в их школу, ведб вы семья бедная, для вас каждая копейка дорога. Вы будете платить за него, а музыканта с него не выйдет. «А за что же вы ему пятерки ставите?» «Потому что он на 5 и играет, но он никогда ни на ноту больше не играет, чем ему задавали. Похоже, что ваш мальчик очень хороший, исполнительный, но музыка – это не для него. Он еще себя проявит в чем-то другом,  я уверен!»

Бабушка тогда очень обиделась на учителя. Но в музшколу Боря больше не ходил. А баян долго стоял в доме, а потом и совсем переселился на чердак. А потом вроде как Юра ихний его забрал, но точно не помню. Это было в 9-ом классе Бабушка пошла работать в заводоуправление уборщицей. Однажды она убирала кабинет, где работали архитекторы и геодезисты. И бабушка услышала их разговор. Нудно было им перечертить какой-то сложный чертеж на ватман, а некому. А бабушка говорит: «А мой сын мог бы вам помочь. «А сколько же ему лет? – «Он учиться в 9-ом классе». Они засмеялись, а бабушка Катя сказала: «Зря смієтеся!». Они согласились.

И вот когда Боря выполнил эту работу, а главное, нашел в чертеже том ошибки, те были в шоке.

И сказали: «Теть, Кать, вашему сыну нужно поступать в архитектурный институт.»

Сначала он поступил в Киев, а потом бросил. Сказал что это ему не нравится – это гражданское строительство, а ему хотелось проектировать красивые здания. Он сказал, что хочет поступить в Москву. И тут, если б бабушка и не выплакала, не умолила начальника военкомата, его б забрали в армию.

Но потом военком сказал: «Хорошо! Но если не поступит, сразу же загудит в армию!»

Но он поступил, хотя и не все было так просто.  Вывесили списки всех кто не прошел – и там оказался и Боря.

Стоит – растерянный, расстроенный, убитый наповал.

И тут подходит военный и спрашивает: «Кто не доволен своим результатом?»  — Боря сказал я». Пошли со мной. Его дочь тоже не прошла, а он был уверен в обратном. Пошли. Нашли работу и его дочери и Бори. И обе работы отменные. Оправдались – ошибка, вышла»

С этой девочкой Боря дружил. Он даже нарисовал её и тот рисунок был у моих родителей. Замечательная девочка была но умерла – насколько я помню  — рак крови.

Тяжелейшие годы учебы, почти без поддержки, на одну стипендию.

За Вову знаю мало. Но знаю, что он любил математику.

И очень важное для меня самой. Когда он еще был маленьким, красивый такой был и еще в то время, для меня не забываемое, ходил в матроском костюмчике.

Почему не знаю и никогда уже не узнаю! Меня мучил один и тот же сон. Как будто Вова умер, а я ношу его мертвого на руках плачу. Ужас!

И чаще всего, когда я бывало шла в плавню на огороде что-то делать, сама без Вити, то вспоминая такой сон, я шла заливаясь слезами, сама того не замечая.

И вот как-то шла мне на встречу с плавни тетка Верка. Пришла домой и маме говорит: Катерыно, шо у вас таке случилось? Застріла Вальку зарёвану, вона пройшла, мєнє дажє і не побачыла!

Затем эти ужасные сны исчезли. Но я до сих пор иногда думаю: «Что они означали?»

А Витя сам обещал о себе написать. Ему то есть о чем вспоминать!

Древнегреческий философ Сократ советовал людям: «Если ты хочешь что-то сказать, просей свою речь через три сита.

  1. Правда ли то, что ты хочешь рассказать?
  2. Действительно ли то, что ты хочешь сказать нечто доброе, созидающее?
  3. Так ли уже необходимо рассказать твоему собеседнику то, с чем ты пришел?

Я 2-3-е правила не соблюдала! Слишком непреходящая с годами боль! Я сама уже одной ногой в могиле и понимаю, что я обязана по законам Библии простить свою сестру.

На словах я уже много раз повторяла: «Тамара, я тебя прощаю!» Но потом чувствовала, что то только слова, а сердце мое прощать не хочет.

Возможно потому, что она наотрез отказывается от своей вины и заявляет: «І хто ж цє такє зробыв?»

І это тогда, когда мы только оженились с любовью настоящей, не придуманной и была у нас уже Таня, которая только начала ходить!

Господи! Помоги мне простить мою сестру не на словах, а сердцем и её прости. Во имя Отца и сына и Святого Духа, пожалуйста, сделай это.

Вспомнила один очень интересный случай. Родители в Запорожье. Был праздник «Пасха».

Я дома сама с Борей была. Ему было тогда лет 6-7, точно не помню, но посчитать можно. Валентин взял билеты в кино, фильм назывался «Живой труп». Очень хороший фильм. Мы уговорили Борю никуда не ходить, пока мы не придем. Он сразу де согласился и мы пошли. Сеанс вечерний, время не помню. Приходим домой, а Бори  нет, а если кого и спрашивали, то никто ничего не знал. Валентин и говорит: «Валя, пойдем в церковь, он точно там». И пошли. В церкви идет служба. Народа там полно, а наш Боря сидит, сжался в комочек под забором церкви, и никого с ним нет. Было прохладно, он уже замерз. Взял Валентин его на руки и принес домой. Маме и папе я, конечно побоялась рассказать, хотя у нас не очень то и ругали детей, но я знала, что мне уже больше родители ничего не доверят.

Все обошлось, Боря не заболел и никто ничего и не узнал. Но сейчас я просто удивляюсь. Какой же Валентин был сильный, ведь Боря был не такой уже и маленький. Хотелось мне как-то у Бори спросить, помнит ли он это и неужели Валентин его до самого дома нес. Ведь церковь та что возле Тани.

После войны всем детям хотелось быть похожими на героев краснодонцев, на Зою Космодеменскую, на Павлика Морозова. Один раз мы играли в партизаны разведчиков. Тянули жеребки – кому выпадет немцы, то они в игре немцы, никому не хотелось быть немцами.

Но ничего не сделаешь, игра есть игра. Играли в круче, она типа котлована. Потом  со временем её засыпали мусором. Играем! Митя Рыбальченко разведчик, попал к немцам в плен. Привязали его «немцы» к груше и требуют, чтоб он выдал пароль. Но не тут то было! Быть его никто разумеется не был. Был другой способ. То обещали ему новое удилище с коробочкой крючков, то сладости и всякое что было в то время, чтоб соблазнить. Если выдаст, все обещанное давалось таков закон игры. Но Митя молчал, как настоящий партизан.

Немцы ничего не добившись побежали на речку покупаться, а его так и оставили привязанного к груше.

Не помню, где ж в это время были партизаны? В той круче была привязана коза деда Андрея. Пошел дед напоить козу, видит Митю: «Митя за что же это тебя привязали?» — «Я партизан разведчик, немцы меня поймали, и хотели узнать пароль, но я не выдал».

«Но мне же ты скажешь, я ж не немец», Нет не скажу – сказал Митя! Дед Андрей отвязал его, похвалил и сказал: «Да, Митя, ты настоящий партизан!»

Вот такие были послевоенные дети! после войны, детей было много. Мужья вернулись!

Играли все вместе и девочки и мальчики. Игры были разные и кто их придумал большой молодец. Все они в основном были рассчитаны на массовость. И люди послевоенные были замечательные, делились всем и солью и спичками и посудой.

Помню: «Пойди Валя к бабе Мотре, попроси сковородку»

Баба Мотря дала и сказала: «Только скажи маме, что б не сильно выжаривала». А я к этой бабушке ходила иногда в хате поубирать. Бабушка угощала иногда житными пряниками, очень мне нравились. А саму войну вспоминать не хочется.

Оригинал рукописи Автобиографии

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: