Кожушаный Владимир (Сидор) Иванович

Дата рождения: Не известно
Место рождения: Украина, Запорожская область, село Григорьевка (Григоровка)
Дата смерти: Не известно, умер от сердечного приступа во сне
Место смерти: Украина, Григоровка (предположительно)
Родители: Кожушаный Иван Иванович, Кожушаная Ганна
Супруг/Супруга: Имя не известно (Учительница из села Григоровка)
Братья/Сестры: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаный Иван Иванович, Кожушаная Галина Ивановна
Дети: Имя не известно (Сын)
Профиль в родовом дереве

Точной даты рождения, как и даты смерти, не известно. Сидор Иванович не любил имя Сидор и называл себя Владимиром. Валентина и Виктор Кожушаные вспоминают своего дядю, как крайне не скучного человека.

Вспоминает племянник Виктор Кожушаный:

«Дядя Володя (Сидор) ещё в молодости как-то решил постоять за себя. По улице села Григорьевка шёл ему навстречу пьяный сынок председателя сельсовета. Председатель был коммунистом. Сынок начал хамить моему дяде Володе. И дядя Володя выписал ему массаж челюстей. Немного перестарался. Одним словом загремел он аж на Колыму на рудники.

514114934.091045
Кожушаный Сидор (Владимир) Иванович. Братск. Ориентировочная дата фото 1950-1953 год
514114879.275585
«А это мою телегу грузят. Братск 14.01.51» — надпись на оригинальном фото. Сидор Иванович Кожушаный работал (отбывая наказание) водителем грузовика на прииске.

Не знаю сколько времени он был узником до побега, но решился на побег. Можно представить какие испытания ждали его в дороге. Если поездом до Запорожья полмесяца пути.

10f2d1492a
Невообразимый маршрут побега Владимира (Сидора) Кожушаного отлично лег бы в основу остросюжетного фильма

Его путь домой был бы чудесным материалом для фильма. Впереди долгая дорога по тайге, любимым местам художника Шишкина. Сколько чудесных таежных мест запечатлел он в своих полотнах. Сколько времени дядя потратил на дорогу, но домой добрался.

А у дома его уже ждали чекисты, срок добавили и вернули в лагерь».

Не смотря на все тяготы жизни, со всех сохранившихся фото, на нас смотрит жизнерадостный и оптимистичный человек.

514114996.020989
Кожушаный Сидор (Владимир) Иванович

Подпись на оригинальном фото гласит: Брату Дмитрию, от брата Владимира, снимок 16.05.52 года. Случайно удалось сфотографироваться в полевиков. Проезжала партия геологоразведчиков».

Владимир (Сидор), отсидев, вернулся в село Григорьевка (Григоровка), женился на учительнице, у них родился сын.

Selo Grigorovka (Zaporozhye)
Село Григоровка (Григорьевка). Запорожская область

Сидор очень хорошо рисовал, но занимался копированием известных художников. Своему брату Дмитрию он подарил копию картины «Три богатыря», нарисованная на картоне.

«Я помню картину «Три богатыря», при жизни Дмитрия и Екатерины Кожушаных она висела в зале у них дома на Бакинской. Сейчас не знаю где она» — примечание Татьяны Липко

Под конец жизни Сидор начал выпивать и умер от сердечного приступа во сне. Сын его умер не старым. По словам Виктора Кожушаного «Трёх богатырей» Сидор нарисовал на фронтоне своего дома в селе Григоровка под Запорожьем. Село существует по сей день, а дом неизвестно, хотя его должны люди помнить.

Кожушаный Дмитрий Иванович

Дата рождения: 15 августа 1907 года
Место рождения: Украина, село Григорьевка (Григоровка), Запорожской области
Дата смерти: 23 октября 1990 года
Место смерти: Украина, город Никополь
Родители: Иван Иванович Кожушаный, Ганна Кожушаная
Супруг/Супруга: Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна
Братья/Сестры: Кожушаный Иван Иванович, Кожушаный Владимир (Сидор) ИвановичГалина Ивановна Кожушаная
Дети: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Кожушаный Виктор Дмитриевич, Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Профиль в родовом дереве

Детство и юность Дмитрия Ивановича были, вероятно, бурными, активными и хулиганистыми.

514114017.411870
В нижнем ряду вторая справа — Ганна (мать Дмитрия Кожушаного), крайняя слева в нижнем ряду — Галина Кожушаная, крайний справа в нижнем ряду — муж Галины Кожушаной. Вверху две дочери Галины Кожушаной — Любовь и Маруся.

По словам одной женщины, которая лежала с Екатериной Кожушаной в больнице, братьев Кожушаных в селе Григорьевка (Григоровка) побаивались, так как они были отчаянными, смелыми и задиристыми. Но хочется добавить и справедливыми (вспомнить историю Сидора).

Братья Кожушаные (слева направо: Дмитрий, Сидор, Иван)

Была у трех братьев и одна сестра — Галина, которая тоже жила в селе Григорьевке (Григоровке), Запорожской области.

514114808.071000
Галина Кожушаная

Со слов Владимира Кожушаного у самого Дмитрия в юности была судимость за драку (около 2 лет, но вероятно условно).

514114755.283635
Савелий с супругой (имя не известно) — брат Ганны Кожушаной, матери Дмитрия Кожушаного

В 20 лет в городе Запорожье закончил курсы кочегаров. Зиму отработал в театре кочегаром.

Когда началось строительство Запорожской ГРЭС, устроился кочегаром на паропутевой кран. Затем переучился на машиниста крана. Работал на дизельном кране. На плотине проработал до окончания строительства, примерно до 1932 года(?) жил в городе Запорожье.

Тут на строительстве плотины Дмитрий и познакомился со своей будущей женой Екатериной, которая работала на плотине табельщицей. Это была очень красивая, спокойная и мягкая девушка.

IMG_2746
Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна в молодые годы

Сын Виктор Кожушаный вспоминает, что у Дмитрия во время работы на плотине был один случай:

«При строительстве Днепрогэса было много людей командировочных со всех республик союза. Была и бригада татар. Один из них работал подкрановым у отца. Однажды с высоты отец не увидел, что подкрановый ещё не зацепил груз и сработал «на вира» (это означает вверх). Свободный крюк зацепил подкранового за пиджак спецодежды и татарина понесло над котлованом как над пропастью. Резко повернуть обратно было опасно, одежда может порваться. Татарин от страха висел как мертвый. Отцу пришлось плавно провезти его над котлованом и опустить на другую сторону. Вся бригада татар, вооружившись прутами, озлобленные, кинулись вверх по лестнице на кран к отцу. Но отец закрылся в кабине и ждал помощи своей бригады. Как ему посчастливилось остаться в живых история умалчивает, но Дмитрий Кожушаный был уволен после этого».

Дмитрий и Екатерина поженились 5 февраля 1934 года.

Дмитрий и Екатерина Кожушаные в молодости
Дмитрий (во втором ряду снизу первый слева) и Екатерина (в верхнем ряду по центру) Кожушаные в молодости

После строительства Дмитрий перешёл работать крановщиком на «Запорожсталь».

В 1935 году Запорожье объявили закрытым городом, и так как у Дмитрия были судимости, ему предложили выехать из Запорожья.

Дмитрий как-то бывал в Никополе в командировке, ему там очень понравилось, у него в Никополе были друзья и он решил выбрать этот город. На то время здесь было очень красиво: много зелени, плавни с речушками и озёрами, раздолье для рыбалки, которую Дмитрий очень любил и кормил благодаря ей свою семью.

В Никополе Дмитрий купил кусок земли у какого-то Тимофея, они сняли комнату и начали строиться.

5574819571
Новое место жительства семейства Кожушаных (г. Никополь, улица Бакинская, дом 66)

Рождаются один за другим дети: Тамара (1934), Валентина (1936)Виктор (1938)Неля (1941).

До войны Дмитрий работал на ЮТЗ крановщиком. В старых документах есть справка, что он действительно работал на ЮТЗ машинистом с 193.. по 1941 год (в подтверждение профбилета. Нач отдела кадров ЮТМЗ 2.1.1945). Когда началась война, его вызвали в военкомат и направили в город Бендеры (Молдавия), где формировались авиаремонтные мастерские.

514109872.263256
Кожушаный Дмитрий Иванович

Работал дизелистом на заводе, т.е. обслуживал дизельные двигатели, которые вырабатывали электроэнергию для станков.

Завод был мобильный,  по мере отступления наших войск, отступал и завод. Со слов Владимира Кожушаного при отступлении, они проходили и через Никополь, но Дмитрию не удалось повидаться с женой и детьми, он с кем-то передал семье продукты и одежду, в которой уехал.

На станции Морозовка (под Ростовом) мастерские разбомбили. Во время бомбежки прятались под вагонами. В июне 1942 года во время этой бомбежки Дмитрия тяжело ранило в плечо левой руки. А остался он жив только благодаря трусости и подлости одного из его товарищей. Во время бомбежки Дмитрий находился рядом с его коллегой по работе Чернохвостовым. Тот в страхе оттолкнул Дмитрия и спрятался на его место за колесом. В результате снаряд попал именно в колесо, его убило насмерть, а Дмитрия только ранило.

Попал в госпиталь в Тбилиси, где ему сделали операцию. Потом перевезли в город Самарканд, после «выздоровления» он работал на консервном заводе в городе Самарканд.

Я написала в кавычках «выздоровел» потому, что рана на плече у деда не зажила до конца его жизни, сочилась сукровица, болела на погоду, но дед работал до последнего дня — Татьяна Перешеина, внучка.

По освобождению Никополя от немцев в 1944 году вернулся домой.

Работал 1944 по 1957 год в ОРСе ЮТЗ сторожем. С 1966 по 1968 год работал машинистом на подстанции канализационных систем вплоть до ухода на пенсию (подстанция находится по ул. Антипова, круглое здание).

12 января 1946 года родился сын Владимир.

514113833.907005
Братья Владимир (слева) и Борис (справа) Кожушаные

5 сентября 1951 года родился сын Борис.

В голодные послевоенные годы всем было тяжело, но Дмитрий умел делать все: класть кирпич, столярничать, плести корзины и веники, сам, а потом и с помощью своих сыновей строил замечательные лодки.

Дмитрий Иванович был не только изобретательным и находчивым, но и очень остроумным и веселым, что сполна унаследовал его сын Виктор, который рассказал нижеописанный эпизод, по праву заслуживающий Оскара.

Вспоминает сын, Виктор Кожушаный:

«После окончания войны домой не вернулись не только мертвые, но и некоторые живые. К нам как-то после войны приехал папин друг Илья, бывший танкист, родом из Подмосковья. Он проанализировал и понял, что ему на родине делать нечего и решил остаться у нас. Он попросил отца найти ему жену, в смысле познакомить с местной женщиной.

Отца упрашивать долго не пришлось. В нашей комнате отец решил знакомить Илью с одинокими соседками. Мне было 7 лет. Мне это так было заманчиво, что я залез на печку и прикинулся спящим.

Пришла первая девушка-соседка. Слышу он говорит: «Меня зовут Илья», в ответ: «А меня Галя». Слышу он говорит: «Счас я тебе расскажу фильм про Чапая. Беляки наступают, а Анка-пулемётчица: «Та, та, та». Меня начал душить смех. Я закрыл уши. Открываю, а он опять: «Та, та, та». Я не выдержал и чмыхнул. Девушка Галя спрашивает: «Кто там?». Илья: «Та то малец спит».

А отец в соседней комнате поджидал результаты: вспыхнули ли чувства с первого взгляда. Наконец Галя ушла и зашёл отец. Илья спрашивает: «Ну что, дядь Мить, что она сказала?». Дмитрий в ответ: «Сказала, что такого дурака ещё не рождала земля, так что дядь Мить, вы меня поняли».

Отец говорит: «Ничего, Илюха, не падай духом, сейчас приведу Веру, она не красавица, но ты тоже ведь…». Я опять притих на печке. Все повторилось так же: «Счас я тебе фильм расскажу за Чапая…». Я закрыл уши, чтоб окончательно себя не выдать и открыл, только когда зашёл отец. «Ну что, дядь Мить?» — спрашивает Илья. Отец отвечает: «Илья, что ты ей говорил не знаю, но она только спросила, сколько снарядов угодило в твой танк и ну что ж вы, дядь Мить?». Но ты не падай духом! Есть вариант безотказный. Есть одна семейка. Там мать с двумя дочерьми. Отец погиб. Старшая, правда, в веснушках, и ходит к ней какой-то с ФЗО (школы фабрично-заводского обучения, существовали с 1940 по 1963 год, — примечание составителя). Но он тебе не соперник, ты — танкист-фронтовик. Отец дал адрес.

На другой день, идя с работы с ЮТЗ, дядя Илья-танкист взял вязку дров (тогда вокруг завода ещё не было забора) и, придя по адресу, кинул дрова на пол в коридоре дома. Вышла мать: «Ой, Боже, хто вы, шо за дрова?». Илья говорит: «Мать, отныне я здеся хозяин, где моя жена?». Все закончилось хорошо. Нажили они четырёх дочерей.

Но когда он на неё сердился, без её присутствия, то называл «черт рябой». Тогда ещё, когда отец предупреждал, что она в веснушках, Илья добивался: «Вся или только лицо?». Отец говорит: «Не знаю, я её раздетой не видел». Потом отец с юмором у него спрашивал, как он с ней спит? Илья отвечал, что выключает свет, представляет, что спит с Эльбиной Мигурской, красавицей того времени».

514021695.787081
Семья Кожушаных в полном составе. Верхний ряд слево на право: Валентина, Виктор, Тамара. Нижний ряд слева направо: Екатерина и Борис, Владимир, Дмитрий.

Дмитрий любил землю и умел огородничать.

Делится воспоминаниями внучка, Инна Горпинченко (Перешеина):

На огороде у бабушки с дедушкой росли все виды овощей. Благодаря заботливому уходу все овощи и фрукты были отменными. Особенно помидоры и виноград! Помидоры шли на продажу. Дядя Вова и бабушка ездили их продавать в Александрию.

0cd9d6a14f
Традиционный пункт продажи выращенной сельскохозяйственной продукции и, в частности, помидор

Дядя Вова рассказывал, что однажды они  не успели продать все помидоры и им пришлось остаться на ночь. Бабушка разложила пустые коробки прямо на земле, и так спала всю ночь.

В результате поездок через несколько лет купили  автомобиль. Очевидно бабушке Кате талант предпринимательства достался от ее деда Романа, по материнской линии. Он был хорошим хозяйственником и очень богатым человеком. Дедушка Митя был просто очень трудолюбивым человеком и ко всему подходил с большим усердием. Особенно ему хорошо удавалось выращивать виноград. Однажды я пришла к ним в гости и нашла дедушку за его любимым делом: он подвязывал виноград, удаляя при этом лишние листья и ветки. Я не представляла тогда, как важно правильно пасынковать лозу. Лишние пасынки закрывают виноградные гроздья от солнца, отчего ягоды будут кислыми и мелкими. Дедушка объяснял все просто и понятно, хитровато прижмуривая глаза. Меня поразило тогда его эмоциональное состояние, с какой любовью он рассказывал о винограде. Мне было действительно очень интересно, так как на тот момент мы с мужем уже обзавелись собственной дачей, и я намерена была применить эти знания на практике. Его урок мне очень пригодился, потому что пользуясь его наставлениями, я смогла вырастить достойный урожай винограда. Но только один раз. Потом изменились обстоятельства и заниматься садоводством стало невозможно. В те годы очень многие бросили свои земельные участки на произвол судьбы, оставив замечательные, молодые  и уже плодоносные деревья. Но те знания, которые так четко преподнес мне дедушка, никуда не исчезли. Думаю, что займись я сейчас виноградом, у меня бы всё получилось. Те полчаса принесли мне много пользы.

Дмитрий Иванович был знаменитым на всю Лапинку каменщиком, умел замечательно класть печки, дымари, как и его отец, Иван Иванович Кожушаный. Отец его страдал алкоголизмом, что в конце жизни, к сожалению, проявилось и у Дмитрия. Клал печки, люди платили вином, привык. От этой беды досталось его жене Екатерине. Нас, детей и внуков, каким бы он пьяным не был, никогда не обижал.

Вспоминает дочь, Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна:

Однажды мама ударила меня веником. Было за что. При этом отец увидев это сказал: «Катю, что бы это було в останнiй раз! Я не битим вирic i дiтей не битих виростимо!»

Во время послевоенного голода в семье Дмитрия жила долгое время и внебрачная дочь Дмитрия Нина. Её растила его мать Анна до 1946 года (подробно описывается в воспоминаниях Перешеиной Валентины Дмитриевной).

В голодные послевоенные годы (1946-1947) благодаря стараниям Дмитрия и Екатерины, их трудолюбию, находчивости и любви к детям, никто не умер, кроме четырехмесячной Нели. Но Неля умерла не от голода, а от болезни.

Кроме того зимы в эти года были страшно холодные, Днепр замерз до дна, рыбы нет и вот Дмитрий подсмотрел куда летают на горище воробьи, поставил силок и ловил их пока не растаял Днепр. Катерина варила бульоны из пойманных воробьев. На горище лежала шкура телячья, её долго варили, мололи на мясорубке и ели. 

Как то Дмитрий Иванович охранял скирды соломы, увидел, что воробьи клюют её, а там оказались семена ячменя. За каждое дежурство набивал сумочку, потом сделал дранку и с её помощью делал из ячменя крупу. И опять семья сыта.

На огородах в плавнях трудились все, из детей особенно Виктор и Валя, самые взрослые и крепкие из детей.

514115245.220647
Дмитрий Иванович разбирается с рыбацкими снастями

Но после голодных зим пришла весна, снега было много, земля напиталась, при этом нужно было ещё дождаться нового урожая.

Вспоминает дочь Валентина Кожушаная (Перешеина):

«Отца поставили стеречь капусту, уродились крупные головки, но убирать ещё было рано. Мама (Екатерина) послала меня и Тамару отнести папе еду. А назад мы шли нагружённые этой самой капустой. На нашу беду нас застукал объезчик, забрал капусту, а папу под суд отправил.

И сидел он до суда в Днепропетровске 3 месяца. Как мама сама была с нами не знаю, но никто не умер. А папу в тюрьме поддержала его сестра Галя, возила ему туда передачки. Его там никто не обижал, все знали, что он инвалид войны и у него дома четверо детей.

И вот суд.
Маме судья сказала, чтобы она взяла меня и Тамару. И вот нас посадили с мамой в первом ряду, а папа на сцене сидел. Было зачитано, сколько мы несли капусты, да ещё и прибавил тот объезчик. В зале было много, как мне тогда показалось, людей. Судья обратился к сидящим в зале: «Скажите, люди, смогли ли эти дети понести такой груз?», и попросила нас встать. Сухенькая, слабенькая Тамара и я, видно, что ещё совсем дети и все закричали: «Нет!!!»
А судья сказал: «Как же можно посадить за решетку инвалида войны, отца 4-х детей?» (Боря родился в 1951) и показала людям его руку, где на плече была плохо зажившая рана размером с куриное яйцо.
В зале поднялся такой шум, что тот обвинитель, фамилия его была Янковский, что нас с Тамарой заловил, так испугался, думал, наверное, что его там прибьют.
А судья в это время объявил: «Кожушаный Дмитрий Иванович, вы свободны!».
Папа забрал нас с мамой и мы ушли.

А несли мы капусты может даже и больше, чем зачитал судья. Именно я несла основной груз, недаром же грудью матери кормилась почти до 2-х лет. Но пока папа сидел в тюрьме, мы конечно исхудали и выглядели как из концлагеря…

Виктор как и отец стал заядлым рыбаком, о чем очень интересно рассказал в своих воспоминаниях.

Свадьба Александра Олейника и Олейник (Кожушаной) Тамары
Свадьба Александра Олейника и Олейник (Кожушаной) Тамары, дочери Дмитрия и Екатерины. Слева в белой кофте и белом платке — Ганна (мать Дмитрия Кожушаного). Правее Ганны Екатерина Кожушаная. Ребёнок рядом с Екатериной — Борис Кожушаный. Третий слева во втором ряду снизу — Иван Кожушаный (родной брат Дмитрия). Слева от Ивана его жена Марина. Вторая справа во втором ряд снизу Галина (сестра Дмитрия), правее от Галины ее муж Федор. Ноябрь 1957 года

«Мне в детстве казалось что добрее и лучше, чем мои дедушка и бабушка нет никого, так оно и было» — Татьяна Перешеина, внучка.

514115186.112484
Дмитрий Кожушаный с внуком Юрием Олейником на огороде

Вспоминает внучка, Инна Горпинченко (Перешеина):

Дедушка Митя спас моего мужа Юрия от смерти!
Его страсть к рыболовству передалась не только его сыновьям, но и моему мужу Юрию. После окончания института мы приехали в Никополь и начали самостоятельную семейную жизнь. Наш дом находится недалеко от дома, где жили бабушка и дедушка, поэтому Юра использовал любую возможность поехать с дедом на рыбалку. Надо сказать, что у Юры крепкое телосложение и лёгким он никогда не был, не менее 100 кг. И вот однажды во время рыбалки, а рыбачили они на лодке, заплывая далеко в море, Юра по какой — то причине потерял сознание. При этом голова и верхняя часть туловища оказались под водой. Ещё немного и он просто выпал бы из лодки. Как я уже сказала, они уходили далеко в море и поэтому помощи было ждать не от кого. Фактически одной рукой, другая из-за ранения была малоспособной, он смог затащить его обратно! Эдакого здоровяка! Да ещё будучи в лодке, где любое движение могло привести к ее опрокидыванию. Так что дедушка совершил героический поступок! Мы ему очень благодарны!

Дмитрий Иванович Кожушаный награждён медалями:

 1) За Победу над Германией

 2) За боевые заслуги

 3) Орден Отечественной войны

 4) 30 лет Победы в Великой Отечественной войне

 5) 40 лет Победы в Великой Отечественной войне

 6) Медаль в канун 60-ти летия Вооруженных сил

 7) 70 лет Вооруженных сил

Делится воспоминаниями внучка Татьяна:

Помню в одну из снежных, морозных зим 1987-88 года я пешком, Саша на лыжах, пошли по морю в сторону 3-го участка. Погода была ясная, мы шли вдоль берега, все время его видели. Дошли до самого 3-го участка и хотели поворачивать назад, но погода резко поменялась, ниоткуда взялся туман, ветер и нам пришлось выходить на берег и идти уже пешком на Бакинскую. Путь конечно удлинился. Ушли мы примерно в 10 -11 утра, а вернулись в 2 дня. Мобилок не было. Таким дедушку Митю я никогда не видела. Конечно, они переволновались.  Когда бабушка увела Сашу отпаивать чаем, я такое услышала от деда, что наверно на зоне так не ругаются.

Екатерина и Дмитрий прожили вместе долгую и не простую жизнь, но были счастливы вместе. Любимая семья, дети, хозяйство и честный труд всегда объединяли их.

514021497.941637
Дмитрий и Екатерина Кожушаные

Вся большая семья очень любила собираться у бабушки Кати и дедушки Мити на праздники.

514105690.632526
Семейные сборы на Бакинской, 66, которые стали традицией

Вспоминает правнук, Перешеин Александр:

Помню, что дедушка Митя очень любил меня. В юном, или даже сказать нежном, возрасте у меня была очень развита тяга к собирательству. Практически весь бесхозный хлам, который в обилии присутствовал на просторах двора дедушки и бабушки, я пытался аккуратно уместить в небольшой чемоданчик, предварительно конечно же спросив разрешения у дедушки. Возможно сейчас это может показаться странным, но самым исполнительным образом разрешение я спрашивал по поводу абсолютно каждой безделушки. Дед никогда ничего не запрещал и никогда не отгонял меня широкими жестами, мол «бери что хочешь, только меня не трогай». Я находил какую-то детальку, подходил к дедушке, справлялся по поводу не нужности ее в его хозяйстве, получал одобрительное похлопывание по плечу и шел складывать свой «скарб» в чемоданчик. Так повторялось бесконечное количество раз.

Дополнено внучкой, Татьяной Липко (Перешеиной):

В этот чемоданчик, Саша собирал частенько и очень нужные вещицы, а так как особого порядка у дедушки во дворе не было (что бесконечно Сашу устраивало), то очень часто дед Митя прибегал к помощи этого чемоданчика и находил там нужную детальку и всегда приговаривал: «От хозяйская детина!»
Но однажды, шкаф в котором хранился Сашин чемоданчик, нужно было переставить, и убирая все вещи, убрали нечаянно и чемоданчик. Больше его не нашли. Дедушка набросился на бабушку и устроил страшный скандал, со словами «Дитё собирало, кому оно мешало?»

Семейные застолья происходили во дворе дома, а фотографироваться выходили на любимый дедушкин и бабушкин огород.

r001-002
Дмитрий Кожушаный с внучкой Екатериной Кожушаной

Дмитрия Ивановича Кожушаного не стало 23 октября 1990 года. Выпил молодого вина из Кудрика, которое сам же и сделал, лёг спать и умер в возрасте 83 лет. Диагноз — атеросклероз кардиостеротический.

Оригинал биографии

 Систематизиравано и записано Татьяной Липко (Перешеиной)

Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна

Дата рождения: 04.08.1913
Место рождения: Украина, село Вознесеновка (сейчас является частью города Запорожье)
Дата смерти: 26.07.2003 (за неделю до своего 90-летия)
Место смерти: Украина, город Никополь
Родители: Горобец Владимир Маркович, Горобец (Швец) Анастасия Романовна
Супруг/Супруга: Кожушаный Дмитрий Иванович
Братья/Сестры: Горобец Максим Владимирович, Печеник (Горобец) Анна Владимировна, Миняйло (Горобец) Вера Владимировна, Страхова (Горобец) Надежда Владимировна, Попкова (Горобец) Евдокия Владимировна, Штефа (Горобец) Мария Владимировна, Павлюченко (Горобец) Ольга Владимировна, Горобец Сергей Владимирович, Горобец Алексей Владимирович, Горобец Мария Владимировна, Горобец Александра Владимировна
Дети: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Кожушаный Виктор Дмитриевич, Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Профиль в родовом дереве

Родилась в селе Вознесеновка, которое впоследствие стало частью города Запорожье (Украина).

793px-Районы_Запорожья.svg
Районы города Запорожья: 1. Александровский 2. Заводский 3. Коммунарский 4. Днепровский 5. Вознесеновский (до 2016 года — Орджоникидзевский) 6. Хортицкий 7. Шевченковский (взято с wikipedia.org)

Крестилась в Вознесенской церкви.

Историческая справка по Вознесенской церкви (взято с сайта wikipedia.org)

К началу ХІХ века деревянная воинская церковь Александра Невского обветшала. Вместо неё была построена церковь Вознесения господнего в Вознесенке. В новой церкви службы начали править в январе 1823 г. Для строительства была выбрана одна из самых высоких точек — Вознесенская гора около современного дома по адресу бульвар Центральный, 22. Рядом с церковью было кладбище. Прихожанами церкви были казаки и военные поселяне и государственные крестьяне. К приходу церкви кроме Вознесенки относились помещичья деревня Маркусова и деревня Павло-Кичкас (впоследствии обе объединились в деревню Павло-Кичкас). Церковь была снесена в 1950-х годах, когда город стал стремительно расширяться.

Когда маленькой Кате было 4 года умерла её мать от испанки, оставив 12 детей.

В 1918 году сестра Дуня (в замужестве Попкова) забрала её к себе и Катерина прожила у неё до 14 лет. Потом жила с отцом и мачехой Варварой Островской. В 16 или 17 лет пошла работать на Днепрострой. Ездила поездом на работу, сначала чернорабочей в карьер. 

Как-то Екатерина получила новые книжки на хлеб. Спросила у мачехи, куда их положить и не трогала пока не нужно было их прикреплять к магазину. Но книжки пропали. Мачеха обвинила Катю в том, что она их продала и заставила её отрабатывать эти карточки.

На Днепрострое Катя работала по сменам и очень уставала, а дома ей мачеха не разрешала отдыхать. Однажды после ночной смены Катя пошла спать на горище и проспала там три дня. Её искали и дома и на работе. После этого ушла жить в общежитие.

Судя по всему, эта Варвара была не самым хорошим человеком, если по её доносу убили мужа Анны Печеник (одной из сестёр Кати) Павла.

514114250.341118
Печник (Горобец) Анна Владимировна

По слухам Островская подложила оружие Павлу. После революции нужно было сдавать оружие добровольно. За сутки его судили и расстреляли. Осталось трое детей. Зачем она это сделала остается неизвестно.

Потом Екатерина стала работать на строительстве плотины  табельщицей. Там она и познакомилась с Дмитрием Кожушаным, красивым и высоким парнем, мастером на все руки, веселым и смелым.

514048804.029532
Кожушаный Дмитрий Иванович в молодые годы

Сначала они жили далеко друг от друга, и Дмитрий вечером после работы шёл к Кате. Приходил чуть ли не к ночи, а к утру нужно было опять идти на работу.

В 1934 году 5 февраля они поженились.

Когда Катерина ушла в декрет, она больше не явилась в отдел кадров, никак не оформив свой уход в декрет в Днепрострое. И поэтому те годы, что она работала в Днепрострое не вошли в её рабочий стаж.

Потом друг за другом стали рождаться дети.

18 августа 1934 г родилась дочь Тамара.

26 августа 1936г родилась дочь Валентина.

r001-015
Екатерина Кожушаная с дочерьми Валентиной (первая справа) и Тамарой (вторая справа)

6 октября 1938 г родился сын Виктор.

r001-001 (2)
Кожушаный Виктор Дмитриевич в юные годы

В феврале1941 родилась Неля, но умерла через полгода от кори, началась война и не удалось найти врача.

В апреле 1941г умер её отец Владимир Горобец, но бабушка не поехала его хоронить , т. к. Неля была маленькой и некому было оставить остальных детей.

Вплоть до 1963 года Екатерина была домохозяйкой.

514021829.594613
Второй слева — Дмитрий, третья слева — Катерина

В 1935 году Запорожье объявили закрытым городом, а так как в биографии Дмитрия Кожушаного были судимости (условный срок за драку и случай при работе крановщиком на Днепрострое — чуть не убил подкранового), то их попросили выехать. У Дмитрия в Никополе были друзья, ему тут очень понравилось: плавни, чистый воздух, тут им дали кусок земли. Они сняли комнату и начали строиться.

5574819571
Новое место жительства семейства Кожушаных (г. Никополь, улица Бакинская, дом 66)

Дмитрий умел делать все, но работы хватало и Екатерине.

Валентина Кожушаная вспоминает, что её маленькую обкладывали подушками, чтобы не упала, и оставляли одну, так она там и засыпала. А Катя в это время месила лампач (это такие большие кирпичи из соломы и глины).

Было тяжело, но Катя с Дмитрием жили дружно, любили детей и друг друга, держали огороды в плавнях, где сажали кукурузу, баштан и многое другое.

Но началась война, и в 1941 Дмитрия забрали. Екатерина осталась одна с четырьмя детьми. Тамаре было 7 лет, Вале 5 лет, Вите 3 года, Неле 4 мес. Можно только догадываться что выпало тогда на долю женщинам войны. Было страшно и тяжело. Чем прокормить и во что одеть и обуть зимой 4-х крох?

После захвата Никополя (17 августа 1941 года) в дом поселили 2-х немцев: Ганса и Жоржа. К счастью они не выказывали никакой агрессии или жестокости, ни к детям ни к Катерине. Ганс даже играл с детьми, делал им игрушки, приносил еду и сладости. Катю тоже ни разу даже не попытались обидеть (хотя страх этого не покидал её пока немцы не ушли после освобождения Никополя). Называли её Катрин.

«Это были простые солдаты, которых было много, они не хотели этой войны, не хотели убивать и умирать. Они были простыми людьми, которых тоже забрали от родных и близких» — из школьного сочинения «Великая Отечественная война» Сергея Липко, правнука Екатерины Кожушаной.

В этот период Катю чуть не расстреляли. Соседка Вера после ссоры донесла в комендатуру, что она комсомолка (на самом деле она ей не была). Екатерину вызвали в комендатуру и она пошла, но друг Дмитрия Леонид увидев ее, посоветовал немедленно уйти (подробнее об этом случае можно прочитать в воспоминаниях Перешеиной В. Д.) Как-то потом больше Катю не трогали. Пока она ходила в комендатуру, кто-то приходил к детям и пистолетом пугал их маленьких и кричал на них.

Виктор Кожушаный, вспоминает, что по их улице (Бакинской) проходили танки и где-то стояли. Он  увидел не закрытый люк и залез в один из танков. Там лежали шоколадные конфеты и маленький Витя взял одну. Какой-то немецкий солдат увидел это и пришёл к бабушке требовать наказать «вора»: отрубить руку за воровство. Вполне серьезно. Екатерина кинулась душить этого немца со словами: «Ты его рожал?». Они повалились на пол и только зашедший один из постояльцев защитил Катю.

В 1944 году вернулся Дмитрий Кожушаный и семье стало легче.

514109872.263256
Кожушаный Дмитрий Иванович

Хоть и было голодно, но все дети выжили (подробнее о том как он заботился о семье и какой был изобретательный по части добывания еды можно прочитать в биографии самого Дмитрия).

В 1946 году 12 января родился Владимир, год послевоенного голода.

514113833.907005
Братья Владимир (слева) и Борис (справа) Кожушаные

В 1951 году 5 сентября родился Борис.

1 (1)
Кожушаный Борис Дмитриевич
514021695.787081
Семья Кожушаных в полном составе. Верхний ряд слево на право: Валентина, Виктор, Тамара. Нижний ряд слева направо: Екатерина и Борис, Владимир, Дмитрий.

Когда дети подросли, в 1963 году Катя пошла работать на ЮТЗ. Работала на разных работах: поваром, уборщицей, кладовщиком. В 1976 году уволилась по собственному желанию.

514021758.800940
Екатерина Кожушаная с дочерьми Тамарой и Валентиной.

У Екатерины был профсоюзный билет «Рабочих металлург. пром.» Год вступления — 1963. Больше она нигде не работала.

Вспоминает внучка Татьяна Липко (Перешеина):

514020474.223451
Таня Перешеина

Я в детстве очень часто была у дедушки и бабушки, и очень их любила. Я помню вечерами бабушка закутывала меня в кофту, мы усаживались с соседками возле калитки, и начинались рассказы до темна.

Помню как пропали утки и мы с дедушкой Митей бежали по берегу до профилактория НЗФ и говорила, что я их вижу, это они!!! Как меня переполняла радость и гордость, когда дед бабушке хвалился что Таня нашла уток, а бабушка сказала: «Хозяйка наша.»

Я часто ездила с дедушкой на рыбалку на лодке, была «на подсаке», сидела с подсакой (большой сачок для рыбы), если попадалась крупная рыба.

Любила зимними вечерами, если собиралось много внуков, играть в лото.

r001-015 2
Екатерина Кожушаная с внучками. Слева направо: Марина Кожушаная, Катя Кожушаная, Ирина Олейник

Я помню, что бабушка очень вкусно готовила: пюре с жареным луком, суп кондер, рыбу, вареники, пирожки всякие. Пирожки на дрожжах пеклись. Каждую неделю, когда я спрашивала, не устаёт ли она их печь, бабушка говорила: «А шо йисты?»

514021793.569624

У дедушки и бабушки всегда был большой сад и виноградники, но особенно я любила яблоню возле крана «папировку» и вишню «короткохвостку». Мы, дети, ели все что хотели и сколько хотели, для нас ничего не жалели.

43b19a93d7
Дом Кожушаных в Никополе на улице Бакинской, 66 (в июне 2015 года)

Екатерина Кожушаная была великая труженица и привила это качество всем своим детям. Не прекращала трудится до конца своей жизни.

514019400.012958
Бабушка Катя в тени деревьев своего двора на улице Бакинской.

Когда все дети обзавелись семьями, собирались все у бабушки и дедушки.

514021260.464740

Шли туда после парадов на 1е Мая , 7е Ноября, собирались когда приезжал Борис из Москвы.

r001-004 (2)
Екатерина Кожушаная с сыном Борисом Кожушаным

Традиционные семейные сборы

Екатерина Кожушаная умерла 28 июля 2003 года от церебрального атеросклероза в возрасте 89 лет не дожив недели до своего 90-летия.

514019902.080350
Екатерина Кожушаная с внучками Инной Горпинченко (Перешеиной) (слева) и Татьяной Липко (Перешеиной) (справа). На руках с правнуком Сергеем Липко.

Оригинал биографии

Систематизиравано и записано Татьяной Липко (Перешеиной)

Кожушаный Владимир Дмитриевич

Дата рождения: 12.01.1946
Место рождения: Украина, Никополь
Родители: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна
Братья/Сестры: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Кожушаный Виктор Дмитриевич, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Супруг/Супруга: Кожушаная (Зарубина) Надежда
Дети: Кожушаная Екатерина Владимировна
Профиль в родовом дереве

 

С 1953 по 1961 учился в СШ 19, закончил 8 классов.

С 1961 по 1965 учился в металлургическом техникуме г. Никополя.

С 12.01.1966 по 18.12.1968 служил в армии в Саратовской области, поселке Татищево в роте охраны ракетных войск.

С 1969 по 1970 работал на НЗФ во 2м цеху подручным горнового.

Очень тяжело было в то время добираться на работу и с помощью сестры Тамары перешёл на ЮТЗ в 1970 году. Работал оператором загрузочно-выгрузных машин кольцевой печи. Катал горяче-катаные трубы. Работал вплоть до выхода на пенсию. Ветеран ЮТЗ.

Женат, имеет дочь. Жена Надежда Зарубина. Дочь Екатерина Кожушаная, работает в Никопольском краеведческом музее.

Оригинал биографии

IMG_2845
Систематизиравано и записано Татьяной Липко (Перешеиной)

Кожушаный Иван Иванович

Дата рождения: 1913-1914 год
Место рождения: Украина, Запорожская область, село Григорьевка (Григоровка)
Дата смерти: 1980 год (ориентировочно)
Место смерти: Украина, Григоровка (предположительно)
Родители: Кожушаный Иван Иванович, Кожушаная Ганна
Супруг/Супруга: Кожушаная Марина
Братья/Сестры: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаный Сидор (Владимир) Иванович, Кожушаная Галина Ивановна
Дети: Не известно
Профиль в родовом дереве

11 лет прослужил на флоте (с 1930 по 1940 год).

На фото подпись «Память собрату по работе и службе в Красной Армии, — города Запорожье, Севастополь, время с 1930 г по 1940 г. Грише Орленко от Вани Кожушаного»

IMG_2905
Переписано с оригинальной фотографии Татьяной Липко (Перешеиной)

Женился на Марине, жил в селе Веселянка, через реку Конка от села Григорьевка (Григоровка).

3cc8767c6f

После возвращения со службы после 1940 года работал в детском доме воспитателем, потом на рыбзаводе.

Оригинал биографии

IMG_2825
Систематизиравано и записано Татьяной Липко (Перешеиной)

Кожушаный Виктор Дмитриевич

Дата рождения: 6 октября 1938 года
Место рождения: Украина, Никополь
Родители: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна
Братья/Сестры: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Супруг/Супруга: Кожушаная (Вязовская) Валентина Ивановна
Дети: Карнаух (Кожушаная) Елена Викторовна, Рахматуллина (Кожушаная) Марина Викторовна
Профиль в родовом дереве

Биография

Приступая к написанию биографии Виктора Дмитриевича, брата моей матери Валентины, я не могу сдержать улыбку. Этот замечательный человек очень красочно и захватывающе интересно описал многие моменты своей жизни в воспоминаниях, мне хочется только одеть их на хронологическую основу, — примечание племянницы, Татьяны Липко (Перешеиной)

Виктор родился третьим ребёнком в семье Кожушаных. Уже были Тамара 4-х лет и Валя 2-х лет. Так как раньше считалось, что чем дольше мать кормит ребёнка грудью, тем вероятнее, что женщина не забеременеет. Поэтому еще не закончив кормить Валю Екатерина начала вскармливать Витю, при этом Валентина не отставала от своего новорожденного брата и продолжала есть грудь.

514021695.787081
Семья Кожушаных в полном составе. Верхний ряд слево на право: Валентина, Виктор, Тамара. Нижний ряд слева направо: Екатерина и Борис, Владимир, Дмитрий.

Учитывая вышесказанное не возникает никакого удивления в том, что Валентина  со своим братом Виктором дружили с пелёнок. Оба выросли крепкими, здоровыми жизнерадостными оптимистами.

Детство Виктора пришлось и на войну и на послевоенные голод и разруху.

Детям Кожушаным очень повезло: жизнь им подарила замечательных родителей: Дмитрия и Екатерину, которые в эти страшные годы сумели не только поднять детей, вырастить их здоровыми и крепкими, но и воспитать их замечательными людьми, не боящимися трудностей, любящими труд и жизнь.

Детство Виктора прошло, как они не перестают повторять с сестрой Валентиной, в раю — в Плавнях.

Историческая справка по Никопольским плавням (взято с сайта bizslovo.org)

До 1956 года, до создания неразумными руководителями страны Каховского водохранилища, наш город Никополь располагался на правом берегу реки Днепр, на границе Приднепровской возвышенности и Причерноморской низменности. Координаты: 37°31′ северной широты и 34°21′ восточной долготы. Природой и Богом в течение тысячелетий были созданы благодатные Никопольские плавни (Великий Луг) — естественные легкие города и всего Никопольского региона. Река и плавни создавали микроклимат, благоприятный для жизни людей, которые всегда дышали чистым и свежим воздухом, пили вкусную проточную днепровскую воду. Весной плавни заливались паводковыми водами, в результате чего создавались плодороднейшие почвы и грунты, на которых буйно произрастали деревья, кустарники и разнотравье, возделывались огороды, приносившие людям сказочные урожаи овощей. Плавни, без преувеличения, были кормильцами горожан и селян: здесь были прекрасные огороды (без колорадского жука), выпасы скота, много камыша, лозы, сена, дров, строительного леса. Растительный мир плавней был богатейшим (флора). Не уступала и фауна — животный мир: рыбные богатства, пернатая дичь, заяц, лиса, другое мелкое зверье, благодать для рыбаков и охотников!

16Микитинріг.ОстрівКохання
Микитин Рiг. Остров кохання
21Нікополь.Плавні.Петіковийуступ-місцерибалки
Никополь. Плавни. Петиковый уступ, место рыбалки
20ДніпробіляНікополя.Початок30-хрр.
Днепр возле Никополя
23СтарийДніпро
Старый Днепр
11КаміннянаДніпрібіляНікополя.Початок30-хрр.
Камни на Днепре возле Никополя (начало 30х годов)
02НікопольВолнорізнаДніпрі.1914р.
Волнорез на Днепре. Никополь, 1914 год
07ПовіньнаДніпрі.Водапідняласяна657см.1931р.
Наводнение на Днепре близ Никополя, 1931 год. Вода поднялась на 657 сантиметров.

Там он рос, мужал, учился плавать, ловить рыбу, тонуть и выплывать, помогать отцу возделывать огороды в плавнях вместе с сестрой Валей. Ловил подростком мешками щук в озёрах, а мама Катя продавала их на базаре, вкусно их умела начинять, по сути был вторым кормильцем в семье.

r001-011
Виктор Кожушаный (справа) в юные годы

В 1945 году пошёл в первый класс СШ №19 и закончил в 1955 году. Учился Виктор очень хорошо, был одним из лучших учеников в классе, особенно легко ему давались математика и физика.

81e6180270
Месторасположение средней школы №19 в Никополе

В 1955-1956 годах учился в ПТУ, получил специальность электросварщика.

r001-001-21.jpg
Кожушаный Виктор Дмитриевич в юные годы

В августе 1957 года был направлен в Кривой Рог, но так как там ему предложили работу под землёй, то Виктор отказался. На что ему ответили: «Тогда пойдёшь в армию». Что он и сделал.

r001-006
Матрос Виктор Кожушаный

Службе в армии было отдано 4 года (как говорит Виктор , вычеркнутых из жизни), но полных жизненного опыта, новых знаний и впечатлений.

r001-001 (4)
Виктор Кожушаный (первый слева в нижнем ряду) на Балтийском флоте

Служба в ВМФ проходила с ноября 1957 года по январь 1961 года.

r001-014
Виктор Кожушаный (второй справа) на службе в ВМФ Балтии

 

r001-010
Виктор Кожушаный второй слева
r001-007.jpg
Виктор Кожушаный во время прохождения службы на Балтийском флоте (первый справа в верхнем ряду)

5 марта 1961 года открывается трудовая биография Виктора Кожушаного.

Он был принят в ТВЦ-2 электрополировщиком 5-го разряда.

В этот же период поступил в Никопольский металлургический институт на вечернее отделение, но проучившись полгода, бросил его. Было очень тяжело после работы вечером сидеть за партой. Все, кто знал Виктора, говорили ему, что он зря это сделал. С его способностями и талантами, получив  высшее образование, он бы мог много добиться. Так раньше считалось и так оно и случилось, но учиться Виктор больше не захотел.

Я помню я у него тоже как то спросила, почему бросил. Дядя Витя мне ответил: «А зачем, быть начальником я не могу и не люблю», — из воспоминаний племянницы Татьяны Липко (Перешеиной)

r001-009
Виктор Кожушаный слева

В 1961 году происходит знакомство Виктора с красавицей Валентиной Вязовской, сдержанной и строгой девушкой, но как говорят, противоположности притягиваются.

IMG_3054
Кожушаная (Вязовская) Валентина Ивановна в молодые годы

Виктор, остроумный весельчак, романтическая натура, был покорён холодной, неприступной красотой Валентины и решил во что бы то ни стало покорить её сердце.

Как признался Виктор, увидел он свою Валентину впервые в автобусе. «Потухший взгляд, строгое лицо и коса, чёрная, длинная и глаза, большие и красивые». И Виктору захотелось добиться, чтобы эти глаза улыбались.

И это ему удалось. 17 декабря 1961 года Виктор и Валентина поженились.

IMG_3931
Виктор и Валентина Кожушаные в молодые годы

5 февраля переоформлен в ТВЦ-2 подручным вальцовщика станов ОСПТ 6-го разряда. Тариф 3 рубля 74 копейки.

27 октября 1962 года родилась дочь Елена.

1 марта 1969 года переведен в ТВЦ-2 вальцовщиком станов холодной прокатки труб 8-го разряда.

r001-001 (3)
Виктор Кожушаный у станка

26 ноября 1973 года родилась дочь Марина.

28 октября 1976 года переведен в ТВЦ-4 вальцовщиком стана холодной прокатки труб 6-го разряда, где он проработал 13 лет и показал себя профессионалом с большой буквы.

 

r001-002 (3)
Виктор Кожушаный на субботнике (второй справа)

С 1 го ноября 1989 года Виктор Кожушаный работал токарем 4 го разряда до самого выхода на пенсию 1 го ноября 1993 года.

За достижение высоких производственных показателей и выполнение плановых заданий Виктор Кожушаный награждался Почетными грамотами в 1972, 1975, 1977, 1978, 1980, 1983, 1988 годах. В 1985 году объявлена благодарность.

r001-002
Слева направо: Борис Кожушаный, Екатерина Кожушаная, Дмитрий Кожушаный, Виктор Кожушаный

30 октября 1985 года за успехи в труде в выполнении плановых заданий и в связи с 50-ти летием со дня основания ЮТЗ, награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета УССР.

17 июля 1986 года за достигнутые успехи в труде и в связи с Днём металлурга награждён Почётной Грамотой МЧМ СССР (копия прилагается / вставить, видимо мама не передала)

11 июля 1988 года также награждён Грамотой МЧМ СССР.

20 февраля 1986 года в газете «Никопольская правда» на передовой странице (фото прилагается) помещён портрет одного из лучших вальцовщиков ТВЦ-4 Виктора Дмитриевича Кожушаного.

r001-001 (5)
Виктор Кожушаный на производстве (вырезка из газеты «Никопольская правда»)

Его портрет неоднократно помещали на Доску Почета ЮТЗ.

Делится чувствами племянница, Татьяна Липко (Перешеина):

Я горжусь своим дядей, как бы ни говорили что это поколение жившее в застойные времена Советского Союза, как и мой отец, мама, их родители, это люди достойные уважения и почитания, это люди чести и достоинства, построившие своими руками, потом и кровью всю промышленность в стране, наделённые недюжинным умом, силой воли и многочисленными талантами, но, в силу каких-то обстоятельств и черт характера не сумевшие реализовать свой потенциал на полную мощность.

r001-002 (2)
Виктор Дмитриевич Кожушаный

Ко всем сведениям в воспоминаниях самого Дмитрия Кожушаного, я хочу не забыть о его увлечении рисованием.

IMG_3971
Картина «Дети, убегающие от грозы» кисти Виктора Кожушаного

Дядя рисует и по сей день, у него много картин дома.

У нас в роду много художников, как по маминой, так и по папиной линии. Младший брат Борис Кожушаный один из ведущих архитекторов Москвы, его дочь Катя тоже может похвастаться замечательными работами, очень талантливая моя племянница Светлана, которая теперь работает художником в городе Киеве, хорошо рисовал мой брат Юрий Олейник, рано ушедший из жизни. Вспомним Сидора Кожушаного, художника-самоучку.

Виктор обожает рыбалку, как летнюю, так и зимнюю, с ней у него связано много историй в Автобиографии (см. ниже)

r001-003 (2)
Виктор Дмитриевич Кожушаный (справа) на зимней рыбалке

Как и все в их семье, кроме Тамары, Виктор очень любит землю, огородничество, садоводство, виноградарство.

Но самой большой любовью Виктора Кожушаного являются его дочери и внуки.

r001-008
Виктор Кожушаный с дочерью Мариной

Их у него четверо: Витя, Наташа, Оля и Настя. Особенная любимица — Оля, в которой он души не чает.

IMG_3978
Любимая внучка Виктора Кожушаного — Оля

Она жила какое-то время с ними. И как только кому-либо из семьи приходится встречаться с Виктором, он обязательно расскажет какую-то смешную историю о своей Оле, даже о её проказах и шалостях в школе рассказывал с такой любовью и радостью, что было ясно, Оля — дедушкина внучка.

IMG_3969
Виктор Кожушаный с внучкой Ольгой

Виктор Дмитриевич большой любитель смешных историй и анекдотов, знает их массу.

IMG_3977
Виктор Дмитриевич с супругой Валентиной

Когда мы собиралисьвсей семьей у бабушки Кати, я старалась сесть поближе к нему, потому что там всегда было весело и смешно, — из воспоминаний племянницы Татьяны Липко (Перешеиной).

r001-005
Традиционные сборы на Бакинской

r001-004.jpg

IMG_3968
Памятное фото на берегу Каховского водохранилища (край улицы Бакинской). Слева направо: Александр Олейник, Владимир Кожушаный, Борис Кожушаный, Виктор Кожушаный.

Он очень поддерживает мою маму Валентину «морально и духовно». Мама с ним как ни с кем другим может говорить по телефону часами. Сейчас стационарный телефон обрезан уже как год, мама тяжело переживала утрату возможности общаться с ним каждый день, а по мобильному много не наговоришь. Дядя Витя часто навещал маму зимой, для неё это радость.

IMG_3979
Брат и сестра Виктор и Валентина Кожушаные вместе всю жизнь

Живите долго, наши дорогие старики, вы наша связь с нашим детством и юностью!

(записано Татьяной Липко (Перешеиной))

 

Автобиография

Не знаю как начать. Хотя в моем возрасте уже надо знать с чего начать и чем закончить. Может быть с самого начала, когда я не планировался и был не желанным третьим ребенком в семье.

Вряд ли кто станет утверждать, что я развивался в райских условиях. Из запоздалых признаний моей мамочки: «Что я не делала, сынок, а Ты родился. И сидела в бочке с горячей водой и хмелем, и физические действия не дали никаких результатов». Тогда, в те далекие времена не прерывали врачи беременность. Был запрет.

«Что я не делала, сынок, а Ты родился. И сидела в бочке с горячей водой и хмелем, и физические действия не дали никаких результатов» — из воспоминаний Екатерины Кожушаной (Горобец)

А в Европе разгоралось пламя второй мировой войны…

Родина родителей — Запорожье и рядом село Григорьевка (вероятнее всего Григоровка — прим. составителя)

Selo Grigorovka (Zaporozhye)

Познакомились на строительстве Днепростроя. Отец до конца своей жизни напоминал маме о каком-то сопернике-водолазе, который выполнял подводные сварочные работы и погиб.

То были их юные годы. Мать была крепкой и привлекательной и работала табельщицей. Отец крановым машинистом. Мать не была в восторге от отца в то время. Водолазам тогда много платили и это играло в выборе спутника не последнюю роль. Но отец пошел на крайние меры. Подловил «красуню» в безлюдном месте и, приставив нож, выдвинул ультиматум — «моя жена или смерть». Мамочке не оставалось выбора. Так поженились мои родители.

Читая мои письмена не надо впадать в печаль. Ко всему буквально отнестись надо с юмором. В дальнейшем будет много трагических событий, которые будут описаны мной, но не надо печалиться. Не упустить бы тот момент, что во время строительства Днепростроя из города был выслан весь криминал во избежание диверсий. В это число попал и мой папочка. Подробности мне не известны. Я не обещаю последовательного хода мыслей. Родословная отца моего приводит на Запорожскую Сечь. Был прадед кошевым атаманом.

Вот сейчас считаю своим долгом вспомнить о своих дедушках. Родословная не далекая в моей памяти. Отец моей мамы был из дворян. Был предприимчивым. У него была даже своя мельница. Вел трезвый образ жизни, чего нельзя сказать об отце моего папы. Любил уйти от реальности. Был знаменитым печником. В то время эта профессия была популярной и очень ценилась. Дедушка ездил на «подводе». Конь хорошо изучил своего хозяина и часто привозил его к его двору спящим без всякого управления. Мне пришлось однажды побывать в доме дедушки в гостях. За домом протекала узенькая речушка в которую дедушка бросился спасаясь от алкогольного огня внутри. Вода уже была холодная. Он простудился и умер. Это из сообщений старших родственников. Когда был в гостях у папиной сестры Гали, меня поразила простота сельского пейзажа. Прямо из окна дома хорошо видно кресты на могилках покойных соседей. Меня так же удивила простота взглядов на жизнь. Вечером мы пообщались, поужинали, выпили с мужем тети Гали Куприяном и легли спать. Но вскоре дядя нас с Владимиром (братом моим) разбудил и сделал замечание: «Вы хлопчики, что спать приехали?». Было 4 часа утра, но было некрасиво противоречить хозяину и оспаривать его решение — продолжить пьянку. Когда мамочка как-то была в больнице здесь в Никополе в палате соседка больная, узнав фамилию мамы, спросила, не знает ли она ее односельчан из села Григорьевки Кожушаных? Мать призналась, что старший из трех братьев ее муж Дмитрий. Соседка по палате выдала убойную информацию: «Это были такие три бандита! Вся деревня их боялась!».

Так что не удивительно то, что мне всю жизнь приходится бороться с генетически заложенным недостатком. Но вернусь к своим делам…

Я помню в 3-х летнем возрасте встречал немецкие танки стоя на калитке двора. Поверхность улицы тогда была грунтовая и тяжелые танки месили грязь, разносился грохот. Один танк поставили с северной стороны соседей, что ближе к плавням. Он был против нашего двора. Отец был в это время уже демобилизован. Он был артиллеристом. Я заметил как немец опускается в танк, открывая рычажки на люке танка. Выбрав момент когда он уходил, я прокрался к танку и, открыв люк, залез внутрь. Там слева были рычаги управления, а справа лежали плитки шоколада. Радости моей не было предела. Я схватил одну плитку, вылез из танка и убежал домой. Вскоре пришел разъяренный немец и начал показывать маме знаками, что она должна отрубить мне руку. Немец был слабоват физически. Я до сих помню как мать схватила его за горло и со словами: «Ты его рожал, фашистская сволочь?» повалила на пол. Я был рядом и увидел, что немец произнося невнятные звуки, пытается вытянуть из кобуры пистолет. Я начал ножкой своей ему мешать. Вдруг дверь открылась и появился их старший офицер.

Мать отпустила поваленного на пол немца. Он схватился и быстро, отдав честь, что-то лепетая на немецком языке. Офицер понял этот инцидент по-своему. Схватил его за воротник и вытолкал на улицу. Потом, разобравшись, пришел и принес мне шоколадку. Указав на танк пригрозил пальцем.

Фронт ушел далеко. Мы оказались в тылу. К линии фронта над городом пролетали немецкие самолеты груженые бомбами. Помню кресты на крыльях. Протяжно в это время завывала сирена и все бежали в огород в окоп. Рядом была могилка рано умершей от младенческого сестричка Нели. Рядом жила соседка тетя Вера, с северной стороны. У нее проживало два офицера. Тетя Вера Мушенко не скучала с ними, списывая все на войну. Муж сражался на фронте.

Во время войны очень много детей погибло. Находили в степи разные боеприпасы, брошенные в бурьянах и подрывались. Много осталось детей калек. При мобилизации много не пошли в военкомат, а попрятались в плавнях и погребах. Те что остались — стали полицаями. Выдавали комсомольцев оставшихся в городе. Мать была комсомолкой. И вот однажды вечером сосед привел пьяного немца. Завидя их на калитке, мама выбежала и стала под стену с севера. Раньше эту стену красили сажей в черный цвет. Мы втроем сидели на кровати в зале. Пьяный немец начал тыкать пистолетом нам в лица. Мы кричали от страха, а его это так смешило. И он повторял эту угрозу, а мы визжали… Потом немец попытался по лестнице вылезти на чердак. Лаз был в коридоре. Но он был настолько пьян, что сорвался и упал. От злости начал стрелять в потолок. Потом они ушли. Вскоре маме пришла повестка явиться в гестапо. И она по простоте своей пошла…

Ее спас, знакомый до войны, парень. Он будучи полицаем, завидя маму в дверях, сказал: «Катя, если Ты войдешь в ту дверь, то Ты не вернешься живой». Подсказал ей, что нужно где-то спрятаться на время пока идет чистка города. Тех мужчин, что не пошли воевать, а спрятались в Днепровских плавнях, всех выловили немцы и приняли за партизан. Они их всех доставили на 3-й участок и расстреляли на том месте где сейчас стоит 19-я школа. Для запугивания согнали туда всех людей. Когда застрочили автоматы кричал мальчик в толпе казненных. Звал свою маму. Смерть была такой привычной. Произошло как бы привыкание.

Папе не пришлось участвовать в боях. Он, будучи артиллеристом вместе с другими и артиллерией приближался к линии фронта в эшелонах. Но немецкая авиация разбомбила весь состав. Здесь ситуация не поддается описанию. На соседних деревьях висели кишки, валялись головы и руки. Отца нашли в воронке от взрыва с тяжелым ранением сустава плеча и руки. Была перебита артерия. Таким образом он оказался где-то на юге в госпитале. После операции на разбитом суставе ему дали инвалидность. Инвалид войны. Пенсия была 28 рублей.

После разгрома немцев под Сталинградом началось их отступление. Помню как соседка тетя Вера цеплялась за уходящих с ее двора немцев, а они ее отталкивали. Жизнь была дороже этой распутницы. Но при отступлении в панике немцы оставляли лимонки, гранаты, мины и бомбы. Была распутица и они облегчали свои машины. Дети находили и погибали. Знакомый дядя Вернигора прошел войну и вернулся живым, а двое детей — девочка и мальчик, погибли дома.

Мальчик погиб в степи сразу, а девочка смогла израненная вся мелкими осколками прибежать домой. Помню я бегал посмотреть. Открыв дверь я увидел раздетую девочку, а на теле тонкие струйки крови. Она сидела на клеенке молча. Вероятно находилась в состоянии болевого шока.

Меня тоже не миновала эта деятельность. Прямо против Бакинской (раньше улица Микояна) был разрушен кроватный цех. Там я нашел кучу лимонок. Начал кидать их на бетонную стену и падать на землю. Но они не взрывались. Один проходивший мимо мужчина сказал «Зря стараешься малец.Они без капсюлей». Потом с соседом Лютым Иваном нашли в берегу противотанковую гранату и разожгли костер. Положили гранату и легли в траву. Ветки сгорели, но взрыва не было. Мы побежали за новыми ветками. Подбегая с ними к костру произошел взрыв. Нас отбросило взрывной волной на несколько метров. Но ни один осколок в нас не попал. Взрыв был настолько сильным, что с улицы начали бежать мамочки. Кто-то кричал: «Детей убило!». Я был в шоке и не слышал как меня хлестала моя мамочка.

За детьми в то время не было времени смотреть. Потому мы от души наслаждались свободой. Помню я в одной рубашечке шел по улице. Вдруг корова на меня обиделась идущая сзади. Возможно от того, что я ее ругал когда она много пила воды, которую мне приходилось доставать из соседского колодца.  Эта работа была мне не по возрасту. Вообщем случилось что она сзади рогами подняла под ручки меня и я, как Исус Христос, на распятьи. Мама увидела, что она спокойно несет меня по улице. Что она в то время подумала мне не известно. Может она подумала, что это явление Христа народу. Рога коровы были у меня под мышками, мне не было больно и я молчал.

Я подрастал и отец научил меня ловить в речках наших плавней щук. Это увлечение было как наркотик. Я все время проводил в плавне. Знал каждый квадратный метр берегов.

Истоптал все берега. Рос таким свободным, наслаждался свободой. Не было тогда садиков, ясель. Надвигался голод после войны (1946 г.). Папочка имел взрывной характер, а мать было спокойной и мудрой. Помню всегда был у родителей такой диалог: «Митя, как ты думаешь, надвигается голод, может давай продадим козу, а купим корову?». Вроде бы спрашивала главу семьи, но всегда было так как она подсказывала.

Благодаря коровке мы не умерли в тот послевоенный голод. Чашка молока и хлеба кусочек нас сохраняли. О коровке я уже немножко поведал раньше. В это время мне пришлось идти в первый класс. На всю жизнь я запомнил как мама отвела меня в школу первый раз и поставила во дворе школы в строй и ушла работать на огород. Я впервые понял цену свободы. Второй раз во время службы, когда нас новичков построили в учебном отряде в Пинске, на плацу, и долго никто к нам не подходил.

Как-то мама позвала меня к калитке и показала на заводоуправление. С нашего двора было видно как из окон здания, которое и сейчас стоит неизменно, вырываются большие желтые языки пламени. Немцы отступая проявляли неимоверную жестокость даже к своим воинам. Заводоуправление в войну было немецким госпиталем. Оставляя город Никополь они облили палаты бензином и подожгли. В госпитале были тяжелораненные. Зрительная память сохранила как в больничных окнах полностью заполненных огнем желтого цвета (А) появлялись больные медленно поднимая руки, из последних сил пытаясь вывалится из окон. Они были похожи на коричневые чудовища горящие в  огне. Но выбраться у них уже не было сил. Они сваливались возле окон внутри палат. Этого невозможно забыть. Даже сейчас, если приходится проходить мимо заводоуправления ЮТЗ в памяти всплывает весь этот кошмар.

Некоторые сейчас возмущаются – что это за льготники в автобусе «дети войны». А напрасно. Разве в таком возрасте возможно все это видеть и переживать.

Потом уже подробности не припомню, сам я или кто привел меня в заводоуправление. Помню только горы пепла под ногами и на ступеньках и на полах. Сгорели люди и все материальное что было внутри.

Сразу после войны 1946 г. родился брат Владимир. Был голод. Питались чем попало. Когда появилась первая трава стало легче. Некоторые сорта трав были приятными на вкус. Выжили благодаря не только коровке, но и предприимчивому папочке, смелому и отчаянному человеку. Подробности тут неуместны.  В 1951 году родился самый меньший братик Борис. Нянек у него нас четверо было. Таскали его по рукам до такого возраста что он уже начинал возмущаться и оказывать сопротивление.

Приходит на память один эпизод.

Братик Борис закончил школу и стал вопрос о выборе дальнейшего пути. Как сейчас помню – я, сестрички Вали муж Валентин и огород во дворе отчего дома. Борис высказал свое желание поступать в архитектурный институт в Киеве. Зять Валентин всячески был против, не советовал, ссылаясь что профессия низко оплачиваема и мало востребованная. Я тоже был на его стороне. Но Борис поступил в архитектурный институт в Киеве. Потом бросил его, ссылаясь что преподаватели низкой квалификации. Поехал в Москву поступать, чуть не пролетел, но силы небесные были на его стороне. Волей случая он был принят. Без руководства Бога тут  не обошлось. Теперь он заслуженный архитектор России. Очень много настроил себе памятников по земному шару рукотворных.

Выводы – в любой профессии надо быть лидером и она возвысит тебя. Как-то вот я стал писать биографию не свою, сам не пойму как это случилось и чем я руководствовался.

Я исправлюсь. Обещаю в дальнейшем соблюдать последовательность времен. В крайнем случае буду стараться.

Есть у меня слабинка – я очень люблю детей. Недаром  Иисус Христос наставлял своих последователей: «Будьте как дети на злое». Слова из библии.

Помню – меньшую дочь Маринку в Скадовске нес на плечах.  Идем по улице частного сектора в поисках временного жилья. На калитках хозяйки стоят. Маринка сидит у меня на плечах и спрашивает: «Квартира не сдается?» А хозяйки говорят ей: «Ану слез с папочки! Здоровуля! Ноги вже скоро до земли доставать будут!» То было время – дочери мои ежегодно отдыхали толи в Скадовске, толи в Лазурном. В Скадовске Маринка так ознакомилась с одним  двором и ее обитателями, что по приезду раньше нас забегала во двор к знакомым козочкам, чувствовала себя как дома. Хозяйка тоже ее любила, но надо было стоять и чего то ждать. Для меня это было пыткой выросшему в Днепровских плавнях среди чудесной природы. Возможно это и заставило меня увлечься живописью. Я с 3-го класса уже выпускал газету «Пионер», потом «Комсомолец». Правильнее занимался художественным оформлением. На корабле на Балтике оформлял военные стенды по кораблю.

Припоминаю самым интересным в школе занятием на переменах зимой это была война снежками корпус на корпус.

Школа 19-я на 3-м участке была с двух одноэтажных корпусов. Это было следствие войны. Две армии как бы бросались навстречу и снежками, иногда в снежки вкатывали камушки. Так что были травмы. Руководство не препятствовало. На учителей я смотрел как на Божественных созданий до одного случая. Как-то после уроков я весной пошел по мостовой улице к водонасосной и к реке. Тогда не было еще Каховского водохранилища. Меня тянуло к лесу, где я вырос. Со стороны города на берегу примыкались лодки. И вдруг в лодке я заметил – учительница русского языка, молодая, красивая сидит на коленях учителя истории в его объятиях.

Во избежание неприятностей  я сделал вид невидящего, но я понял тогда что учителя обычные люди как все.

Не хочется описывать ужасы голодных 1946-1947 годов. Некоторые ходили в школу босиком. Помню – ноги красные были. Как-то рядом сидела со мной девочка с более обеспеченной семьи. Она принесла мне кусочек сахара. Тогда сахар делали кусками грамм по 150. Соученики накинулись гурьбой на меня и отняли у меня сахар, потом дрались за него между собой. Печальное зрелище. Сейчас в школах не вспоминают ни революцию, ни походы Антанты. Как все капсраны кинули свои войска чтобы подавить завоение революции 1917 г. Были походы Юденича, Колчака, Врангеля, Деникина. Но все они были разгромлены. Почему я об этом вспомнил. Касаясь голова в нас; после войны капстраны могли помочь, но они этого не делали. А ведь были разрушены города, фабрики и заводы. Но порядок был. По карточкам выдавали порцию хлеба. Капиталисты думали – не победили их так пусть перемрут с голоду. Помню мама посылала меня за манной кашей. Была кухня где-то в районе соцгорода и там готовили и по карточкам выдавали по чашке манку маленьким детям. Я тогда получал для меньшого брата Владимира 1946 г. рождения. Я не выдерживал и чуть-чуть лизал кашу. Это было пытка невероятная. Она была очень вкусная. В те годы, надо заметить, умерли в основном с года те кто был в зависимости от алкоголя.

Большую помощь оказывали огороды в плавнях. Каждый находил где-то полянку и разрабатывал под огород. С сестричкой Валей мы были крепкими детьми и мама нас использовала на этих работах. Сестричка Тома была слабенькой и любимицей у родителей. Оно поддерживала порядок в доме.  Один раз помню я, мама и Тома были на огороде. Туда я доставлял на лодке нас идущими по плавне речушками.

В тот день был ливень с непрерывной грозой. Надвигалась туча такая со стороны Каховки что стало темно как ночью. Мы, чуть подтянув лодку, перекинули ее у самой воды втроем спрятались под ней. Такой грозы за всю последующую жизнь я не видел. Тьму непрерывную освещали молнии. Непрерывно гремела гроза и светил свет. Ливень был такой, что казалось начался потоп. Гроза ударила в цепь лодки и дерево рядом. Кору от верха до низу полосой белой сняло по спирали. До того я думал молния только обжигает. Впервые я увидел ее и физическое действие. Когда все стихло мы поставили лодку и прибыли домой. С улиц со всех еще рекой бежала дождевая вода. И мы узнали что убило грозой молодую девушку с 1-го квартала. Она была возле речки и за цепь подтягивала свою лодку. В этот момент ее и убило.

Я как старший сын был задействован отцам как первый помощник несмотря на детский возраст. Помню  с сестричкой Валей охраняли в плавне пасеку и отцовские  плантации картошки и морковки даже ночью. Был куринь и мы там ночью прятались. Однажды днем я увидел как два мужчины копают и складывают в мешок морковку. Я вспомнил что я сторож. И занимаюсь такой высокий пост с чувством неимоверной власти подбежал к ним. Пред этим я ел уворованный арбуз. И гоняясь за бабочками, которых было очень много, весь запылился. На лице только подбородок от арбуза был белым, вымытым как бы. Со мной была сестричка Валя. Мы подбежали к ним и я представился: «Я сторож!» Завидя моя лицо на них напал истерический смех. А я упорно напоминал им: «Я сторож». Неравенство сил было насколько очевидным что я расплакался и все твердил: «Я сторож». Они чтобы не умереть со смеха попросили меня помолчать. Они взяли мешки и погрузили на подводу и смеясь до слез уехали. Когда пришел из дома отец он  место грядки где пустовала земля засадил травой. Метров 200 от этих плантаций был чей-то огород – баштан. Были чудесные арбузы и дыни. Я с большим страхом там воровали их выходя из зарослей. Думаю уместно сообщить что несколько времени позже выяснилось – огород тот был моего дружка детства Павлика. Позже он мне жаловался, что какая-то сволочь унадилась воровать арбузы, так он с отцом не вырывая плоды прирыл их   в землю. А  я тогда думал где неожиданно делись дыньки и арбузы. Надо заметить что «какая-то сволочь» это был я. Но в меня не хватило мужества признаться в этом. А дружок еще жив. Даже сейчас это не поздно сделать. Но я думаю это будем компенсацией за напрасный страх который меня охватывал во время воровства. Там же протекала речушка небольшая и было в ней много рыбы. Ночью она всплывала на верх и играла, было слышно непрерывные всплески. А мы с отцом ее загоняли в поставленную нами сеть. Всю ночь я на веслах а отец ставил и вынимал сеть выбирая рыбу. Иногда испуганная щука во тьме прыгала прямо в  лодку. Утром иногда поджидала инспекция при выезде уже на речку Лапинку. Все случаи описать невозможно. Это была бы объёмистая книга. Что только не было. Однажды меня ужалила пчела между глаз. Глаза оба закрылись отечностью. И я открыл глаза подпорками и дальше продолжал ночью помогать отцу заниматься браконьерским промыслом. Я был похож на китайца.  Утром мама везла рыбку на рынок и продавала. Во общим шла отчаянная борьба за выживание. Думаю не упустить бы то, что был застенчивым мальчиком. Как то мама говорит: «ты б сынок пошел подстригся», за мной дело не стало. И вот пришел я в парикмахерскую, сел в кресло. Девушка взяла машинку и вдруг говорит: «Мальчик когда ты последний раз мыл голову?» «Каждый день только в речке». « В тебя полная голова песку» Ладно я тебя подстригу». Мои щеки вспыхнули огнем, даже уши пылали от стыда. Таким я был мальчиком.

Я очень любил ловить щук. Иногда попадали чуть меньше меня. Я тогда одной рукой держал удилище, а другой хватался за куст на берегу и всегда причал «мама!». Однажды сестричка Валя была со мной и помогла вытянуть большую щуку. Уже на мели она прыгнула на нее и так обняла ее что она потеряла привлекательный вид и свежесть. Зимой я ходил с отцом аж на Старый Днепр. Мама заматывала меня в пуховой платок и рыбаки принимали меня за девочку. Не упустить тот момент, что отец любил дружить с разбойниками. Он никогда не надеялся ни на какую власть. Только на себя. Иногда доверял меня разбойникам для прикрытия. Я с ними сетью в степных селах выбирал карпов со ставков. Мотоцикл и ружье отпугивали крестьян. Они обычно молча наблюдали только. Потом этого именно разбойника рыбаки убили на море ночью заставши его на своих сетях. Я тогда не был с ним. Был другой мальчик. Но он выпал с лодки которая перевернулась и оказался под ней. Так его и не заметили обозленные рыбаки. Что он пережил это не поддается описанию. Держался под лодкой за сидение и там был воздух.

Но вернемся в школьные дела. Учился я хорошо Любил физику и математику. Меня очень любила физичка. В меня были одни пятерки. Это по пятибалльной системе. И вот однажды я уделил больше внимания другим предметам, а физику слегка. А тут вдруг урок физики учительница приходит с каким-то мужчиной. Начался урок. Я заволновался, быстро начал просматривать материал. Но было поздно. Этот проверяющий из ГорОНО указал ей в журнал пальчиком. Оказалось он хотел узнать какие знания  у отличников. Учительница назвала мою фамилию. Я встал, мы переглянулись, и я пошел отвечать к доске. Оно поняла меня правильно. Я начал из далека, подходя к теме, она тоже начала отвечать вместе со мной. По окончании урока я заглянул у журнал. Там стояла тройка с маленьким вверху загибом. Через день проверил учительница исправила на 5. А учитель математики в старших классах ревновал меня к ученице с которой я сидел. Он всячески меня осаждал. И несмотря на то, что в меня все списывали домашние задачи, он в аттестате постарался выставить 4.

Было скажет: «так, в следующий раз контрольная работа». Я делаю все уроки кроме математики. А он только заходит в класс сразу: «Кожушаный, вы сделали домашнее задание?». Я говорю: «Вы же говорили ….» Он «садитесь, единица – пишите 1-й вариант».  Сейчас смотрю какой стал у меня плохой почерк. А в школе в 1-3 классе учительца восхищалась моим почерком. Она носила по классу мою тетрадь и показывала детям как можно чудесно писать. Я так ушел от детства в свое повествование упустив еще пару интересных моментов.

Мне было лет 6, примерно, и я учился плавать чуть-чуть. А дружок Ваня Лютый о котором я уже напоминал ранее спровоцировал меня на спор что я не переплыву реку. Я тогда не задумывался что со мной будет, если я не переплыву реку, т.е. проспорю. Это было против нашей Бакинской улицы. Течение и воронки вокруг помню. Ваня плыл не рядом, а ниже по течению. Он старше меня на 2 года. Был уверен что я утону, а может он и хотел этого. Таких людей я встречал в своей жизни не однократно. Постепенно я почувствовал как руки меня не слушают, становятся тяжелыми и чужими. Все это  от неопытности пловца. Но берег был уже близко и там был обрывистый причал парома. Выбраться было невозможно и я пошел на дно с открытыми глазами лицом к небу. Помню до сих пор на поверхности  воды от солнца мерцали желтые кружочки. Когда тонул я увидел что на берегу никого нет. Звать на помощь было не кого. Пришел в сознание лежа на берегу свернувшись калачиком. Надо мной наклонился мужчина-великан. Он долго меня воспитывал, но был рад что ему удалось воскресить меня, что я начал дышать. Маме тогда снился сон что она была со мной на пароме и я вдруг куда-то делся с парома. Прошло много лет, а меня все не переставало интересовать кто был тот мужчина и как он меня достал с такой глубины большой.

Как-то попросил жену Вани Лютого, что он ей рассказал обо всем этом, а она мне. Но оказалось он ничего не помнит. С квартиры он уже не выходит. Что он ничего не помнит я ничуть не удивился. Сколько лет так пить можно забыть свое имя и свой домашний адрес. Еще один случай на том же месте реки только зимой прошел со мной и моим дружком детства преданным мне и неимоверно честным. Не помню за ним какой-то хитрости или лицемерия.  Ушел я с ним в плавни за дровами (сухими ветками). Через речку нас перевез кто-то лодкой. Мороз стоял обжигающий. Возвращаясь обратно мы увидели что река покралась тонким льдом прозрачным.  Если мне было 9 леи  или 8 то дружку было на 2 года меньше и  он меня слушал беспрекословно. Попробовал у берега ходить – лед потрескивал но держал. Еще не изучая физику я уже понимал что больше гарантий если ползти по льду. Так мы поползли через реку. Дружок Петя Рыбальченко полз с заду меня. Когда мы подползли к середине реки я увидел маленькие промоины как тарелочки густо так и в них пенилась вода. Я понял что если лед чуть прогнуться вода гонимая течение хлынет на лед. Мы начали маневрировать между промоинами, а вода в них почему-то пенилась. Прямо над ними она (пена) выглядела такими пирамидками. Дружок меня ошарашил: Оглянулся я, а он встал и под ним образовалась воронка. Я заставил его лечь опять. Потом я увидел на берегу возле водонасоной ( это было ниже нашего направления пути). уже собралась толпа свидетелей. Помочь они нам не могли. Потому что весь лед был очень тонким, только схватился. Они стояли затаив дыхание. На средине реки лед стал еще хуже. Но возвращаться уже не было смысла. Пройденный путь был тоже смертельно опасным. Такого адреналина вряд ли кто когда получал. Толпа наблюдала как двое чьих-то детей сейчас скроется подо льдом. Но мы приближались  к берегу, нас был озноб от переохлаждения. Вдруг я заметил подо льдом песок и ракушки на нем. Появилась надежда, но еще для нашего роста было глубоко. И когда мы поднялись – толпа в стороне возле водонасосной одновременно вздохнула очень громко словно стон тяжело раненного. И я понял что собравшиеся за нас очень переживали.

Еще был случай когда я в плавне (лесу) обнаружил затонувший   деревянный мост на одной из русел. Его строили немцы для переправы. Длина его была метров 30. Чем он был притоплен я не помню. Но бревна были подобраны очень ровные. Настил был в сплошной и бревна крепились скобами. Этот настил был притоплен на 4 метра, а под ним еще была глубина. Я с дружком Женей Оржишко начали нырять и бревна рычажками отрывать. Когда скобу оторвешь, бревно само выныряло на поверхность. Оторванные бревна мы складывали на берегу. Все выполнялось ныряя с закрытыми глазами, на ощупь. В настиле образовались пустоты. И вот я  нырнул и попал в это окно и пошел на глубину под мост. Я почувствовал что вода очень холодная и начал возвращаться, но вдарился головой снижу об настил. Казалось нет спасения, но я рванулся в сторону наугад и выплыл наверх. Когда я подплыл к берегу я долго молчал лежа на песку. Я понял что все могло бы закончится. На этом эта работа была закончена. Я до сих пор не понял что тогда было – безумие или безумная смелость. Все эти случаи говорят что за детьми в те времена было некому присматривать.

В школе я был в числе лидеров 10 классов. Как-то учитель математики рассердившись на шум объявил: «Я к вам в класс хожу ради 5-и учеников!» В их числе был и я.

Было – не могу решить задачу, сижу до 1 ч. ночи, аж голова горячая становилась. Потом, отдохнув,  во сне решал задачу. Утром проснувшись быстренько переписывал. В школе девочки в меня потом списывали. Были соученики слабенькие, но очень дисциплинированные. Детство прошло  в войну, потом голод. Слабеньких учеников я вообще был забыл. Был случай – на работе в цехе бригадир ОТК женщина ко мне по имени все «Витя, Витя». А я думаю откуда она узнала мое имя. Потом оказывается когда отмечали юбилей выпускников моего класса я её увидел среди соучеников. Смиренных детей не оставляли на ІІ-й год. В школе мне дали кличку – «философ». Я не обижался. Шло время. Одежду я помню носил до тех пор пока она не меняла цвет. Синее брюки было становились голубыми, потом серо-белыми. По окончании школы родители не настаивали чтоб я поступал в ВУЗ. Даже сейчас,  оставшиеся в живых, соученики недоумевают почему я не поступал в ВУЗ, а пошел учится в ПТУ на сварщика. А ведь я был первым помощником отца в борьбе за выживание. Жить на 28 рублей пенсии инвалида было практически невозможно. В ПТУ я впервые встретился с дядей Сашей Олейником. Он преподавал слесарное дело. Скорее кого-то один раз подменил. Задание было – снимать напильником фаску с бруску зажатого в тиски.

Дядя Саша ко мне присикался почему-то «Вот вы неправильно держите напильник!» Я вже так как правильно надо, но он: «все равно вы неправильно держите напильник!». Вже не помню чем закончилось. Я только понял что из-за таких сволочей много людей сидят в тюрьмах. Такие люди провоцируют на неадекватные действия. В это время была построена Каховская ГЕС и образовалось Каховское водохранилище. Погибла неописуемая красота, чудесная природа где прошло мое детство. Сестричка Валя принимала участие, трудилась по очистке будущего дна нашего моря. Были еще бригады с западной Украины. Инструмент был пилы и топоры. Когда поднялась вода она начала разрушать глинистые наши берега. Вода стояла желтая метров сто у берега. Начали отселять людей которые дома были крайние. В нашем районе убрало метров 150 земли (кручь). Ходили слухи что главный проектировщик ошибся в расчетах и покончил с собой.

По окончании училища меня направили отрабатывать на ЮГОК (Кривой Рог). Я прибыл туда последним и меня направили работать в шахту. Я начальству доказывал что я учился на сварщика наземного, а не подземного. Мне ничего не оставалось как отработку поменять на службу в армии. А родители ждали от меня немедленной помощи. Да плохо быть самым старшим сыном. Когда приходил комиссию в военкомате совершенно нагим. Председатель комиссии восхищался моей фигурой спросил: «Хочешь в парадные войска? Будешь в Москве встречать правительство. Там должны быть красивые воины. Это лицо страны». Я согласился.

Но спустя время меня призвали в ВМФ. Я был удивлен, думал ошибка. Но мне объяснили. Оказывается не совсем чистая биография у моего папочки. Потом я был рад, что попал на Флот. Так я попал в учебный отряд в Пинске (Белоруссия). Там восемь месяцев проходили подготовку морских специальностей для военных кораблей. Я учился на электрика. Чередовались занятия с неимоверной тяжёлой строевой подготовкой. Не все переносили это. Один мальчик повесился в туалете на улице. Для меня все эти тяготы были нормальными. После  такого детства меня хоть в огонь хоть в пекло. Было два случая забавных. Стоя у дверей учебного корпуса на вахте (часовым) я закурил. Пробегающий мимо офицер заметил и на другой день я был отправлен на губу (гауптвахту)на 5 суток в город. Арестант. Я честь отдал проходящему офицеру но с дымящей сигаретой в руке. На гауптвахте был дежурный офицер-надзиратель, сразу меня спросил как я учился в школе и потом начал приносить задачи по всем предметам для его дочки. Она ходила в 10 класс. Я щелкал эти задачи как семечки. Было еще свято в памяти. Без всяких проблем. Офицер приносил мне еду из дома. Я начал поправляться от такой питательной пищи. Потом офицер начал намекать что было б лучше если б я лично объяснил задачи дочери его.  Так было ей понятнее. А время 5 суток заканчивалось. Я понял что в этой военной тюрьме меня хотят женить. Офицер мне предложил: «еще что-нибудь сотворить в отряде и сюда, разве тебе тут плохо». Я знал что через 8 месяцев нас развезут по кораблям служить на разные флота. Я потом старался не нарушать порядок чтоб меня в этом Пинске не женили.

Правда однажды стоя в кабинете у знамени часовым с карабином опять чуть не попал на гауптвахту. Стоять у знамени нужно по стойке смирно  не двигаясь 2 часа.  Я убедившись что я один в помещении, решил: « что я вообще придурок 2 часа стоять как манекен?». Я сел на тумбочку у знамени взвесив ноги. Но вскоре дверь открылась и я резко вспрыгнул и стал смирно. Офицер не заметил моих движений. Тут уже был бы длительный срок, ибо не было более почетней вахты чем у знамени части. Была в руководства части и хитринка. Во время учебы не говорили на какой флот кто будет направлен. А потом по окончанию учебы оказывается – отличники на Черное море, хорошисты на Балтийское море, а нерадивых учеников на Северный флот где льды и медведи и холод. Я был направлен на Балтийский флот. А на Черном море была бы курортная служба по климатическим условиям. Служба на корабле не подлежит описанию.

Но кое-что все таки хочется вспомнить. Я служил на тральщике. Это небольшой корабль. Его назначение — уничтожение противолодочных мин, которые были расставлены немцами у самого дна Балтийского моря. Мины имели шарообразную форму и были большого диаметра. От неё шёл тонкий тросик, который крепился к якорю. Мина без якоря всплыла бы. А тросик держал её на несколько метров от дна. С поверхности мины торчали похожие на бутылочки контакты. При толчке о них, мина взрывается и подводной лодке конец. Нас называли пахарями моря. Мы их уничтожали таким образом:

Два тральщика тянут очень длинный трос. Этот трос опускается в море с больших лебёдок, которые находятся на корме кораблей. На тросах у дна моря крепятся разводные решетки с угловатыми ножами, которые перерезают трос, на котором крепится мина к якорю. И мина всплывает на поверхность.

Это напоминает как рыбаки тянут невод. Тралим обычно запланированный район моря. Когда мина всплывает, мы её разстреливаем с орудия. Только мина всплывает, подаётся команда расстрелять её. Необходимо это делать быстро, потому что корабли идут не останавливаясь. Оставить мину нельзя.

Командир всегда подстраховывал артиллеристов. Брал карабин и, видя что снаряды пролетают мимо (видно буруны воды), он расстреливал мину из карабина, а артиллеристам слал «многоэтажные» комплименты. Когда волны, в мину попасть непросто, она то покажется, то спрячется.

Как то, уходя на очередное траление, взяли с собой уже демобилизованного матроса. Свои 4 года он уже отслужил. До отправления его поезда было много времени и он решил не томиться в зале ожидания на вокзале, а последний раз, уже свободный, выйти в море и как бы попрощаться с ним.

Но случилось, что тросик срезанной мины запутался за трос трала, и по окончанию траления включают лебедку и она наматывает трал вместе с тросом мины.

Демобилизованный матрос отдыхал на корме возле лебедки. Когда трал подтянул к борту мину, она ударилась о борт и взорвалась. Корму разорвало и вода заполнила один отсек. Плавучесть корабль не потерял, но демобилизованный матрос получил смертельное ранение. На аварийном ходу корабли шли на базу, но матрос умер в пути. А домой он уже послал сообщение: «Еду, Свобода!»

Тут можно поговорить о судьбе. В слове Бога Библии говорится, что судьбы нет. Наперёд не программируется жизнь человека. Библия утверждает, что все зависит от того как поступает человек. Этот пример подтверждает, ушёл бы на вокзал, жил бы дольше…

Не смотри на мою бескозырку,
И на шёлк моих вьющихся лент.
Ты подумай лишь только, подруга,
Сколько службой загублено лет!

Такой стишок кто-то написал и пошёл он гулять по кораблям.

На службе строгий распорядок дня. За него отвечает дежурный по кораблю. Так что строить планы на завтра не приходиться. 

Как-то, будучи ещё часовым у трапа, залюбовался учениями истребителей — военных самолётов. А аэродром был вблизи нашей военной гавани, на таком острове небольшом. Он защищал нашу гавань от моря, от штормовых волн. Взлетали поочередно истребители, выполняя какие-то петли мертвые. Чудесное зрелище. Все это они выполняли над морем вблизи острова.

После всех вариантов летели к морю вниз вертикально, над водой выворачивались как птицы и летели уже на взлетную полосу. Я стоял и восхищался всем этим. Потом вдруг один самолёт не вышел из пике и врезался прямо в море с огромной высоты. Столб воды и взрыв! Я стоял с широко открытыми глазами и ртом. Я понял, что пилот погиб. На острове завыла сирена и быстро катерок вокруг места падения установил буйки на якорях. Я понял, что такие случаи предусмотрены, раз так четко и быстро зафиксировано место падения.

Как-то перед уходом на службу сестричка Валя познакомила меня с девушкой Зиной. Она была красуней, прекрасно танцевала вальс. А меня Валя только научила это делать. Вскоре ей пришлось присутствовать в нашем доме на прощальном торжественном вечере. Я уехал утром на срочную службу. Она была старше меня на два года. Она не была романтической натурой как я, слушала голос разума, а не сердца. Меня она любила, но голову от меня не потеряла. Мне 4 года службы в ВМФ. Мы переписывались. Её письма меня укрепляли морально. Ещё при мне за ней убивался один парень старше меня. И вот однажды я получил от Зины письмо. Она пишет, чтобы я не описывал какие в море шторма, про то какое неприятное чувство охватывает в море когда по всему горизонту круглому нет видимой земли. Закрадывается ощущение, а вдруг её вообще нет. В этот момент понимаешь какое это четкое доказательство, что Земля круглая. Потом показывается маленький флажок. Он становится все выше и выше на мачте идущего встречного корабля. Но вернусь к письму Зины. Письмо я в море в походе прочёл и порвал, выбросил в волны. Она в конце письма спросила, ждать меня или нет?

А мне хотелось прочесть другое: «Любимый мой, я буду ждать тебя вечно, я уверена, мы будем вместе». Не дождавшись ответа, она вышла замуж за того парня, что был влюблён в неё.

Потом сложилось так, что мы получили квартиры в соседних домах, параллельных, и я часто видел её на балконе 3-го этажа, а она меня на балконе 5-го этажа. Как в песне: «Наши окна друг на друга смотрят вечером и днём».

А сейчас когда я прохожу в парке мимо той танцплощадки, меня охватывает такая ностальгия по той далекой юности. Там уже нет ни заборов, только бетонированная площадка круглая и ещё некоторые деревья остались…

А в наше время летом в 8 часов вечера духовой оркестр начинал танцы песней «Подмосковные вечера». «Не слышны в саду даже шорохи, все здесь замерло до утра…»

Благодаря службе я побывал во многих городах: Киеве, Москве, Минске, Харькове, Ленинграде, Калининграде, Пинске, Таллине, Риге, Вильнюсе, Львове, Бахмаче, Свиноустье (Польский порт), Засниц (ГДР).

Помнится, когда мы прибывали в порта Польши и ГДР нас встречали зимой с почестями, чувствовалось великое уважение к СССР. На корабли на красивых подносах приносили яблоки, апельсины, помидоры и др. Балтийское море зимой не замерзает, но влажный холодный воздух делал своё дело, многие заболевали гайморитом.

Как-то прибыли мы в Ленинград, стали у причала на Неве. Я был дежурный по кораблю. Все офицеры ушли в город. На берегу появились девушки возле корабля. Я позволил своему другу пригласить на корабль девушку и заставил спрятаться их в машинном отделении. 

Не прошло и часа, вижу — замкомандира приближается к кораблю. Дело моё подсудное. Я дал знать парочке, чтобы была тишина, пока зам не уйдёт в свою каюту. Потом девушка убежала, довольная физически и материально. Я больше никогда так не рисковал.

Нас встречали и любили везде кроме Прибалтики. Тут нас считали оккупантами. И многие приходили с увольнения в прибалтийских портах с сильно подпорченными лицами.

Как то приходит с увольнения мой друг, сам он из Донецка, с большим отеком под глазом. Я его и спрашиваю: «А орал ты им — «Кто на Балтийский флот?». Он: «Да, и многократно!». Я ему говорю: «Тебе идёт, а то был такой худенький».

В другой раз как-то приходит с увольнения (а я был дежурным по кораблю) такой радостный, весь сияет, цветёт. Настроение, хоть песни пой. Рассказывает мне, что встретил такую девушку… — «Большая, фигура, все при ней. Я сразу пошёл за ней, а она оглядывалась и строила мне глазки. Я понял, что могу познакомиться. Вообщем, вскоре мы оказались в постели».

Я с юмором говорю: «Вот это действительно любовь с первого взгляда!».

Потом мой Адик куда-то пропал. Я спрашиваю у доктора: «А где мой дружок?»

«Где, где — в инфекционной больнице, лечит осложнения любви горячей». Пришли к выводу , что прибалтийские девушки тоже вели борьбу с оккупантами своими методами.

Дважды был в отпуске на 30 и 10 суток. 10 суток отпуска – лучше бы его не было. Получил я их за отличную стрельбу из карабина на суше на полигоне с положения лежа. Мел снежок в глаза, но я понял секрет – помимо точно по мушке прицелится необходимо не держать карабин с силой. Он должен быть свободным.

Эти десять суток кончились очень печально. На танцах я познакомился с девушкой, провел её домой. Потом встречались. Но десять суток это одно мгновенье. Был прощальный вечерок. Я ее пригласил. Она работала в каком-то цехе крановщицей. Маленькая, симпатичная девочка. пришло время ее провести домой. Выходя из залы, я был последним, я заметил что папочка со стаканом вина стоял в углу поджидая меня. «Сынок я понимаю что хочешь еще выпить но за столом тебе не удобно». Я без всяких подозрений быстренько выпил вино. Провожали нас сестра Тома и её муженёк. Девушка жила на улице Менжинской. Утром мне уже необходимо было уезжать. Выйдя с улицы нашей и поверну на восток по Кухсиной. Пройдя метров 200 в меня начали подкашиваться ноги. Под руки меня держал дядя Саша Олейник. Он понял что выключаюсь я и торопливо сказал: «Ну все, не будем мешать». И бросил нас. Но совесть начала его мучать и он  НЕ ПОНЯТНО к отцу и сказал: «Он далеко не зайдет». Оказывается отец у вино налил что-то, может спирту. Боялся что б сразу не женился после службы, а продолжал помогать ему. А можно было просто договорится. Что было дальше не поддается описанию. Я с Людой дошел до улицы Декабристов, пошатнулся и полетел вниз. Улица там была по центру углублена. Маленькая моя подружка побежала обратно но не запомнила двор. Пустился проливной дождь и наступила ночная тьма. Дождь меня немножко привел в чувство я продолжил путь один. Зашел в какой-то двор. Огромная овчарка бросилась ко мне, я упал. Потом сел, она села рядом, я обнял её, она жалобно скулила. Ей было меня жаль. Дождь продолжался.  Дальше буду краток. Я оказался потом в круче и лежал там до утра, когда падал зацепился брюкам и и колено в глине выглядывало с огромной дыры.

Утром всё-таки я пришел в сознание, выбрался из кручи и пошел домой. Идя по своей улице я встретил первого дядю Алёшу. Он привел меня в чувство диким воплем: «Витя, что с тобой?». Я зашел во двор и начал мыться со шланга одетый на кран.  Так закончились мои десять суток отпуска.

Когда я ехал в поезде на Калининград – (это мой маршрут)  я лежал на верхней полке  в вагоне. Молодая проводница, проходя мимо, щекотала мне пятки в ночное время. Но я мечтал об одном  — не умереть бы в дороге. Здесь надо заметить и положительную сторону отпуска. Хоть я и приехал на корабль без бескозырки и в смешанном наряде, я был отмечен как самый дисциплинированный военный матрос в отпуске.  Мои отпускные документы были чистыми. Ни одного нарушения, нигде не дрался, нигде не задерживался в пьяном виде, не приставал к девушкам. Во общим была объявлена благодарность, что не привез на корабль пятна.  Форму мне выдали новую в знак поощрения за хорошее поведение в отпуске. Здесь осталось для меня  тайной, как я прошел узенькой дорожкой мимо первой отвесной и очень глубокой кручи. Здесь не обошлось без помощи с Небес. там даже трезвому нужно быть осторожным.

Если описывать все четыре года службы получиться очень объёмная книга, да это и запрещено. Потому пойдем дальше.

Для того чтоб чуть раньше демобилизоваться я с двумя сослуживцами подал документы для поступления в институт ядерной физики под Москвой в г. Долгопрудный. Все с расчетом заехать и забрать документы, мы боялись там облучится. Когда мы заехали председатель комиссии человек военный был тогда – офицер. Он долго нас вычитывал: « Нам такие здесь и не нужны, здесь учатся люди патриоты страны, которые жизнь ставят на карту». Но документы все таки вернул уважая наш большой срок службы, который мы отслужили. Дальше в Москве запустили ракеты возле мавзолея на прощанье. Пути были домой разные. Больше я с ними никогда не виделся и не переписывался. Демобилизовавшись  я устроился в новый цех ТВЦ-2 при помощи сестрички Тамары. Она работа секретаршей у начальника цеха. Потом поступил в вечерний институт на площади против танка. Там сейчас налоговики расположились. Но учился не долго. Перешел на прокат работать в том же цехе опять при помощи Тамары. Лекции вечером, с лекций в ночь на работу на стан на громыхающее прокатное поприще. А на уши нашептывали практичные люди: «Витя, если нет связей, или так называемой крыши – диплом не приходится». А какие связи в городе если мы с другого города – переселенцы. Впрочем однокурсники некоторые закончили учебу и заняли другие рабочие места в лаборатории, бригадирами, мастерами. Собачья работа. Так что, грешным делом,  признаюсь честно я не жалею что отказался от всякой карьеры. Работа вальцовщика мне была по душе. Ну если грубо-вальцовщик это начальник прокатного стана в своей смене.

Работа нормированная. Ответственность конкретная за качество и количество. Все нержавеющая сталь. От напряжения ума и сердца не замечалась физическая усталость. Но мне нравилась в этой работе независимость. Никто тобой не понукает. Вот стан и задание. Что катать и сколько. И все в конце смены только мастер записывает твою работу в журнал на оплату. Потом в ОТК проверят и могут быть большие неприятности. А видов брака очень много по форме трубы, по размеру и поверхности внутренней и наружной. Была не укомплектованность штатов. По штату должен быть подручный, который смотрит за чистотой и режет трубы прокатные по требуемой длине и оформляет документы, подменяет на обед. Но как правило одному приходилось и катать и резать за небольшую доплату. Мою кандидатуру подавали в завком на высокие награды, но завом не пропускал потому что я не был членом партии.

Лидером должен быть коммунист. Но все-таки я был награжден «Почетной Грамотой Президента Верховного Совета» которая дала право на льготу. Что-то все о грустном я пишу. Я исправлюсь.

Были часто собрания смен в большом красном уголке. Как-то  зимой помню после первой смены было производственное собрание. Как правило все не выспавшиеся рабочие (рано начало смены  — в 630 уже оперативка). А начальник цеха выступая со сцены постоянно угрожает бракоделов судить, высчитывать с зарплаты и т.д. за нанесённый ущерб заводу. Потихоньку многие начинают засыпать. Начинает где-нигде прослушиваться храп. Такая же участь постигла и меня. Я сидел крайним от дорожки на стуле. Теплое зимнее пальто с мощным каракулевым воротником помогло мне углубиться в сон. В унисон угрозам казнить бракоделов мне начал сниться сон – как будто я с двумя еще партизанами пойманными немцами стоим у стенки для расстрела. Немецкие автоматчики вскинули автоматы и офицер скомандовал «Фоер! т.е. огонь».

Я вскрикнул во сне на весь зал:  «Не хочу»» и свалился левой рукой на пол. Мгновенно проснувшись и подымаясь на свой стул я был рад что позор все-таки лучше чем смерть. От стыда я весь спрятался за каракулевым воротником. А  в зале мертвая тишина. Думаю почему начальник на сцене молчит. А он искал выход из ситуации ведь у меня был уже большой авторитет. Я был уже наставником. Слышу он говорит наконец-то: «Товарищи кто не хочет слушать меня – не надо так громогласно заявлять об этом».

Мастер мой был в большой зависимости от  спиртного по окончании подошел и спрашивает у меня: «Витя что тебе приснилось?». Я говорю: «приснилось что меня расстреливают». Он говорит: «Так это ж чудесно, давай отметим воскрешение!».

Один момент хочется  не упустить по поводу трудовой деятельности моей. Забыв о скромности немножко похвастаться. Проработав 15 лет в новом ТВЦ-2 я был переведен приказом директора завода в новый ТВЦ-4 на пуск станов и еще как наставник юных вальцовщиков с дальнейшей работой на ответственном виде труб. Со всех цехов по 2 опытных вальцовщика. С ТВЦ-2 попал в приказ я и еще один пожалуй вальцовщик. Молодые вальцовщики встретили нас с недоверием и как раньше говорили —  мы перешли « по блату». Но вскоре их мнение изменилось. Как-то у своего стана я отдыхал на стульчике. Не было заготовки для проката. Подходит молодой вальцовщик ко мне весь вымазанный и потный. Стан его не рядом с моим. Вдалеке. Говорит: « Не пойму, все сделал по инструкции, учёл все при настройке, поменял калибры – а труба не йдет». Я говорю ему: «Пойди включи стан я его послушаю.» Он с обидой глянул на меня и пошел. Но стан включил. Через минуту приходит. Я ему говорю: « Слава необходимо тебе поменять оправку, очень похоже  с нес плохо сходит метал». Он: «оправка чистая без налипаний». Я говорю: «тут дело в другом. Очень похоже, что она потекла, т.е. в процессе длительной работы она потеряла четкую линию». Побежал он к стану и заменил оправку. Вижу катает, а стан запел мне знакомую песню, которую он поет при правильной нагрузке. Он еще успел выкатать норму.

С тех пор смотрел на меня как на Бога. Привязался ком не как родной сын. Молодые поняли, что в их профессии главное это опыт. Да я наверное увлекся восхвалять свою личность, сравнивать себя с Богом на прокате это уж слишком.

Так хочется вернуться немножко во время работы в ТВЦ -2 (первый новый цех). Первое время цех не выполнял план. Коллектив цеха был молодежным. Почти все рабочие юные не только дерзновенно трудились но искали и любви. Бегали по всем пролетам, влюблялись в паровались. И когда начальник цеха был вызван к директору завода на взбучку, он оправдывался что ему дали цех стиляг и проституток. Как с таким коллективом можно выполнить план? Еще хочется сообщить что я был ужасным трудоголиком. Все кто со мной тесно общался поражены были моим трудолюбием.

Я мог на даче прокопать канаву 20 м длинной и 70 см глубиной за 3 часа. Как-то старший зять Петр Емельянович проходя мимо на свою дачу, остановился и говорит: «вчера вечером не было канавы этой под посадку винограда». Я говорю: «Я выкопал её сегодня». Он покачал головой, умилению его не было предела.

Примеров можно привести массу.

Как-то привезли мне много кирпича и дорога была плохая, его выбросили далеко от моей дачи. Я принес его такой петлей на шее по 18 штук. Потом подбил потолки досками в домике на даче за полдня, предварительно их простругав на полу стоя на коленях. Опять старший зять зашел, проходя мимо, и долго качал головой и удивлялся.

Я как-то упустил все романтическое в моей жизни, а оно так украсило  бы мою биографию. Прошу читателя отнестись к этому  с пониманием. Эта сторона жизни идет под грифом «совершенно секретно». Что поделаешь, но без романтических приключений биография напоминает неукрашенную новогоднюю елку.  Но все равно засекречено. К примеру, как я познакомился со своей женой Валентиной. В один из летних дней я помогал выкопать погреб Олейникам в ра   йоне танка. Вечером от них заехал на велосипеде к танцплощадке в парке Металлургов. И через забор посмотрел есть ли мои знакомые, с которыми я постоянно танцевал не настаивая ни на каком развитии событий. Вдруг с площадки подбежала девушка и сообщила мне что в меня влюблена одна девушка, преувеличив немного, как потом оказалось, ее чувства. Я пообещал завтра прийти на танцы. Юной Валентине Ивановне было в ночь на работу в ТВЦ-2. Я пригласил её на танец. Оно стояла с двумя парнями. Танцуя танго я поглядывал на ней. Лицо её не светилось от счастья. Было равнодушно-серьезным и задумчивым. Я даже подумал – ту ли девушку я пригласил. Оказалось я не ошибся. Я  не мог разглядеть её полностью, так-как на ней была красивая очень длинная юбка скрывающая все недостатки.  Я не понимал почему не светит «вэсэлка» в ей карых очах. По окончании я провожал её к проходной завода. Вдруг она меня бросила и подбежала к двум сотрудницам идущим впереди. Я опешил, потом подумал что, наверное, необходимо тоже за ней побежать. Договорились о дальнейшей встрече. Так начали мы встречается.  Я иногда, вспоминая этот эпизод, думаю это было мне предупреждение с Небес с кем я буду жить. почему я был удивлен такому отношению, что девушки которых провожал с танцев ранее вели себя более эмоционально, всячески стараясь мне понравится и лица их озаряла счастливая  улыбка от одного моего присутствия. Уместно вспомнить, что муж сестрички Вали хорошо был знаком с семейством моей жены и предупредил меня: «Смотри, Виктор, там все такие козырные».

В процессе жизни я убедился  в этом. Но в основном я доволен семейной жизнью. Жена мне родила двух красивых и  умных дочерей, отличниц, медалисток. С ними не было проблем во время учебы. Мы обычно не ходили на собрания.

Потом, завидя что ко всем мужчинам она спокойна и строга, совсем успокоился может это месть мне: « не хотел быть любимым получи желаемое». А  может это Божье руководство для баланса в семье. Чрезмерная мягкость и жесткость. Много лет прошло очень похожих друг на друга. Напряженная работа на стане, работа на дачном участке, забота о детях, рыбалка летняя и зимняя на льду, увлечение живописью. Все повторялось из года в год. Все это мирское мне понятно. Но меня интересовала еще неизвестная сторона жизни – как всё появилось во вселенной, кто автор – создатель? Когда я начал изучать библию интересу моему не было предела. И открылась глаза слепых. Я без всяких сомнений поверил у существование Бога, сына его Иисуса, ангелов, демонов.

Они могут, эти невидимые духи, помогать человеку. А поверил в чудо. Только представьте себе воздух. Мы его не видим, а он может удерживать тяжелые самолеты, все крушить на своем пути.

Представите себе если бы воздух был цветным. Жизнь была б не возможна на Земле. А как создан человек чудесно. Он далеко очень видит, слышит, чувствует, мыслит, получает наслаждение от вкусной пищи, от чудесной музыки и т.д. Все окружающие – животные, растения, вся эта разновидность их – все для человека.

Эта вера укрепилась еще более после одного случая на рыбалке зимней. Как-то будучи в зимнем отпуске я пошел на рыбалку. Товарищ, с которым я договорился, почему-то не пошел на рыбалку. Мобильников тогда еще не было. Я пошел один. Было начало марта. Было на льду не совсем комфортно.  Был холодный влажный воздух, пасмурно. Это было против «живых и мертвых» километра 4 от берега. За всю рыбальскую практику я уже  создал карту клевальных мест и всегда был с рыбой.  Да я еще помнил речушки, их русла, озера, а по берегам лоза что теперь была дном водохранилища. Там прошло мое босоногое детство. Но ближе к делу. Уселся я на клевалое место, прикрылся целлофановой накидкой. Сидел на санках, которые использовались не только для сидения но и для доставки, если повезет, большого веса рыбы.

Начался непрерывный клев не кружной беленькой. Руки непрерывно были мокрыми. Ледяная вода сделала свое дело. Я был уже не молод. Поймал кг 3 рыбы, я и не заметил как налег непроглядный туман. Спустя какое-то время я почувствовал, что я себя не чувствую. Думал что умер, но потом свалился набок и потихоньку поднялся на совершенно чужие ноги. Компаса не было в этот раз, и я потихоньку как на протезах пошел на лай собак. Но лай собак слышно было и  с Камянки, Капуловки, ІІІ-го участка. Беда была в том, что метров 300 от берега был разрыв на льду по всей длине от Алексеевки до волнореза, с востока на запад и в одном месте против моего микрорайона был их досок переход. Рядом метка из ветки дерева установленная рыбаками. Я так и не понял что со мной было, какой-то приступ или переохлаждение от ледяной воды в которой я все время намачивал руки от частого клева. Но постепенно  я начал себя чувствовать, словно оживать, но начал волноваться от неопределенности маршрута. Должен заметить что в морозец на льду теплее чем в туманном сыром воздухе на льду. Смотрю, по времени я уже должен быть у берега, но даже не было разрыва на льду. Как я понял я шел в сторону 1-го квартала. по пути встретил отца с сыном тоже блуждающих без компаса. Они были явно не в духе и ушли в поперек моего пути. Я остановился чтоб отдохнуть и ориентировался только на лай собак на прибережном частном секторе.

До этого был уже случай ранее, когда в тумане я пришел уже почти до прибрежных камней но вернулся и пройдя метров 150 попал на групку сидячих над лунками рыбаков. Я обрадовался и спросил у них: «Где берег?». Они мне ответили что я пришел к ним с берега.  Я сразу не поверил, но потом все так пошел обратно по своему следу. Оказалось я был у самого берега в начале и через 10 метров уже были прибрежные камни. Да зимой без компаса на море опасно бродить. Но вернусь к настоящему моменту. Немножко отдохнув я начал смотреть по сторонам. Те встречные рыбаки уже скрылись в тумане. Вдруг я увидел как на льду, правее моего избранного маршрута, кто-то подкидывает вверх туман. Было похоже на деревцо белее цвета отгружающего тумана. Такой молочного цвета вулканчик похожий на деревцо живое. Первая мысль была – кто-то упал и умирает в конвульсиях.

Я последовал на помощь, но приблизившись, видение исчезло. Я был очень удивлен. Начал оглядываться. И вдруг передо мной  открылся прямой туннель прямо к берегу. Туннель был похож на небольшого размера метро. В концу туннеля я увидел берез  и иву. Где-то примерно на средине туннеля я увидел переход через разрыв во льду и возле него метку – ветку из дерева. Я, очень обрадовавшись, рынулся в этот  тунель, перешел по кладке разрыв и спустя какое-то время оказался на берегу. Вытащив санки, я уселся на них. Был очень доволен. Первые мысли были – сквознячком с кручи выдувает туман. Но было тихо совсем. Взглянув опять на окончание туннеля у берега я был очень удивлен. На моих глазах туман сошелся и туннель  в тумане исчез. Я сразу не увидел в этом ничего необычного. И только на другой, следующий день подумал: «Так, а что это было?». Так я полностью убедился в существовании невидимых существ, способных  к физическим действиям.

Думаю пора с этой истории снять напряжение. Как-то на остановке автобуса на Северном поселке возле меня на скамейке уселись две бабки и старичок – садоводы в ожидании льготного автобуса. Я сразу заметил – старичок еще любит юмор. Он его еще не покинул несмотря на трагический возраст.

Спор зашел о религиях. А я возьми и расскажи мою историю. Одна бабка говорит: «То Бог послал вам ангела, чтоб он помог вам». Старик сидящий радом о котором я уже говорил на полном серьезе говорит: « Какого ангела, какого ангела? Кому? Этому конченному алкоголику. То скорей всего был демон. Такие люди дружат с демонами!». Все смеялись от души и я в том числе. Автобуса все еще не было. За нашими спинами была свободная площадь по средине которой установлен стол и скамейки метров 30 от магазина.

За столом обычно местная молодежь употребляет спиртное. Я оглянулся и увидел – два парня уже лежат в траве, а оставшиеся два что-то доказывают друг другу качаясь как маятники. Они упорно боролись за вертикальное положение. А  старик оглянулся и прокомментировал: « Что они вытворяют эти временные обитатели планеты земля?!» Все были согласны с ним, смеялись.

Хочется спеть хвалебную оду дачам. Когда-то была статья в газете местной под названием «Дача лечит». От неё действительно не разбогатеешь, но вот для души чудесное занятие. Общение с природой гонит всякие мысли плохие и твой именно кусочек природы ухоженный, похожий на рай веселит сердце. Весной, когда цветут на даче деревья, состояние не поддаться описанию. Это маленькая реклама касается больше тех у кого казенные квартиры, в частном секторе – рай можно создать возле дома.

Недаром в школьные годы мне дали кличку «философ». А теперь, когда позади много лет прожитых, так хочется подвести итог всех своих наблюдений. Последователи Иисуса Христа в наши дни ссылаясь на библию, утверждают что мы живем в последние дни. Скоро придет конец этой нечестивой системе. О точном дне и часе знает только Бог. Сын его Иисус знает только признаки их. Это войны, землетрясения, ураганы, цунами местами по всей Земле. Характерными особенностями так же будут другие люди, они станут ужасными. Смотрим в Библию «2-е Послание Тимофею» стр. 1382. 3-я Глава стихи с 1-го по 6. Мы знаем все, что на Земле живут унаследовшие грез и смерть люди, несовершенные. Бог дал людям право выбора быть послушными ему как Отцу или идти путем своего выбора. Вот это несовершенство лежит в основе всей той неправды которая так сейчас процветает на Земле. Сами будучи несовершенным в миллиардных количествах ведут борьбу с противоправными действиями других людей несовершенных. Именно в этом корень всех зол.

Можно себе представить если бы  люди были такими как замыслил Создатель. Отпала бы необходимость во всех родах войск. Не буду их перечислять. Отпала бы необходимость во всех силовых структурах – внутреннее войска, милиция, прокуратура, следственные органы, ГАИ и т.д. Содержание лагерей, всевозможных охранных структур. Перечислять – не хватит тетради. Нельзя упустить еще одну отрасль – медицину, так как совершенные люди не должны болеть по замыслу Творца. Сколько отпало бы в  необходимости профессии. Если проверить сколько создано такими людьми паразитирующих структур будешь удивлен – где брать деньги на их содержание. Теперь можно представить  — на Земле все люди заняты только полезным для человека трудом. Каждый занимается чем-то полезным – на Земле был бы Рай и его состояние поддерживалось бы веками.

Считаю своим долгом еще сообщить какие чудеса сбылись за мною жизнь. В детстве помню керосиновые лампы, при них я делал уроки. Где-то на стенке весело радио, каждый день в 6 часов утра оно пробуждало, играло «Гимн Советского Союза». Потом не помню в какие годы точно изобрели телевизор. Название было «Рекорд». Если бы наперед кто-то пророчествовал что будешь лежать на диване и смотреть футбол в Америке, кто бы поверил.

А кто поверил бы, что будешь лежать на диване и будешь говорить с родственниками живущими в  Москве по маленькому мобильнику. А кто поверил бы, что пришло время и люди побывали на Луне и в космосе. Много других открытий из разряда чудес произошло в мое время. Полет в космос нашего пилота Гагарина восхитило весь мир. Сообщение об этом я слушал на палубе военного корабля в г. Балтийске.

Сообщение читал Левитан с его до сих пор непревзойденным голосом.

До сих пор помню как наш герой, первым будучи в космосе сообщил их космоса: «Лечу над Африкой!» Как он побывал в Америке и других странах. Он в открытой машине медленно движется по улицам, а его засыпают цветами.

Гагарин и полная машина цветов.  Незабываемое зрелище. Но были и большие неудачи. помню на Землю – приземлились три умерших космонавта. Фамилии позабыл. Причина – разгерметизация корпуса. Погибла еще девушка-космонавт. Последние её слова были: « Мне жарко!» «Вижу пламя». Потом взрыв и конец, а она надеялась прославиться. Но все-таки удачно совершила полет в космос Валентина Терешкова. Первый секретарь Хрущёв организовал свадьбу космонавтов – Николаев и Терешкова. Была там любовь или нет, но для престижа государства необходимо было. Я далеко ушел от своей биографии и пришёл на биографию того времени. А время было совсем другое. Плановая экономика я считаю – верная. Было бесплатное образование и честное, дипломы получали вместе с получением больших знаний. Медицина бесплатная. Шла борьба с безработицей. Люди не были брошены на произвол. В меня были три подручных на работе. Все после тюрем. Бесплатное жилье строилось постоянно.  Сейчас после тюрьмы только в тюрьму – иначе пропадет с голоду. А самое  главное – в фильмах бескровных, душевных прославлялся труд рабочего и крестьянина. Что стоит фильмы: «Высота», «Иван Бровкин», «Девушка без адреса», «Смелые люди», «Тарзан», «Москва слезам не верит» и много, много других о простых людях тружениках. Просматривая эти фильмы получаешь огромное удовольствие. А концертные выступления – льется необыкновенной красоты голос в зал и никакого безумия вокруг певца. И оплата 20 рублей за концерт. И это было много так-как вальцовщик-металлург за 8 часов получал 7 р. 50 коп. тарифа и 1 р. 50 к. премии. Сталевар и шахтер может чуть больше. И звезду никто не засыпал деньгами. Теперь они миллионы и зазвездились так, что слушать и смотреть на них неприятно.

Начало этого было в капстранах, богатые люди засыпали деньгами своих развлекателей. А если честно – грош цена ихнему труду в базарный день. Чтобы в этом убедиться нашим звездам эстрады и исцелиться от звездной болезни просто необходимо побывать на экскурсии на металлургических заводах, химических фабриках, побывать в шахте на глубине 2000 м. Вот этому труду большая цена. Даже посидеть в тракторе или комбайне во время их работы было бы полезно. Приведу пример – один актер снимался в кино на металлургическом заводе, забыл его фамилию, играл роль толи сталевара у домны толи прокатчика у стана. В своем интервью он не скрывал своего впечатления. Он признался, каким себя ничтожеством он чувствовал себя после этих сьемок. Он увидело настоящих тружеников на которых все держится. А всему ихнему притворству цена не должна быть такой большой. Нет, безусловно, это типа труд, работа твоерчаская, но все должно быть относительным к другим видам труда.

Здесь забыл сообщить, что жена моего братика Бори и погибла от звездной болезни.

Меня также удивляют очень богатые люди. Появились миллиардеры и миллионеры. И они кичатся своим богатством. Многие люди считают их очень умными людьми. А я никак не могу с этим согласиться. Я считаю, с позиции своего возраста, это очень ограниченные люди. Просто у них так сложилось что можно набивать свои портфели при помощи всевозможных мошеннических схем.  Для этого необходимо быть у корыта. Тот на газе, который Бог заготовил в земле для честного пользования, тот на металлургических предприятиях, на которых он и не бывает,  тот на шахтерском труде, в которых он (шахтах) и не бывает. Их побаиваются даже люди обличенные властью, потому что власть денег сильнее. Что говорить, для этих людей деньги это их наркотик. Они как правило жалеют о своем заблуждении только в конце своей жизни. Но поздно. Исправить уже ничего нельзя. Печальный удел – быть под властью денег. Врядли кто не согласиться со мной, эти люди обкрадывали других людей, злоупотребляли возможностью и властью. Очень уместно вспомнить юмореску на этот счет в одной из газет местных: «Наверное наша правящая элита знает формулу вечной жизни, иначе тогда непонятно – зачем так много воровать?». Я опять увлекся философией, но вообще это хоть и не о моих делах но все таки о моих размышлениях.

Как-то сидя на скамейке на остановке автобуса в ожидании льготного автобуса был такой случай. Мимо люди спешат на рынок, те обратно, те выходят с автобуса, те заходят, а одна бабка видимо верующая говорит: «суета сует, все суета». Слова из библии. А один старичок очень пожилой высказал свое мнение: «Любая деятельность человека, толи он президент толи дворник, есть завуалированная борьба против смертной тоски». Не хочется закончить на такой печальной ноте. В этот же день я в газете прочитал юмореску которая мне очень понравилась.

«Как-то старичок продает семечки из яблок очень дорого – 5 грн. штука. Рядом заманчивая реклама – «семечки улучшают работу мозга, способствуют умственному развитию, приводят к гениальности». Один мужчина купил 10 семечек и ушел, Идя, начал размышлять: «так постой на 50 грн, я мог купить 10 кг яблок вместе с семечками…» Он вернулся и говорит продавцу о своих размышлениях. Продавец ему говорит: « Вот видите какая сильная реакция у них, вы еще не употребили семечки, а уже так поумнели. А если начнете употреблять вы станете гением…».

Многие чувства пришлось испытать мне в течении своей жизни. Ничто не обошло меня стороной.  И радость и разочарование и печаль, и гордость и самолюбие и безумную любовь, когда не видишь ничего вокруг себя, ходишь как пьяный. И самое неприятное чувство – угрызение совести. Жизнь во лжи способствует развитию этого чувства. Невольно вспоминаются слова, слова известного поэта давно ушедших времен: «Да жалок тот в ком совесть нечиста…». Психологи настаивают что это чувство испытывают только  честные люди, как-то в следствии каких-то обстоятельств оступившиеся. Подлые люди не испытывают этого чувства.

Вернемся к библии на мгновение. Первая пара Адам и Ева прожили по 930 лет. Некоторые их потомки по 960 лет. Такова была продолжительность жизни изначально. В конечном итоге мы имеем ссылаясь на библию – 70-80 лет продолжительность жизни человека. Моисей сказал: «Дней лет наших – 70 лет, а при большей крепости – 80 лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь.» (Псалом 89, ст. 10)

На этот счёт есть юмореска: «Жизнь – это тот промежуток времени, за который мы успеваем построить только  планы на будущее». Так не хочется на такой печальной ноте закончить. Немножко юмора. « В классе идет урок православной культуры. Учительница говорит: «Помните дети, те кто будет учиться на «4» и «5» попадут в Рай, а те кто будет учится на «2» и «3» попадут в Ад. Ученик Вовочка: «Марья Ивановна, а что закончить школу живым нельзя?».

Примечание: Все писалось на большой скорости после большого перерыва. Потому прошу отнестись с пониманием к ошибкам и безграмотности неимоверной.

Оригинал рукописи Автобиографии

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна

Дата рождения: 26 августа 1936 года
Место рождения: Украина, Никополь
 Родители: Кожушаный Дмитрий Иванович, Кожушаная (Горобец) Екатерина Владимировна
Братья/Сестры: Олейник (Кожушаная) Тамара Дмитриевна, Кожушаный Виктор Дмитриевич, Кожушаный Владимир Дмитриевич, Кожушаная Неля Дмитриевна, Кожушаный Борис Дмитриевич
Супруг/Супруга: Перешеин Валентин Васильевич
Дети: Липко (Перешеина) Татьяна Валентиновна, Горпинченко (Перешеина) Инна Валентиновна
Профиль в родовом дереве

 

Биография

Валентина Кожушаная родилась в семье рабочего и домохозяйки с весом 5 кг 500 грамм. В семье уже была дочь Тамара, но очень слабенькая, родилась с весом 2 кг. А Валя росла крепким, здоровым и спокойным ребёнком.

Семья, переехав из Запорожья, решила поселиться в Никополе, купили кусок земли недалёко от плавней и начали строиться. Работы было много и, чтобы не забеременеть, Екатерина Кожушаная старалась кормить грудью как можно дольше. А так как вслед за Валей в 1938 родился сын Виктор, то получилось, что маленькая Валя сосала грудь чуть ли не до трёх лет. Когда её мама Катя что то делала сидя, Валя могла подойти к ней , задрать кофту и сама сосать грудь. Как то это увидела соседка и начала стыдить Валю: «Как не стыдно, такая уже большая, а сосешь грудь!». Но Валя никак не отреагировала, наелась и пошла себе.

Валя никому не доставляла хлопот, и уже будучи подростком, любила уединяться, и сама придумывала себе занятия, лишь бы никто не мешал.

В  1941 году родилась сестренка Неля, но не прожив и четырёх месяцев, умерла от кори, так как началась война, и врача не нашли. Похоронили её прямо на огороде, и Валя запомнила, как они украшали её могилку гвоздиками.

В 1941 году отца Дмитрия забрали на войну и Екатерина осталась одна с четырьмя детьми. Валентина вспоминала, что к ним подселили двух немцев Ганса и Жоржа. К великой радости Екатерины, если здесь применимо это понятие, немцы оказались добрыми, не обижали ни детей, ни ее саму, даже подкармливали их, приносили сладости, играли с детьми, делали игрушки-свистульки.

Валентина Перешеина вспоминает:

«Жорж низенький, черненький, Ганс крупный такой мужчина, некрасивый, но очень добрый. Они с утра куда-то уходили и возвращались ближе к вечеру. Ганса на улице встречала наша детвора, он каждому давал по конфетке и гладил по голове. Где он брал конфеты не знаю, возможно им выдавали. Дети его любили, но встречали со словами: «Обезьяна, обезьяна!»

Как-то он спросил у моей мамы: «Катрин, а что такое обезьяна?»

Мама нашла в старой книжке обезьяну и показала ему. Он очень расстроился и спросил: «За что?». У него самого семьи не было, а у сестры было много детей и он их очень любил. А Катерина, испугавшись, начала как могла защищать детей и сказала: «Да они и сами её никогда не видели и не имеют представления какая она». Может этот Ганс за всю войну и не убил никого, не по своей же воле он пошёл воевать.

Что тогда ели, Валя не помнит, во что мать одевала зимой троих детей тоже, но наступил 1944 год и после освобождения Никополя вернулся домой раненый отец. И семье стало легче, потому что их отец, как вспоминает Валентина, был самым лучшим, самым находчивым, благодаря ему семья выжила в голод 1946-47 годов (подробно об этом можно прочитать в биографии Кожушаного Дмитрия Ивановича). Голод был обусловлен не только последствиями войны, но и плохими климатическими условиями. Летом 46-47 годов не шло дождей, а полива искусственного ещё не было, урожай высох.

В 1945 году Валя пошла в первый класс, но закончила только 7 классов.

r001-004 3
Школьный класс. Валентина Дмитриевна Кожушаная первая слева во втором ряду снизу.

Подросли все 5 детей, в 1946 родился брат Владимир, в 1951 самый младший Борис, родителям было трудно и Валя решила идти работать.

514021695.787081
Семья Кожушаных в полном составе. Верхний ряд слево на право: Валентина, Виктор, Тамара. Нижний ряд слева направо: Екатерина и Борис, Владимир, Дмитрий.

Как раз в это время готовили котлован для Каховского водохранилища и Валя, как она пишет в своих воспоминаниях, пошла на уничтожение их рая. Раем были плавни.

Какие это были сказочные озёра, речка, полная всякой рыбы, с её рукавами (Бабакове, Красное, Скажене, Хмарине), поляны, протоки с чистейшей прозрачной водой. Словами эту красоту не передать, это нужно было только увидеть, — с сожалением вспоминает Валентина Дмитриевна.

История про неописуемую красоту днепровских плавней

История про гадюк в плавнях

https://www.youtube.com/watch?v=KBEaGd3_Eos

Валентина попала в бригаду из 6 человек: 2 парня и 4 девушки. Выдали им две пилы и 2 топора. Пила на двоих. Валя и Коля Матвиенко пилили деревья, и ещё другая пара. Валя Чайковская и Нина Бондаренко обрубывали ветки. У спиленного дерева нужно было обрубить ветки, распилить ствол по 2 метра, сложить в штабеля. А ветки потом сжигались. Работать ребятам было интересно, надзирателя над ними не было, а в конце дня приходил десятник, замерял диаметр стволов и по этому замеру они получали  зарплату.

План создания Коховского водохранилища
План создания Коховского водохранилища состоял из уничтожения и затопления Базавлукских плавней (со стороны Никополя) и Конских плавень (со стороны Каменки) (фото взято с сайта bizslovo.org)

Валентине тогда было 16 лет. В этот период она ещё как-то закончила курсы счетоводов, и когда работы на вырубке плавни закончились, получила паспорт. При этом найти работу было нелегко, ещё не восстановили и не настроили новых цехов на ЮТЗ.

r001-003
Валентина Кожушаная (первая справа) в молодые годы с сестрой Тамарой (по центру)

Поэтому с Валей пошёл отец. Они пошли к начальнику ОТК Кузнецову. Он начал задавать Валентине примеры на проценты, а так как она закончила курсы счетоводов, то легко с ними справилась. И её приняли в ОТК ТВЦ. // вставить фото трудовой книжки

Валя была счастлива, что у неё есть работа. В то же время  оставалась вместе с братом Виктором главной помощницей в семье. Они вдвоём выполняли всю тяжелую работу на огороде, помогали отцу кормить всю семью. Мастером в ОТК был Кот Иван Иванович, а старшей Мария Чередниченко.

r001-004 2
Перешеина (Кожушаная) Валентина Дмитриевна

Первая запись в трудовой книжке датируется 30 Марта 1955 года: «Принята в ОТК контролером в трубоволочильный цех.»

Работали тогда 7 дневных смен, 7 вторых и 7 ночных. Позже потом перешли на 3 смены и 4й день выходной.

Как только поступила на работу, сразу же пошла учиться в вечернюю школу, которая находилась на соц.городе. Училась хорошо, как пишет мама, не потому что была способная, а потому что исполнительная. И в конце 10-го класса ей за хорошую учебу подарили китайскую ручку с позолоченным колпачком, но на следующий же день она её уронила в туалете. Так эту ручку никто и не увидел.

514021065.994139
Валентина Дмитриевна Кожушаная в юные годы

В этот период происходит знакомство Валентины со своим будущим мужем Валентином Перешеиным (История их знакомства, дружбы и любви описана в автобиографии Валентины — см. ниже)

r001-002
Перешеин Валентин Васильевич в молодые годы

Валентина продолжает успешно работать и учиться при этом ещё и бегать на свидания. На все хватает сил у этой крепкой, красивой, высокой девушки Валентины.

22 января 1958 года её награждают Похвальным листом от Никопольского Горкома ЛКСМ Украины (вступила в комсомол в феврале 1950 года) за хорошую учебу и активное участие в общественной жизни ЮТЗ. // вставить похвальный лист

А 26 августа 1958 года в День Рождения Валентины Валентин и Валентина расписались.

23 марта 1959 года родилась дочь Татьяна, 21 июля 1961 года дочь Инна.

Вставить фото с маленькой Таней и Инной (если общего нет, то отдельно)

В 1963 году была переведена старшим контролером труб ЭП-79, 7-го разряда. Работа эта была очень ответственная, трубы шли на строительство самолетов, ракет, подводных лодок. После ОТК трубы выборочно принимали на качество два военпреда. Если обнаружат на перескопе хоть в одной трубе брак, могли забраковать весь пакет. Каждая труба в пакете имела свой номер, за каждую трубу в особой книге расписывался контролёр. Объём работы: перескопия, стелоскопия, наружный осмотр, геометрия (диаметр и стенка).

И всю эту работу выполняли Валентина Перешеина, Света Демина и Катя Глущенко. Двух военпредов, которые принимали работу, звали: Николай Мирошниченко и Анатолий Гончар. За этот ответственный труд Валентину награждают Грамотами: в июле 1974 года в связи с Днём  металлурга, и в честь 1-го мая за высокие производственные показатели. // вставить грамоты

Валентина Перешеина была ударником коммунистического труда трубоволочильного цеха №2 имени 50-летия Великого Октября.

r001-004 (2)
Валентина Перешеина (справа) на производстве

Нельзя забывать, что работая на такой ответственной работе, Валентина была замечательной мамой двух маленьких дочек: в 1963 году Татьяне было 4 года, а Инне всего 2 года. Можно себе представить как тяжело приходилось женщине с двумя детьми, когда ей толком не всегда удавалось поспать днём, особенно когда детский сад был закрыт.

Вспоминает дочь, Татьяна Липко (Перешеина):

514029589.027519
Перешеина Таня

Я и Инна ходили в детский сад, но я помню как мама ложилась спать после ночной смены, а я была возле неё, а кровать была панцирная, и я, как сейчас помню, на этой кровати «играла музыку», чтобы маме «лучше спалось».

Как раз в этот период, когда у мамы была такая сложная работа, требующая внимания, сил, дома у нас часто жила папина мама Юлия (о судьбе этой несчастной женщины и о её взаимоотношениях с моей мамой я писала в биографии Юлии Перешеиной и подробно описывает свою жизнь тогда сама мама в воспоминаниях). С 1963 по 1969 годы жизнь моей матери была сложной.

Мама очен безумно любила отца и сейчас любит и помнит только его, и, может быть только это помогло ей выдержать все, что связано с бабушкой Юлей.

При всём этом, я не помню чтобы мама была с нами недоброй, злой или раздражительной. Когда мама была дома, я была самым счастливым человеком на земле. Когда мы жили на ул. Постышева, 43/2 сейчас Каштановая (возле танка), мы ездили, я на саночках, Инна на мне за молоком на молокозавод, или к тёте Лиде за продуктами.

90831f9248
Дом по улице Постышева (сейчас Каштановая), 43/2 где проживало семейства Перешеиных (фото дома 2015 года)

Однажды вечером, зимой, мама обнаружила, что потеряла ключи от квартиры, папы ещё с работы не было, было уже темно, холодно, мы замёрзли, мама сама расстроилась, но нас успокаивала как могла, мы их долго искали там где играли, но тут они ударили маме по колену, оказалось, что они упали в дырочку в кармане шубы и упали в подкладку. Радости нашей не было предела, мы попали домой раньше папы и заговорщицки молчали, но мама потом все равно рассказала.

Отец у нас был строгим и добрым одновременно, очень вспыльчивый, но отходчивый. Я его немного побаивалась. Я всегда знала, что после душа ему  нужно чистое полотенце и белье, это была моя обязанность, у мамы это не всегда получалось. И я очень расстраивалась и боялась, чтобы он её не ругал. Отец тоже очень любил маму, просто характер у него был сложный, он её часто называл Дмитровочка, а когда появились внуки — Бабучька.

Мама отпускала папу одного на курорты, не задумываясь, а ему и правда кроме шахмат там ничего и никого было не нужно.

Когда ОТК труб марки стали ЭП-79 ликвидировали, Валентина какое-то время работала контролером 5-го разряда.

В этот период в 1974 году по совету Евгения, старшего брата мужа, Валентина стала студенткой Никопольского металлургического техникума, и в 1978 году закончила его. Специальность «Прокатное производство», квалификация «Техник-металлург». // Вставить диплом Как позже признавалась сама Валентина Дмитриевна, ей это совсем было не нужно.

За хорошую работу Валентину любили на производстве и уважало начальство.

Валентина Дмитриевна вспоминает:

Как то вызывает меня мой старший мастер и говорит:
«Валя, ты идёшь в отпуск, а у меня есть бесплатная путевка в Чехословакию, поезжай!».
А я дико семейный человек.
«Не хочу!», — говорю.
И все же он меня уговорил.
«Что ты видела в своей жизни кроме Никополя, Запорожья и Кривого Рога?».
И поехала я в Златую Прагу…

Как то привезли нас к одной узенькой речке. С одной стороны её была довольно крутая гора и девушка-гид сказала:

«На эту гору Пётр Первый взобрался на лошади. Когда Петр сказал что сделает это, ему не поверили. Заспорили, что это невозможно, но он это сделал. 

Сам был довольно высокого роста, а лошадь взял себе маленькую, карликовую. Сел на эту лошадку и выбрался на довольно крутую гору. Фактически он сам выбрался, а лошадка под ним топала.»

Все там было для нас хорошо. Особенно чувствовалось уважение пожилых чехов.

Но больше всего меня поразило то, когда повезли нас на кладбище, где были похоронены советские воины. Кладбище очень ухоженное, возле каждого невысокого памятника розочка. Чистота сказочная!

Уже в последние дни я познакомилась с одной пожилой чешкой Марией.

Я хотела купить ткань, чтобы сшить старшей дочери платье на выпускной вечер. Я сама неплохо шила. Увидя мои сомнения, подошла ко мне помогла выбрать ткань, мы разговорились, выпили по чашке кофе, обменялись адресами, а вечером я уже уехала на Украину. Некоторое время мы переписывались, обменивались подарками, но потом все оборвалось. Но память об этой стране осталась хорошая.

В августе 1975 года перешла работать в ТВЦ-4 сортировщиком-сдатчиком труб  по 2-му разряду, а затем термистом труб 2-го разряда, с января 1977 года термистом труб 3-го разряда. В этом цеху проработала до самой пенсии в январе 1983 года. Уволилась на пенсию исключительно ради своих любимых внуков.

514019564.660502
Перешеина Валентина Дмитриевна с внуками Романом Горпинченко (слева) и Александром Перешеиным (справа)
514020265.878723
Валентина Дмитриевна с внуками Сергеем Липко (слева) и Александром Перешеиным (справа)
514019671.038561
Валентина Дмитриевна с внуком Сергеем Липко на берегу Каховского водохранилища
18618609_1886754708279356_1035954502_o
Валентина Дмитриевна с внучкой Светланой Горпинченко, дочерью Татьяной Липко и Максом 🙂
514019759.139207
Валентина Дмитриевна в окружении любящей семьи. Справа налево: дочь Липко Татьяна, внук Перешеин Александр, внук Сергей Липко

Делится воспоминаниями дочь Валентины Дмитриевны, Татьяна Липко:

514029632.858051
Татьяна Валентиновна Липко (Перешеина) в молодые годы

Огромное спасибо своим родителям и отцу и маме я хочу сказать за любовь к своим внукам. Так случилось, что будучи студентками, мы почти одновременно родили своих старших сыновей Сашу и Рому. Когда Саше исполнилось 8 месяцев, в сентябре 1982 года я уехала доучиваться в город Славянск, за мной следом уехала и сестра Инна, оставив двоих малышей на дедушку и бабушку, которые ещё работали.

514029779.858309
Валентина Прешеина (Кожушаная) с дочерьми Инной Горпинченко (Перешеиной) (слева) и Татьяной Липко (Перешеиной) (справа)

Спали наши Саша и Рома не одновременно, по очереди, как мама с отцом это выдерживали, не знаю, мама продолжала работать по ночным сменам, почти всегда приходила на работу не отдохнувшая.

Отец, будучи с нами, дочерьми, строгим, души не чаял во внуках, оставался на ночь с ними один, варил им кашки, мыл и переодевал.

r001-003 2
Валентин Васильевич с внуком Александром

Мы старались приезжать как можно чаще, но до Славянска 12 часов езды, поэтому это было не так уж часто. И ни разу мы не слышали ни слова упрёка или жалобы, что устали.

Смысл их жизни теперь были внуки. Может быть это сыграло какую-то роль, что я не поехала по распределению в город Севастополь, а попросилась домой в Никополь.

Низкий поклон Вам, наши дорогие, спасибо и простите нас, если мы мало говорили вам как мы вам благодарны и как вас любим!!!

В своё время Валентина закончила курсы кройки и шитья.

Воспоминания дочери Татьяны Липко:

Когда мы были школьницами и студентками, то мама шила нам всевозможные наряды, вязала шапочки и береты. Мы с сестрой были одеты хоть и просто, но красиво и со вкусом. Мама могла из старых папиных штанов сшить замечательную модную юбку. Помню отец взял билеты в цирк, а одеть оказалось нечего. Мама за два часа из куска шторы сшила мне юбку-клёш, обшила кружевом и я была счастлива.

Эту любовь к рукоделию мама привила и нам с сестрой. Инна тоже очень хорошо шьёт и вяжет, я похуже, но стараюсь.

Валентина Дмитриевна с детства любила вышивать и всегда, когда есть время, с удовольствием предается этому увлечению.

514020162.376570
Валентина Перешеина на фоне своей картины (вышивка счетным крестом)

Вспоминает дочь, Татьяна Липко (Перешеина):

514028966.850968
Валентина Дмитриевна Перешеина вместе с дочерью Татьяной

Самые первые её работы висят у нас в холле, «Аленушку» мама вышила ещё школьницей, а «Девушку с Оленем» когда была беременна мной. Сейчас мой дом увешан вышивками, которые мама сделала в последние 10 лет. Мой сын Саша привозил ей готовые наборы по вышиванию, сложные и красивые, и мама вышивала их зимой. Их много и у Саши дома.

IMG_4081
Картина «Волки в зимнем лесу», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Дмитриевны Перешеиной.
IMG_4080
Картина «Безмолвный полет», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Дмитриевны Перешеиной.
IMG_4076
Картина «Фазан», выполненная техникой «счетный крест» в исполении Валентины Перешеиной (одна из самых технически сложных работ).

Вышивки в исполнении Валентины Дмитриевны:

 

Эти вышивки самое дорогое что есть в моем доме. Зимой вышивка, летом огород. Это ещё одна мамина любовь. Не для продажи, просто она с детства влюблена в землю, она даёт ей силы и сейчас, когда маме исполнилось 80 лет, она продолжает трудиться.

514020228.231884
Валентина Дмитриевна на своем любимом огороде с трофеями (свеже собранным урожаем)

Благодаря ей мы никогда не покупаем на зиму овощи, все выращивает мама. Я стараюсь помогать ей , собирать в основном урожай, но у меня нет такой любви к земле, такой выносливости нет и в помине.

12072009490
Честный простой труд на свежем воздухе — главный рецепт долголетия Валентины Дмитриевны (дата фотографии — ориентировочно 2011 год)

И даже если она приболела, но может дойти на огород, там у неё все проходит. Моя мама должна была жить в своём доме, с хорошим участком земли, как когда-то хотел отец, если бы не сестры. Если бы…

IMG_4652
Валентина Дмитриевна на огороде в городе Никополе (июль 2017 года)

Печально, когда ловишь себя на мысли, что все чаще употребляешь это «если бы».

514027944.633940
Валентина Дмитриевна со старшей дочерью Татьяной (Никополь, ул. Кольцова)

IMG_2594
Первая встреча Валентины Дмитриевны с правнуком Александром Александровичем Перешеиным (15 апреля 2017 года)

Делится воспоминаниями внук, Перешеин Александр:

В 2016 году мы праздновали бабушкин юбилей — 80 лет.

IMG_6097
Валентина Дмитриевна Перешеина в день своего 80-ти летия.

Уже очень давно так не собирались все вместе. Мы с супругой Леной и братом Сергеем Липко приехали из Харькова, родители Лены приехали из Крыма (это первый раз когда они были в Никополе и познакомились с бабушкой), приехали брат Рома, тетя Инна и дядя Юра, приезжала так же и Катя Кожушаная.

IMG_6102
Празднование юбилея (80 лет) Валентины Дмитриевны в 2016 году

Все прошло очень хорошо и очень душевно. Примечательно то, что на следующий день мы отмечали юбилей и у моей Лены. Ей исполнилось 30 лет. Об этой поездке даже получилось снять небольшое видео.

Старшая дочь, Татьяна Липко:

Мама моя такая же великая труженица как и её родители, мои дедушка и бабушка, Дмитрий и Екатерина Кожушаные. Работая на производстве, на огороде, на который надо ещё доехать, она заготавливала полную кладовую заготовок из овощей и фруктов, всегда все было наготовлено и все были накормлены. Моя мама — человек старой закалки, выросший на натуральных чистых продуктах, хоть это и ребёнок войны, перенёсший голод и войну.

Милая наша мамочка, мы тебя очень любим, живи долго-долго, дождись всех правнуков, и спасибо тебе за все.

514019712.390950
Перешеина Валентина Дмитриевна никогда не унывает, чем подает отличный пример всем последующим поколениям.
peresheina valentina
Валентина Дмитриевна на своем любимом огороде (июль, 2017 года)

Автобиография

Моей мамы Кати родители были по теперешним временам бизнесмены, её дедушка Роман имел свой магазин по продаже тканей, которые он где-то закупал. У него было не мало земли, а детей не мало. Батраков не было, семья сама справлялась. Их дочь Настя Швець полюбила моего дедушку Владимира Горобца, а он её (они есть на фото, только уже не молодые, а более старше).

514115345.759933
Владимир Маркович Горобец
514115290.204741
Анастасия Романовна Горобец (Швец)

Но Роман был против их брака. Он сказал: «Если не можешь от него отказаться, то иди в чем стоишь». Она так и сделала. Пришла к своему в чем стояла и босая (с порепаными пятками). И они поженились. Мой дедушка Владимир Маркович был способный на все руки мастер, как люди говорили, работящий. Работал учителем труда в школе, был прекрасный столяр и вообще делал удивительные вещи. Одну из них я сама помню. Это многогранник тяжелый по весу, похоже вылитый из стекла, внутри него как в зеркале очень красивые цветочки (похожие на Анютины глазки. Их видно как в зеркале. Сам он тяжелый. Куда он делся не знаю, возможно его кто-то тяннул. Владимир Маркович, он же мой дедушка, которого я никогда не видела, построил своему тестю Роману мельницу и после этого Роман оценил моего дедушку Владимира, выделил им с Настей десятину земли, нагрузил брычку всякого добра и отвез молодой семье. А еще до этого Роману сказал один товарищ: « Эх, Роман, увидел бы ты свою дочь Настю, я видел её на ярмарке, с трудом узнал».

У Владимира – зятя Романа, а его дочери Насти мужа, была сестра (имени не знаю) инвалид (может с детства не знаю) но прекрасная швея. Она Настю так нарядила, что её действительно не так просто было узнать. А еще муж её Владимир (мой дед) обул её босую в красивые черевички, как в кино. После революции, семью Насти раскулачили, забрали магазин и землю. Это было противозаконно. Ведь у них не было найманых работников, семья сама трудилась. И Рома сошел с ума.

У Владимира и Насти еще был сын Максим, он тоже есть на фотографии у дяди Вовы, красивый такой мальчик.

514114637.389234
Максим Владимирович Горобец умер в 18-19 лет. В 16 лет его забрал Махно и 3 года он у него служил. Вернулся домой больной тифом. Его выкупали в горячей воде (а этого категорически нельзя было делать) и он умер. Был высокий, красивый парень.

Во время революции он почему-то оказался у Махна. Как туда попал не известно. Владимир Маркович узнал, когда уже лежал в Никополе в здании, которое называлось «Бабушкина школа». Это в старой части города. У него был тиф, кроме этого вошами облепленный.  Это было такое время когда мой дедушка Владимир привез его в Запорожье на бричке, а была зима.

Когда привез домой, то сразу же хотел освободить его от вшей. Владимир Маркович, вообще был аккуратный человек. Вообще во время холеры и чумы никто из их семьи не умер, благодаря ему. На время эпидемии он никого не выпускал за пределы своего дома. А сам, приходя с работы, тщательно обрабатывал руки, ел и пил только с одной посуды, которая стояла отдельно, что никто не прикасался.

Когда Владимир Маркович привез Максима домой, то чтоб избавить его от вшей и отогреть, он положил его в достаточно теплую воду, а этого оказывается нельзя было делать и Максим умер.

Врач сказал: «Ах Владимир Маркович, вы же такой умный мужчина, а допустили неправильную ошибку!». Оказывается, не в горячую воду надо было его окунуть, а снегом оттирать.

А вот Настя, моя бабушка, умерла еще до революции, или во время её от испанки, это по теперешним называется грипп. А вообще какое то было несчастное поколение. Оно пережило гражданскую войну, революцию и на закуску отечественную.

Но вернусь назад.

Когда умерла Настя, Владимир Маркович женился на женщине у которой было проемная дочь. Владимир Маркович предупредил её, что детей она не смеет обижать, он её за то не простит  никогда.

Она их не обижала, но не очень то о них и заботилась. Просто старшие дети заботились о младших. Когда самая старшая Дуня вышла замуж и из семьи вышла с мужем, то моей маме Кате стало не сладко. Потом Дуня забрала мою маму Катю к себе. У неё уже родились двойняшки – Стасик и Валик, и моя мама Катя ей помогала. И маме было у неё хорошо и Дуне.

Владимир Маркович умер в возрасте 70 лет. Что характерно, что будучи уже слепым он все свои вещи находил самостоятельно, потому что свою жизнь ложил  все в одно и тоже место и на помацки все, что ему нужно находил сам. А вообще по маминой линии в Запорожье у нас много родственников только я их никого не знаю. Из многочисленной маминой семи семьи я видела только тетю  Олю.

А вообще  в семье Владимира и Насти было 13 детей. Я не всех из помню по имени Дуня, Маруся, Надя, Оля и все..

А вообще, бабушка Катя говорила, что у одной из её сестер кто-то артист и, наверное,  в Запорожье полно родственников, которых   я никогда и не видела. Конечно, если бы у Владимира и Насти были сыны, а то одни дочери, а фамилии у них по их мужьям, так что найти кого-то практически невозможно.

Мой отец — Кожушаный Дмитрий Иванович. Моя мама — Горобец Екатерина Владимировна.

514021497.941637

Моя мама и папа встретились на строительстве Днепрогеса. И мама и папа жили в общежитии. До этого моя мама работала в ресторане официанткой. А еще до этого работала в одной семье не бедной домработницей, до получения паспорта. Ее там не обижали, но было одно но. У них был сын, который влюбился в мою маму. Её он н трогал ничего не добивался, но мама подслушала однажды его  разговор  с матерью. Он просил у матери, чтоб они с отцом разрешили на ней жениться. Но мать сказала: «Та ти  шо, сину з глузду з’їхав, чи що, цеж вічні посудомийки!»

Та моей маме он абсолютно не нравился, она бы никогда не согласилась выйти за него замуж. Но стала опасаться и решила уйти. А потом, после ресторана, начали строить Днепрогес и она пошла туда работать, как и многие молодые люди. Но еще до того как она встретилась с моим отцом Дмитрием у неё был парень, он был водолаз. Мама говорила, что он был хороший парень, только они мало повстречались. Он был водолаз и погиб. Мама рассказывала как это случилось, но я не помню.

И вот мой отец – Кожушаный Дмитрий Иванович.

514109872.263256
Кожушаный Дмитрий Иванович

Любовь была как в кино. И тут случилось, они собирались пожениться, как маме донесли что у него есть дочь и зовут её Нина. Моя мама в шоке.

Вечером они договорились пойти в кино. Но мама не пошла. И тут началось. Папа начал ей угрожать, что если увидит её с кем ни будь другим, то убьет её. А мама сказала: «Ну так давай сейчас убивай, чего тянуть, я все равно с тобой не буду», а сказала причину: «У Мити действительно была девушка, она дочь куркуля розкулаченого. Она его любила, но знала, что отец никогда не позволит ей выйти за него замуж. Тогда подпоила Митю на одной из гулянок и случилось то, что случилось. Только она ошиблась, это не сработало и они расстались. А когда родилась девочка, то отце той девушки, просто как какую то вещь принес в дом моего отца Мити и оставил ее там. А мама моего папы не расстроилась и сказала: «Та ничего, вырастим, сынок. Я стану ей и матерью и отцом.»

Сама она и пришла к моей маме Кате в общежитие, рассказала все и сказала: «Катя, не бойся, Митя тебя любит, а Нину (так она её назвала) я сама вырастить смогу».

А причина была такая, что сами родители той девушки были кулаки раскулаченные и узнали что мой отце Митя сам участвовал в раскулачивании и это была правда.

Ну вообщем мои родители поженились. Им дали комнату, а потом дедушку послали в командировку в Никополь. Ему здесь очень понравилось. Да и не удивительно.

Плавня с прекрасными, сказочными озерами, речка с чистейшей водой и её рукава, которые растекаются вдаль плавни. Название, правда, в них странные. Сразу против бабушкиной улицы: Бабакове, Красне, Скажене, Хмарине. И главное, много рыбы.

Ну в общем дедушка забрал свою семью. У них уже была Тамара.   Купил дедушка кусок земли у одного кулака Тимофея и начал строиться. А в начале жили на квартире у тети Нюры.

Когда началась война, то у моих родителей было 4  детей: Тамара, я, Витя и Неля, ей было 3 месяца. Она умерла в первые дни войны. Я и сейчас точно могла определить где её похоронили в огороде, маленький гробик. Ее маленькую могилку мы всю обтыкали желтыми гвоздиками. А в этот же вечер маленького Витю отвезли в больницу на такой кибитке с лошадью.

Окна в больнице завесили одеялами, очень тщательно проверили с улицы, что нигде и щелочки не просвечивалось, потому что немцы ночью бомбили. У Вити был заворот кишок. На похоронах люди не ели, кто что мог давал детям и вот результат.

Бабушка в больнице, а мы сами дома. Светлая память тем врачам, которые в таких опасных и для них условиях спасали ребенка.

Что пережили матери, которые остались сами с детьми!

Ни одна мать никуда не дела свое дитё. А ведь они остались сам на сам с детьми, без никакой поддержки. Я ничего не помню чем мы питались, как мы выживали и еще потом что маму нашу чуть не расстреляли. Тётя  Вера соседка (её давно уже нет) донесла в комендатуру, что наша мама была комсомолка.

А было так. Мама закончила 2 класса, писала очень безграмотно. Но читала все, что попадало ей под руки.

Дело было до войны. Папа плел корзину и мама читала газету  и рядом сидела соседка тетя Вера. Она вообще была безграмотная, и говорит: «Ой Катька, ты й читать умеешь!» А папа возьми и ляпни: «Та вона у меня комсомолка!» На самом деле бабушка была общительна, исполнительна, но не комсомолка.

Ну и вот за что они поссорились, я не знаю и она пошла донесла в немецкую комендатуру. И бабушка ничего не подозревая, взяла повестку, которую ей принесли и  пошла.

Сидит в коридоре, ждет своей очереди и тут к ней подходит дядя Леонид. Дедушка с ним работал до войны. Увидел маму и говорит: «Катя, ты чего это здесь?» Мама показала ему повестку. А он сказал: «Катя, иди молча за мной». Потом не знаю куда он её завел и сказал: «Катя, отсюда никто живым не выходит и  в дальнейшем еще что-то подобное получишь бери детей и уходи. Но я постараюсь сам следить за доносами.» А потом мама от него узнала, он нашел тот донос уничтожил. А сделала это тетя Вера, соседка. Кто был тот Леонид на то время, мама думала, что может он полицаем у немцев, а папа говорил такого не может быть, скорей можно предположить другое. После войны дедушка хотел куда не знаю и рассказывать за это куда надо. Но потом передумал. Доказать было не чем.

После войны ни папа ни  мама не общались, она поняла почему и сама не пыталась.

А вообще я лично считаю, что на нашей улице мои родители были лучше всех.

Я забыла одну важную вещь.

Во время голода 46-47 года папина дочь Нина, которую растила мама моего отца, жила у нас. Бабушка побоялась, что не сможет, что ей уже не под силу. Она уже в то время была сама. И наш папа Митя привел её к нас и мама ничего не имела против. И так нас 4 и Нина пятая и пережили голод и никто не умер. Я её помню. Красивая, темноволосая девушка, бабушка никогда её не обижала, а даже, как нам казалось, её больше жалела, может потому, что сама без матери выросла.

Потом когда голод прошел, собрали новый урожай папина мама забрала её себе. Потом Нина вышла замуж, уехала на родину мужа и больше ничего о ней не знаю.

Родители моего отца

Отец — Иван Иванович Кожушаный. Простая крестьянская семья.

Мать

Дети: Дмитрий, Иван, Галя и Володя.

Иван Иванович человек хороший, но жизнь свою закончил рано, сгорел от водки.

Я не знаю как это  может гореть внутри. Но прямо возле хаты ихней была речка вода была очень холодная, он прыгнул туда, и получил двухстороннее воспаление легких и умер.

Дядя Володя художник самоучка, но если б он хоть немножко где учился, то создавал бы шедевры.

Дядя Ваня служил в морфлоте еще до войны и тут вона и опять всю войну на флоте. Умер раньше всех детей, оно понятно, столько пережить. Умер быстро, остановка сердца.

Моя семья

Я, Кожушана Валентина Дмитриевна, родилась 26 августа 1936 года с весом 5 кг 500 гр. Кормила мама меня грудью долго. Она знала, что пока она кормит грудью ребенка, то не забеременеет. Это было для неё очень важно, потому что они строились и уже была Тамара, которая родилась с весом менее 2 кг, г. А я уже самостоятельно ( когда мама сидя что-то делает) могла подойти к маме, поднять у неё кофту и сама сосать грудь. Мама рассказывала, что однажды рядом с мамой соседка и сказала: «Как не стыдно, такая уже большая, а грудь сосешь!» Но я никак не среагировала и когда уже ничего не было высасывать, опустила кофту мамы и пошла себе. Росла крепким, здоровым ребенком и очень спокойным. Я и уже будучи подростком, любила уединяться, сама придумывала себе какое-то занятие или игру на чердаке или где-то в огороде. Главное, чтоб мне никто не мешал. А Тамара наоборот, как что не по ней, падала, кричала, дрыгала ногами. Мама думала, что она психически нездоровая и повела её к врачу.  А тот обследовал её как мог, потом сказала маме: «Возьмите тоненький прутик ( у нас этого добра хватало) и как она упадет сдегните её по попе и она выздоровеет.  Прутик повесте в таком месте, чтоб она его всегда видела. Как маме не жалко было, но это сделала, и припадки закончились. Потом родился Витя в 1938 году, потом Неля 1941 г.

И началась война. Неля умерла, ей было 3 месяца от кори.

Я не могу понять тех женщин, которые в наше время бросают детей своих. А ведь у войну мужчины ушли на фронт, а их жены с детьми без никаких пособий, остались сам на сам и ни одна никуда не дела своих детей. Мальчики погибали после войны. Это было ужасно.

Много валялось снарядов, гранат и как все родители не просили своих детей не трогать никакие железяки, но мальчики есть мальчики, им похоже хотелось увидеть как оно рванёт. У моих папы и мамы друзей случилось такое, что и последнему врагу не пожелаешь. До самого конца войны вся семья была жива и здорова. Едет человек с войны домой, радый, что сам живой и семья тоже, а приехал, а детей нет и жена не при своем уме.

Мальчика звали Миша, а младшую за него сестру не помню. Пошли нарвать козе травы. Это было где сейчас заправка на 3-ем участке. Травы нарвали и тут Миша увидел какую-то железяку и бахнул по камню. Я никогда не забуду его лежащего под грушей в их дворе. Зрелище словами не передать. И бабка одна (дура) говорит: посмотрите дети, что может быть, если будете трогать всякие железки, и подняла одеяло, каким он был накрыт. Зрелище это словами не передается. Я так испугалась, что еще долгое время, даже в туалет не могла сходить, мне все казалось, что из туалетной ямы он потянет свои обезображенные руки. А девочка еще прибежала домой, неся в руках кишки свои. Отец едет домой, а детей уже нет, и обезумевшая жена.

А сейчас, где что же сейчас такое что некоторые мамы отказываются от своих детей?

Самое страшное это война. И поднимают её не обычные простые люди, работяги, а  те кому все мало, хотя они всем обеспечены. А гибнут в войнах простые люди, которым она не нужна, для них нужен мир и возможность спокойно трудится.

1946 год. Год рождения брата Володи и голодомор.

Только закончилась война. Как бы не говорили некоторые, что он был искусственный – это не правда. Совсем не было дождей, а поливать нечем. Не было чем поливать, ни в частных домах не на полях. Еще после 1945 г.  не успели провести на поля хоть что ни будь поливное. А в частных домах по улицам было несколько колодцев. Они были как правило у бывших куркулей.

Наша семья пользовалась водой из колодца соседей – это были дед Андрей и бабушка Саня. Они были не плохими люди, хоть и из куркульской семьи . Но в колодце хватало воды только для жизни самых людей. Не было совсем дождей, и тут еще ужасно холодная зима 46 года и 47.

Мой отец – это уникальная личность. Он замечательный рыбак  и мог прокормить семью рыбой, но зима была такая холодная, что лед промерзал почти до дна и ловля рыбы была невозможная.

Но мой отец – это уникальный человек. Однажды, когда казалось все уже, нечем покормить семью он обратил внимание, что воробьи пролезают в дырку на чердак, прячутся от мороза. Он приспособился их ловить до тех пор пока поняли в чем дело и перестали туда залетать. Но мы к тому времени уже немного оклемались. Мама с воробьев варила бульон и этого было достаточно, чтоб продержаться. Потом на чердаке лежала шкура телячья. Ее тоже ошпаривали, долго варили, пропускали через мясорубку и ели.

Потом отца поставили охранять скирду соломы. Он прорыл себе в скирде дырку, чтоб было где согреться, а не то замерзнешь Залез и видит, что воробьи что-то клюют из соломы что он выгреб. Присмотрелся,  а там зерна ячменя. Придя домой сделал сито и за время своего дежурства насевал из соломы сумочку ячменя. Сделал таку драньку и я её помгю, что можно из тех зерен сделать крупу. И опять мы спасены. Всего его изобретений, если можно так выразиться и не опишешь.

И вот пришла весна, снега было много, растаял, земля напиталась, но нужно еще дождаться нового урожая.

Я пишу только о главном.

Отца поставили стеречь капусту, уродились крупные головки, но убирать еще было рано.

Мама нас послала отнести папе еду. Меня и Тамару. А назад нас застукал обьезчик, забрал капусту, а папу под суд отправил. И сидел он до суда в Днепропетровске 3 месяца. Как мама сама, не знаю, но никто не умер. А папу в тюрьме поддержала его сестра Галя, возила туда передачки. его там никто не обижал все знали, что он инвалид войны и что у него дома 4 детей.

История про ограбление века

В 1951 родился Боря, запозданый ребенок. мама и не думала, что она беременна, думала, что просто поправилась.

Тетя Тамара уже не бегала на танцульки и  стыдилась беременной мамы и мама изредка плакала. Но вот он родился! Такой чудесный мальчик, спокойный и такой хорошенький и был он у нас вместо игрушки. Любил ходить только в распашонке без трусов.

Однажды в мамы отрылось кровотечение. Это бывает. Она могла б погибнуть, если б я не зашла в дом. Она лежала в темной спальне, было лето, жара, ставни были закрыты, так что она лежала в темноте. Она меня позвала и попросила что б позвала бабушку Мотрю – соседку. И та пришла, но быстро выбежала и заставила сына Гришу вызвать скорую.

Слава Богу приехала врач (еврейка). Привезла маму и там сразу же на неё напали, что она привезла её с грязными ногами. А та послала их куда подальше и еще добавила: «Вы бы видели какой там мальчик стоял во дворе в одной распашонке». Но не добавила, что он ел кавун, а потом бегал по улице и пыль припала. Но и в таком виде был вообще чудо ребенок. Маму спасли в больнице, но если б это случилось в голодовку то она б погибла, но на тот момент, что говорил врач приносить все носили. Но что то мне больше всего запомнилось, что каждый день, кроме всего прочего, носили какао на молоке. Все обошлось.

Но надо было случиться, что в Тамару на танцах влюбился сын Янковского. Слава Богу, что быстро все закончилось. Высокий, красивый парень. Он ее еще не успел привести домой хоть раз, как она узнала кто он И так Тамара сказала прямо и отшила.

В пору моего еще детства главным персонажем в нашей семье был Витя. Тамара считалась слабым существом и мы с Витей главная опора у родителей. Хотя он и моложе на 2 года но умнее меня был больше чем на 2 года. Учился хорошо, хотя редко видно было, что он уроки учит. За удочку и на рыбалку. Огороды в плавне обрабатывались в основном он и я. Я очень любила с ним работать. Он умел как-то под час превратить работу в захватывающую игру.

Земля в плавне тяжелая, простой сапой ничего не сделаешь. Были тогда сапы – болгарки назывались. Полоть нам нужно гарбузы. Поле немалое. Так на первый взгляд кажется что не осилить. Но мы же дети послевоенные. Витя постоял, посмотрел на поле боя и кричит: Валя заходи на них с тыла, а я отсюда. И пошла работа, а потом когда уже подходил к центру поля, он мне показывает, что тихо. Короче все получается, как игра, и дело сделано.  Один раз мы с ним пошли на очередное задание. Мама нам спекла очень вкусные пирожки с абрикосами и вишнями и вареные яйца. И мы в поход. Харч этот замотан в газету, пакетиков раньше как сейчас не было. Положили мы это в лодку на задний мостик. Витя как всегда рулевой. Плывем мыс ним на задание и я никак не могу угомониться.

Меня волновало устройство земного шара. Признаться честно, я и  до сих пор смотрю на луну, думаю про землю и мне все равно не понять никогда, как это громадная махина Земля, омытая океанами с подчас неизмеримой глубиной висит в воздухе, крутится вокруг своей оси.

И вот Витя так усердно мне объясняет, а лодка в том месте где нам выходить. Он уже заметно нервничает, что до меня его объяснения не доходят. В это время он поднимается во весь рост, рулит к причалу, мое задание прыгнуть на берег, ухватить цепь и подержать, когда он выйдет с лодки. Я уже все делаю с каким-то для меня самой раздражением, не аккуратно поднимаюсь и не вижу, что харчи наши уже булькнули в воду. А он все увидел. А я уже приготовилась прыгнуть на берег и подтянуть лодку и говорю ему в это время: « Так что ты хочешь сказать, что если сейчас проткнуть землю, так мы окажемся в Америке?». А он видя, что харчи наши уже булькнули, кричит в ярости: «Стрыбай, падло в Америку за яйцами!».

За яйцами он потом нырнул и достал, с ними ничего не случилось, а пирожки пропали.

История про пирожки, яйца и неосторожную любознательность

Мы с ним и когда уже на танцы бегали, и там есть что вспомнить. Он влюбился в одну девушку Зину, они потом немного встречались, пока его в армию не забрали в морфлот на 4 года тогда. Она старше за него на 2 года побоялась, что пока он служит. То  она будет старая и вышла замуж. Ну, а для меня хождение с Витей на танцы оказалось не так просто. Я уже работала и училась в вечерней школе, часто не высыпалась, а Витя просит пойдем. Танцы в основном такие, что я бывало положу ему голову на плечо и дремлю себе. Со стороны, оказалось, что там любовь безмерная.

Я, Перешеина Валентина Дмитриевна. Девичья фамилия Кожушана. Родилась 26 августа 1936 г.  Мой муж Перешеин Валентин Васильевич. Родился 7 апреля 1937 года.

В средней школе я закончила только 7 классов.

Подросли все 5 детей, родителям было трудно и я решила идти где-то работать. Паспорта еще не было, поэтому я пошла работать, а вернее на уничтожение рая нашего края.

А это был действительно рай  наш земной. Какие были сказочные озера, речки, поляны, полно рыбы. Словами всю эту красоту не передать, это нужно было только увидеть.  Для этого водохранилища нужно было подготовить, то есть все, уничтожить,  а потом залить водой. Я не собираюсь судить тех людей, которые так решили.

Но считаю, что решение это было не преступное, а просто не продуманное по всем параметрам.

Сейчас и рады бы вернуть все назад, да только не знают, как очистить дно этого водохранилища. Воду спустить не проблема. Но что сделано, то сделано.

А тогда я попала в бригаду с 6-и человек: 2 парня и 4 девочек. Выдали на 2 пилы и 2 топора.

Я и Коля Матвиенко; Катя и Коля Петренко – пилили деревья. Валя Чайникова и Нина Бондаренко – обрубывали ветки.

У спиленного дерева обрубать ветки. Затем стволы распилить на 2 метра и сложить в штампы (штабеля). А ветки потом сжигались. Работать было интересно, надзирателя над нами не было. В конце дня приходил десятник (так чего-то его называли) замерял диаметр стволов спиляных по этим замерам мы получали зарплату. Мы там были не одни, там в основном взрослые люди работали, много из западной Украины. Но до того еще успела закончит курсы счетоводов и эти курсы мне потом пригодились.

Но я отклоснилась.

Дошли мы до самого Днепра, и работы закончились. Это каждый день паромом (если вода не замерзла), а потом пешком постепенно до самого Днепра, но были молоды и ничего этого не замечали. Но вот работы закончились, пилять было нечего, и нас молодых попросить загрузить баржу бревнами. Мы так старательно работали, обещали хорошо заплатить. Но никто ничего не заплатил, а наше начальство не знало даже что то была за баржа. Конечно был это обман. Неужели в стране так в то время было барж? Просто не кому было добиться правды! Ну да Бог им судья.

Получила паспорт. Устроиться на работу еще было не так просто, после войны все разрушено и еще не успели много цехов настроить. Но мой отец (какой он все таки был классный, ни в кого такого на улице не было) сказал: Валя я с тобой пойду устраиваться на завод работать. Не знаю, кто ему сказал, но мы пошли с ним к начальнику ОТК. Зашли, папу усадил в угол, а меня посадил возле себя. (Кузнецов – классный был, справедливый). Пишет мне на листике задачки, а перед этим спросил, сколько я закончила классов. Я сказала 8 (но вообще то 7). Пока он писал, я вслед  уже знала ответы. Все они были на проценты. Сами цифры не сложные, просто надо знать сам процесс. А я ведь закончила курсы счетоводов. А там ведь все на процентах. Но ему ж это не ведомо, поэтому он очень удивился, сразу же подписал направление  в ТВЦ 1, а отцу сказал: Да, папаша, жаль что у вас нет такой возможности, что б ваша дочь в институте училась. Папа, когда мы вышли, спросил: «Валю, чого він так сказав». А я  ему говорю: «Так он же знает, что  я закончила курсы счетоводов, а там все учеба связана с процентами. И так я работаю в ОТК в ТВЦ. Ура!

Попала в смену «Г».

Мастер мой был Иван Никитович Кот. Прекрасный дядя и старшая моя Маша Чередниченко прекрасный человек. В общем жизнь пошла!!! Работали тогда 7 дневных смен, 7 вторых и 7 ночных, выходные по графику, когда припадет. Позже потом перешли на 3 смены, а 4-тый выходной. Как поступила на работу и сразу же пошла учиться в вечернюю школу. Училась хорошо, и не потому что я такая способная, я просто исполнительная. В  конце 10-го класса в клубе металлургов мне вручили китайскую ручку за хорошую успеваемость с позолоченным наконечником. Но на другой же день в цехе еще до начала смены перед оперативкой я пошла в туалет… Я услышала что, что-то булькнула. И то была подаренная ручка, которую никто её и не увидел у меня, а хотелось! Была она у меня в нагрудном кармане. На то время это была дорогая вещь.

А было это самое судьбоносное время в моей жизни.

На работу я приходила на час позже чем вообще смена начиналась и уходила на 1 час позже. Так что на проходной в это время пусто. Была вторая смена. Ходила я на работу с чемоданчиком небольшим. Тогда это было модно. Туда вмещались учебники и пища. В столовую я не ходила в обеденный перерыв. Там надо стоять в очереди, а так у меня оставалось время выучить какой то урок.  Прямо на проходе с завода навстречу мне шел парень, высокий, но очень смешно одетый. Все было не по его росту: широкие холоши брюк, но короткие и все как бы не с его плеча. Я засмотрелась на него и стукнулась чемоданчиком об поручни проходной. Чемоданчик мой раскрылся и книги и еда упали прямо ему под ноги. Он буркнул себе под нос: «Солоха». Но не переступил, а помог мне собрать В эту же ночь, придя с 2-й смены я спокойно себе уснула здоровым сном. На то время входная дверь в нашем доме с внутренней стороны закрывалась просто на крючок и открыть её с наружной стороны просто, засунуть в щелку проволоку и поднять  крючок. И вот снится мне: « Я открываю дверь, захожу, а с темного угла выходит тот смешной парень и в правый бок воткнул мне нож. Я его сразу же узнала и сказала: «За что?». И проснулась. Когда у меня 2-ая смена, то в вечернюю школу я ходила утром. Я все время думала  за тот сон, он был такой четкий, что хоть бы я и хотела то не смогла бы забыть. А думалось действительно: «За что?» Я ведь не смеялась над его смешным убранством и вида не подала, что он действительно был смешен в своем одеянии. Придя опять на работу, я рассказала свой сон своей наставнице тете Моте. Она уже была в пред пенсионном возрасте. Она спокойно так и очень серьезно сказала: «Валя, это судьба твоя, это будущий твой муж». Я засмеялась и немного испугалась но не надолго. Тогда мы работали по 7 дней. 7 первых, 7 вторых, 7 ночных и выходной по графику. В своей выходной я с подругами пошла на танцы в парк металлургов.

Это была среда и музыка только под радио. Духовой оркестр только в субботу и воскресенье. Мою подружку Надю сразу пригласил какой-то парень, а я повернулась спиной к танцующим и смотрела в парк.

И тут кто-то взял меня за локоть и сказал: «Станцуем».

Я повернулась и сразу же его узнала, а он меня. Поступок мой был очень странный, я как то быстро пошла в круг, а он за мной. Танцуем, если только можно так сказать. Я на него не смотрю, а он украдкой  изредка посматривает. Обоим неловко,  постоянно наступаем друг другу на ноги, а музыка никак не кончается. Он спросил просто так как-то: «Как тебя зовут?» «Валя» говорю. А он говорит «Теска» — и засмеялся, если только можно было назвать то смехом.

Наконец музыка закончилась, он быстро отвел меня на место, где я стояла и ушел. Я тоже ушла, предупредив Надю. Она видела с кем я танцевала и только спросила: Ты что его испугалась? Я говорю: «Нет». После этого я нескоро его увидела. Зато когда увидела его с какими то хлопцами, зашел на танцплощадку, то обрадовалась. Хлопцы сразу разошлись, а он стоял на месте и водно что смотрит он туда, где я раньше стояла. Подошел и спросил: «Почему тебя так долго не было?» «Я работаю и учусь в вечерней школе в 10 классе». «Да сложно» — сказал он.  Взял за руку и пошли танцевать. Танцоры мы были никудышные, оба, так что если вальс или бостон то я шла на свое место, а он тоже ушел к своим друзьям.

Потом опять танец, не знаю как он назывался «топтались на одном месте». Потом он вдруг говорит: « А я завтра уезжаю на соревнование, пожелай мне удачи». «А какой у тебя вид спорта» «Корье, диск, ядро». « А я люблю волейбол». «А почему ты не ходишь на стадион». «У меня нет времени».

На этом разговор закончился и танцы закончились, он пошел к своим друзьям, а я с подругой пошли домой. Я чуть не забыла пожелать ему удачи, но вовремя опомнилась и вслед ему сказала: «Удачи тебе». Он обернулся, чуть заметно улыбнулся и пошел.  Встретились через неделю и эта неделя показалась мне вечностью. Понятное дело, влюбилась.

Я буду вспоминать только самое интересное в моей жизни этого периода.

1) Однажды Валентин пригласил меня на соревнование между двумя командами девчат. Я согласилась, это было в здании Спартака в старой части города. И тут оказалось, что одной девочки нет, заболела. Она была из его техникума. И тут он говорит: «Валя, а ты могла бы её заменить?» — я не раздумывая говорю: «Могла». Он пошел к тренеру, поговорили, ушли куда то, потом позвали меня, дали одежду переодеться и вперед. Тренер спросил меня: «Где ты лучше себя чувствуешь?» — говорю, под сеткой и на подаче. Этот случай забыть невозможно. Я высокая и сильная, если мяч у меня в руках и я на подаче, то мяч летел до самой сетки, а там другая девочка, замечательная спортсменка, умела направить мяч туда, где его и не ждут. А когда возле сетки я, то прыжок и мяч падал вертикально за сеткой с такой силой, что взять его практически очень трудно.

2) Была зима. Мне в ночную смену.  Мы сходили в кино, время еще оставалось, домой мне уже нет смысла и мы пошли, по пути к заводу на стадион. Я поднялась на трибуну повыше, а Валентин лепил снежки и кидал в меня. Первоклассный метатель копья никак не мог попасть. Его это видно было что задело. Это было не так просто, я же не сидела как пень, а уклонялась. Потом мне стало его жалко и я решила не двигаться. Но когда уже он бросил снежный ком, то глаза я успела закрыть, но снежка влепила мне в левый глаз, потекли с него слезы и заболел. Я испугалась, но он еще больше. «Чего же ты не уклонилась?» — а ты бы никогда и не попал! Платочка у меня не было никогда, а слезы бежали из глаза и он своим вымакивал слезы. Но пока мне на смену, по немножку, все утихло с глазом ничего не случилось.

3) На лавочке мы сидели нечасто, только чаще всего когда я была с ночной смены последней, поспать днем не удавалось, вот у нас во дворе на лавочке (домой не хотел уходить) я спала у него на коленях голова, а ноги на лавке. Но это не часто. А так, чаще всего, сидели на толстом бревне спиленной груши на круге над морем нашим.

Вид был сказочный. Особенно когда небо звездное, то словами не передать. Од водонасосной прожектор освещал море, не все конечно, а частично. В тот день был сильный ветер, были большие волны.

Сидели как всегда на том бревне. Как-то тоже было сказочно и тут Валентин говорит: Я всю жизнь мечтал на волнах поплавать! Снимает шведку, брюки, я не успела сообразить, что происходит как он уже был в воле. Я стала на краю кручи. Сначала я видела его голову, потом её не стало. Меня стало трясти, зубы стучали, а в мыслях было – только выплыви, только будь живой и знать тебя не хочу!

Больше я уже на воду не смотрела, закрыла глаза, ничего не соображала, зубы стучали и тут он меня, тряхнул сильно за плечи: «Что с тобой?» крикнул.  Я заикаясь говорю: Сними трусы, выкрути хорошо и оденься и иди домой. Повернулась к нему спиной.

Когда он оделся, подошел, взял за плечи спросил: «Да что с тобой?» Клацая зубами я сказала: «Я не видела твоей головы».

Я долго не могла уснуть, зубы уже не стучали, а просто какой-то озноб по всему телу. А мысли что я уже знать его не хочу уже не было.

4) Зима, лед, замерзло наше море. Луна, все видно как днем. И мы пошли на замерзшее море.

Валентин держит меня за руки, а я ерзаюсь на льду и языком чешу. Поскользнулась и со всего розмаху ударилась лобком об носок его ботинка. Он быстро меня поднял, посмотрел, а я и виду не подала, как было больно. Может если б я ударилась другим местом, то призналась бы. Но он то почувствовал силу удара и чем я ударилась. Посмотрел на меня внимательно и говорит: «Пошли отсюда, партизанка».

5) А это самое судьбоносное в моей жизни.

В одной смене со мной работал старше меня, уже отслужил армию парень Иван Белый. Он тоже учился в вечерней школе на 3-ем участке, а я на соцгороде. Программа была одинаковая. Задачки одни и те же. Домашнее задание по математике почти всегда мне решал брат Витя.  Когда Иван  приходил на смену, то говорил: «Валь, ты порешала задачи?» «Да, говорю, возьми в моем чемоданчике».

Я уже писала, что учебники я брала с собой. В свободное время и в перерыв я могла позаниматься. Но когда Витя не мог мне помочь по каким то причинам, то Ивану говорила я: «Поднатуж свои мозги и хоть раз подумай сам».

Так вот этот Иван любил по настоящему меня уже давно, но мне он был безразличен. А роль  в моей жизни сыграл большую. Бывало, где мы с Валентином и он тут же (но только не у моря)

И вот однажды пришли мы ко мне домой, уселись на лавочку и тут Иван с букетом цветов стоит у калитки. Ничего не говорит, просто стоит молча, а мы на него смотрим.

В нашем доме раньше с улицы росли большие вишни, орех, так что от лавочки где мы сидели на улицу с той стороны ничего не видно. И тут Валентин встает и идет к нему. А я ему в след: «Валик не бей его, мы работаем вместе».

Подождала немного – тишина.

Вышла на улицу, нет никого, пошла дальше вверх по улице уже на Куксину, там парочка стояла, спросила, не видели они тут двоих парней – один высокий,  а другой среднего роста и старше. Никто никого не видел. Странновато как-то стало. А утром пошла на работу. Увижу Ивана и узнаю что не будь.

Иван сам ко мне подошел и говорит: « Ну, Валя, я от тебя такого не ожидал?»

Стал вести себя, как будто он меня не знает. Я ждала вечера, когда придёт Валентин. Спросила его, что было, он сказал, что Иван больше не появится и больше не будем об этом говорить. Иван действительно нас не тревожил. Женился на Шуре – очень хорошая девочка и подходит по всем параметрам ему.

А Валентин стал вести себя очень странно. То ходили мы с ним в парке и на улице не под руки и не за руки, а за мизинец правой руки. Такой стеснительный паренек был, даже целовались как дети в щечку или в губы не раскрывая рта… А тут как кто-то его сглазил.

И тут момент. Родители уехали в Запорожье с Борей, Вовой, Витя в армии уже был, Тамара вышла замуж. И я осталась сама. И случилось то, что случилось.

А Иван изредка поглядывал на мой живот и однажды спросил: «Ты что Валя аборт сделала что-ли, ведь ты уже должна в декрет идти». Я показала ему, что он свихнулся. А в это время, я действительно уже была беременна, только ничего еще не знала.

И это был конец моей сказочной жизни.

Том №2

Когда все стало ясно, Валентин сказал: «Бери завтра паспорт и пойдем регистрировать наш брак».

Никому не говори, что б на меня не ринулись с кулаками.

Все так раньше было просто. В старой части города возле банка, какая-то можно сказать без ошибки, хатка – это и был ЗАГС. Расписались, получили свидетельство о браке.  Сходили в кинотеатр Ленина в кино, фильм назывался «Сын степей». За всю свою жизнь, не было такого, чтоб я до конца фильма не поняла, кто же там герой фильма.

Потом съели по пироженку, купили часы (они до сих пор у меня есть, если б починить, то может еще и работали). Потом пошли к нему домой знакомиться с его матерью Юлией.

Знакомься, мама, это Валя.

Ой какая девчина, какая девчина! Да женись ты уже Валик, чего ждать. Да и измучилась я уже я ждать тебя. Ты ж поздно приходишь!

Как же я могу жениться, мама, если я уже женат.

Да что ж ты мелешь сынок! У тебя то и девчины то не было.

Ну так посмотри мой паспорт, если не веришь.

Посмотрела и говорит: какая то Кожушанка. Да что это такое, Валентин, видя что перегнул палку, говорит, мама успокойся, это и есть та Кожушанка, мы только с ЗАГСа.

Пропускаю мелочи…

Договорились, никакой свадьбы материальной возможности ни  у кого нет, просто вечерок.

С моих: папа, мама и двое моих друзей Мая и Андрей.

От Валентина: несколько его друзей, учительница со школы, Лида и Захар, Женя и Дуся жили в то время в Германии.

Мои родители должны обеспечивать всякими овощами, Захар мясо. С едой никаких проблем не было, а вот дальше пошло кино.

Что ж мне одеть на этот вечер.

У меня было розовое платье крепдешиновое. Красивое, но чего-то не хватало. Был еще гарнитур – рубашка и трусы с кружевами новые.

Кружева я отпорола, в платье вырезала красиво впереди горловину и обшила тем кружевом. Получилось красиво, на ногах простые белые босоножки. На голове ничего.

Стол накрыт, все горсти пришли, а жениха нет. Не было моих, очень хороших друзей Майи и Андрея и Валентин пошел их искать. Но нигде не нашел, а как потом выяснилось, что у Андрея в селе сильно заболел отец и они туда поехали.

И вот картина.

Все готово, все сели за стол, невеста есть, а жениха нет. Мой отец вышел в коридор и потихоньку матюкаеться. Все на меня смотрит, а я сижу в полной растерянности, я  просто не знаю как я должна поступить. И тут является жених и говорит: Валя я их нигде не нашел! Их нет нигде! Выпили, закусили, снова выпили захмелели и тут кто-то орет. Горько, горько! Валентин поднялся, а я сижу. Все смотрят, кто-то тронул меня, а я на месте, поведение свое до сих пор объяснить убедительно не могу. Что б мстит ему за свое унижение, позор я не могла, не знаю!!!

Но он вдруг вышел из-за стола и ушел. Куда не знаю.

Я тоже вышла и пошла. В сарайчике у них была закрыта собака Белка. Она меня уже знала, потому что стол мы готовили вдвоем со свекровью. В сарайчике лежала солома я легла на неё, обливалась слезами и соплями, а Белка их облизывала и тихонько скулила. Я потом слышала, как ушли мои папа и мама. Потом совсем все стихло и я подумала, а что если все ушли и дом раскрыт, вышла со своего убежища и пошла в дом. Он действительно был открыт.

Пошла к столу, зашла на средину стола с противоположной стороны, села и ничего не знаю, что теперь мне делать.

Погода была скверная, сильный ветер. Сижу думаю и вдруг свет потух, мне чего-то стало страшно, я встала и решила выйти лучше и только ступила на порог ( не на улицу), а с этой комнаты, как прямо уперлась в кого-то, я не успела закричать, включился свет и то был Валентин. Все что было чистейшая правда. Прижал он меня к себе и стояли мы, одному Богу известно сколько. Потом сели, чуть поели и пошли спать.

А квартира наша в моей памяти самая лучшая.

Это был чулан. Двери были, окон не было, но свет был. В торце нашей этой комнаты стояла этажерка с книгами, это дедушкино Валика приданное. С южной стороны полуторная кровать – это мое приданное. Над кроватью ковер – одеяло, а на нем красивый огонь рисунок, тогда это модно у простых людей, на глиняном полу самотканая дорожка.

Станем на дверях и любуемся.

Так вот зашли мы после всего пережитого в свое жилище, счастливые, что живы оба, а дверь входную в коридоре не закрыли. Только улеглись, слышим кто-то зашел и прям к нам. Валик по дыханию сразу узнал, что то Захар и тихонько шепчет. Я лежала от стенки, а валик с краю.

Захар по его ноге (пьяный конечно) ведет рукой и бормочет: куда ты вот это попала, это ж такие гады, ты ж тут настрадаешься. А сам рукой лезет выше. А Валик его как двинет ногой. А он: «чего ж ты так, я же тебе добра хочу!» Ушел, а Валик потом пошел и закрыл на замок входную дверь. А меня попросил, что бы Лиде ничего это не рассказывала, там же твое детей и Галя четвертая.

А свекровь моя, когда никого уже не было пошла пешком к моим родным, надеясь, что я там, а оказалось нет, такое поднялось!!!  Мой отец сказал: Значит сваха, якщо з Вальою що случиться, я Валентина убью». Так сваток, его тоже нет! И опять бедная потепала назад домой. Когда пришла, дверь была закрыта. Ей что-то пришло в голову, что Валентин повесился и она бедная мать полезла в форточку и хоть она была худая, все равно сильно поцарапалась.

В кладовке дверь была, но не запиралась. Когда зашла туда и увидела, что мы спим, то опять бедная с поцарапанными до крови ногами пошла к моим.  Это примерно, как от универмага, только по куксиной.

Когда пришла, то сразу с порога: «Ой, сваточки дорогие, они оба живы и спят как голубочки».

Вот такая была свадьба.

Жили мы в этой кладовке до холодов. Потом дядя Саша тети Тамары муж нашел нам времянку. Недалеко от проходной ЮТЗ. Люди были хорошие,  и не дорого мы платили. Но и там не обошлось. Однажды Валентин поехал на соревнование,  а дочь моих хозяев Алла попросилась: «Валя, можно я у тебя заночую, а то у нас гости понаезжали. А я й обрадовалась. Легли вдвоем на нашу кровать. А под окном стояли вагоны на с наполненным бельем. И тут стук в окно. Алла говорит сначала посмотри кто там, может кто-то пьяный из наших гостей.

Стук усилился, я резко рвонула до окна и так косточкой на ноге ударилась об угол вагонов, что меня как током  пронзило. Пошкандыбала открывать (в окно я уже увидела, что то Валентин). А он заметил что кто-то еще есть, когда занавеску открывала и теперь меня отстранил  рукой в сторону, а сам пулей влетел. Увидел Аллу и просто сразу сел на коечку на кухне. У них там что-то не состоялось и их вернули домой.

Жили мы в этих людей долгонько. Потом ты родилась, я еще не работа была в декретном отпуске.

Потом тетя Наташа, наша хозяйка сказала, чтоб освободили временку, Алла замуж собралась, им нудно подмарафить времянку и она с мужем будет жить.

Дедушка Митя предложил нам отремонтировать сарай – это дядя Вова сейчас живет. Там надо было помазать стены, потолок. Плиту дедушка сделал. Валентин сделал окна, дедушка Митя его очень хвалил «Пацан, а так качественно сделал оконные рамы. Ну он же закончил строительный техникум.  Все сделали, заходи и живи. За это время Валентин еще кое-что заготовил для строительства собственного дома. Он работал на строительстве 3-го цеха на ЮТЗ бригадиром, потом мастером. Бригада у него была из бывших заключенных. Валентин исполнительный, строгий, и это некоторым не нравилось. Дедушка Митя подыскал на план, для строительства собственного дома. А прораб сказал Валентину поможет. Ты парень способный и все будет окей.

И тут это происшествие с Тетей Тамарой и дядей Саша. Нас выгнали. Но и это еще не помеха была для строительства собственного дома, а тетя Лида. Теперь уже Валентина сестра.

Фероспалвный завод только начинали строить: что ты, Валик, там на той стройке зарабатываешь, переходи на НЗФ и квартиру быстро получишь и денег будешь больше зарабатывать.

Сама на Молокозаводе всю жизнь проработала и должна до глубокой старости.

Молодой парень, сколько ему тогда было 22 года, послушался старшую сестру. И все пошло, как пошло.

А выгнали нас вот почему.

Был какой то праздник бабушка с дедушкой уехали в Запорожье к родственникам. К нас пришел дядя Саша, тети Тамары. И мы отмечали тот праздник втроем. У дяди Саши привычка, как подвыпит, лезет обниматься, целоваться.

Так было и в тот день. Все норовил меня чмокнуть. Валентин терпел, терпел да и врезал ему один раз. Я не думаю, что это было так катастрофически – упал на кровать, потом сам поднялся и ушел.

Тетя Тамара работала на тот момент в комитете комсомола. Секретарем в то время был Прудков. В тот день я работала, а Валентин в первой. Только начали. Нет, я тоже в первой. Где то, ближе к обеду, пришел ко мне Валентин в цех. Таким я его никогда не видела. С трудом я поняла, куда я дожна пойти и посмотреть.

Я в рабочем халате с грязными руками. Это же ТВЦ-1, трубы углеродистые, сажа, лето, пот – понятно как я выглядела.

В то время на остановке «Никопольской» это против больницы стоял огромный стенд, вещи в карикатурной и стихотворной форме за какие либо плохие поступки.

Нарисовали там Валентина отъявленным бандюгой, а в стихотворении, где была всяка чушь, я запомнила на всю жизнь – бьет жену и тещу.  Этим стендом управлял комитет комсомола. Понятно, что это была работа – Тамары. Комитет комсомола располагался в здании на проходной завода, на 2-м этаже.

Что со мной было, только представить можно. Во первых – то была страшная ложь. За всю жизнь Валентин, чтобы не случилось, не поднимал руку на меня и на мою маму, тем более.

Я зашла в кабинет где сидела царица Тамара за столом и влепила грязной в саже грязной рукой пощечину.

Я не оправдываю себя за  этот поступок и до сих пор. На то, что прочитала и я увидела затмило разум мой. Что Тамара наговорила папе и маме я не знаю до сих пор. Нас выгнали с ребенком на улицу. На папу и маму я зла не держала и не держу. Я ударила сестру! А шло все так хорошо и все рухнуло.

Переехали мы на Упорный переулок. Нашли няню, девочка с этого переулка. Люди вроде хорошие. Но я сильно скучала за Борей, но пойти туда не могла обида давила меня за горло.

А я пропустила одну очень важную вещь.

На том телевизоре ( так называли тот стенд) было опровержение. Настоял тренер Валентина, хлопцы с техникума. Но было уже поздно. Валентин лежал в больнице инфекционной с кровяным поносом, подозревая дизентерию. Но так и не обнаружили и не могли найти причину. А тут как раз приехали в Никополь врачи с Днепропетровска. а лечащий врач Валентина с одним из них посоветовался по поводу Валентина. Кровотечение остановили, дизентерию не нашли, но и причину тоже. А тот ему сказал: «Похоже его нужно было положить в неврологию, с ни что-то произошло, поговорите с ним». Но врач не с ним поговорил,  а со мной. Я все ему рассказала. Валентина выписали с больницы.

А на том Упорном переулке мы прожили до конца сентября, точно не помню, знаю только, что листья уже начали опадать на виноградной лозе. День был солнечный теплый. Я помогала своим хозяевам обдирать сорго. Это такое растение из которого делают веники.

Я, дед ихний, невестка и бабушка. Таня гуляла во дворе. Её все любили. Здоровенький, не капризный ребенок, никому никогда не надоедал. И вот стоит она, смотрит что мы делаем и вдруг подбегает ко мне, ухватилась за мою руку, плачет, перепуганная такая, а сама смотрит на куст винограда во дворе. И все туда посмотрели, а она дрожит вся. Дед встал и пошел, а мы с бабушкой посмотрели одна на одну и все поняли.

Однажды Таня гуляла во дворе, а я в  доме гладила, а бабушка дала и свое что-то погладить и  сказала: « А я за Таней присмотрю». У них плита была на улице. И вдруг Таня закричала, что я выскочила и бабушка прибежала. Таня держалась за попку и плакала горько. На попе пролегла полоса, похожая на ожег. Бабушка говорит: «Та я ж на минуточку отошла». Но все равно было непонятно об что и как это получилось. Прошло время, та полоса сошла, но бабушка как-то сказала. Та шось воно на ожег не похожэ. И все поняли, чего Таня так испугалась и закричала. На виноградной ложе она увидела батиг (плетка) которым скотину погоняют.

И я решила, что жить я там не смогу. Не могу видеть деда, который за какой-то кудрик (виноград так назывался) ребенка батогом стегонул,

Иду с работы, спазмы давят за горло, слезы бегут, а тут на встречу дед Демян: Валю та може воно такэ, чого ты плачеш, раскажы!. «Іди до нас жыть, мы  же хату достроили перейшлы туды, а времянка пуста»

От там мы прожили не очень долго, но счастливо. Дед Демян сказал, чтоб няньку не искали. У них у самих было уже двое внучат, чуть старше Тани. говорит, что где двое там и третий не помеха. Таней нахвалиться не мог. Говорит как-то: «Оцэ дытына, наїлося и танцюэ, а за своїми онуками з ложною по двору бігаю, щоб їх накормыть! Пережили мы здесь осень, зиму и половину лета и получили квартиру на две семьи. Две комнаты по 12 кв.м. наши и одна большая комната другой семье, общая кухня. Это были деревянные домики 2-х этажные и 2 подьезда.

Расположены они где сейчас теплосеть и  школа. Это напротив универмага, чуть дальше к югу. Они сейчас там есть. Комнаты разделены наши, комната соседей. В угловой комнате поместились мы с Валентином, а в другой свекровь моя, бабушка Юля и Таня. Но она там только спала ночью. Но и там мы жили не долго. Родилась Инна и у соседей родилась Лена. Бабушка Юля и Катерина часто сорились. Зачинщиком была чаще всего свекровь моя.

Однажды Катерина понесла постиранное белье на улицу сушить. Зима была холодная. Пока развесила пальцы окаченели. Входная дверь была рядом с дверью бабушки Юли. Катерина вышла, а она закрыла входную дверь. Замерзшая Катерина вернулась, а дверь была заперта. Катерина постучала, а свекровь не сразу пошла открывать, а ведь у Катерины там еще и ребенок спал. А я первый раз, когда она постучала ничего не слышала, наша комната угловая и совсем в стороне. Но когда постучала громко я пошла открывать, то в это время Катерина вдарила свекровь корытом. Я фактически свидетель. Катерина сказала: «Валя, я окоченела, посмотри на мои руки, ведь она же видела, что я вешаю белье, пелёнку, зачем же она закрыла дверь на замок?»

Свекровь подала на неё в суд, но суд ей присудил штраф 20 рублей (это сейчас 200) с нашего дома защищать. Они утверждали, что не раз слышали как бабушка Бля обзывала по всякому, а Катя хорошая женщина и ударить бабушку не могла.

Свидетелей не было, а меня хоть бабушка Юля и записала в свидетели даже и не спрашивали, потому что я родственник пострадавшей.

С этого пошли одни мученья. Ведь кухня на двоих. Мы все уходили на работу, а те две оставались сам на сам.

Но я тогда не страдала. Всю свою искалеченную жизнь свекровь сгоняла на катерине.

И нас расселили. И тогда для меня пошла не жизнь, а настоящее пекло. Была у бабушки Юли крестница Тамара.

Судьба бабушки Юли тяжёлая.

Был закон у середняков хлеб не отбирать, а только у кулаков, а начали отбирать у середняков, и ваш дедушка Василий выступ на общем собрании: «Сказала – это нарушение закона!» Домой он уде не вернулся, арестовали как врага народа.

А бабушка Юля в то время уже была беременна Валентином. Запоздалый ребенок, как Боря у моей мамы. Дядя Женя и тетя Лида уже учились в институтах. Их исключают, как детей врага народа.

Но дядя Петя, брат из отца, добился и их восстановили. Это был не простой человек, а майор авиации (данного округа) точно не знаю. Погиб 1941 года прямо на аэродроме, во время бомбежки.

А бабушка беременная пошла искать, куда ж дели её мужа. Куда, только не обращалась, все глухо, а вернулась их дом ограбили и дважды. Родила Валентина и с маленьким ребенком ходила по поденным работам за харчи. Одному только Богу известно, что пережила эта женщина.

Ее маленький сын Валик заболел менингитом. Это страшная болезнь, выживают редко, даже в наше время. В палате было трое детей с таким же диагнозом, выжил только Валик. Было ему тогда два годика. Дядя Женя, все свое свободное время, носил его на руках, пока и миновала опасность.

Прошли годы.

Дядя Женя и тетя Лида уже имели свои семьи. Бабушка Юля жила у тети Лиды. Потом её купили отдельно жилье. Кусочек частного дома, где мы потом с Валентином и начали нашу совместную жизнь.

Еще до нашей женитьбы бабушкина крестница Тамара познакомила её с одним мужчиной Колей. У него была уже семья и дочь.

Отношение у бабушки Юли с  ним были вроде серьёзные. Он собирался оставить семью и к ней перейти. И тут случилось так. Он совсем перестал к ней приходить, без каких либо объяснений. И тут эта Тамара – крестница приходит к ней и говорит: «Коля наехал на кого-то и теперь он в тюрьме ( он работал шофером) и не в Никополе, а не знаю где.

И вроде у этой аферистки есть знакомый милиционер через которого можно будет тому Коле помогать.

Бабушка Юля, изведав в своей жизни все что казалось ей мужа, когда она так и не узнала куда его отправили в тюрьму, доверилась этой Тамара и пошла на поводу. Каждый месяц приходила к ней за деньгами для Коли, как она говорила, а передавала якобы через знакомого милиционера.

Дядя Женя каждый месяц пересылал ей деньги, но ей оказалось было мало, и она подала на него в суд на алименты. Но суд присудил ей меньше чем дядя Женя сам ей пересылал. Это все было до нашей с Валентином женитьбы.

Когда нас расселили и мы жили уже на площади возле танка, то  лоя меня лично наступил ад.

Еще до этого Тамара сказала бабушке Юле, что у Коли заканчивается срок, но он так истосковался по ней, что решил бежать, но его поймали и еще прибавили. И вот и тот срок уже кончился.  Я была во 2-ой смене и к бабушке Юле пришла эта аферистка и сообщила ей: «Коля к вам приходил, а Валя его не пустила и еще пригрозила, что милицию заявит если он будет приходить».

И пошло. Она возненавидела меня всей своей лютью, и чтобы я ей не говорила, без полезно.  Я ей говорю: « Вот три для я буду в первой смене, свяжитесь с вашей Тамарой, пусть она сходит к нему и пусть он придёт и меня дома не будет». «Ага, Кожушанка (теперь у меня уже имени не было) он прийдет и тут его опять милиция сцапает». «Почему же так, он же уже отсидел свое» — «Ты их подговоришь!» — «Зачем» , говорю – « А кто же тебе будет детей нянчить» — «Так они в садик ходят».

И не выдержала я: « Да вы себе не представляете, как бы я благодарила этого Колю, если б он забрал вас от нас, а Тамара ваша врет вам, он как сидел так наверное и сидит, потому что никто не приходил. Да и есть ли он вообще. Сейчас другое время. Вы могли бы запросто узнать, где он сидит, съездить туда и поговорить с ним.

И вот она за все эти годы его увидела. Но лицом к  лицу, а на расстоянии. И теперь была уверенна, что я действительно его не впустила и вообще что я во всем виновата. А я была виновата только в том, что думала, что такого человека вообще нет, потому что начала всего этого я вообще не знала.

А когда бабушка Юля сама его увидела, то посмотрела на меня так, что у меня мороз по шкуре пробегал.

Обычно я спала с краю, а Валентин от стенки. А в ту ночь на оборот. Я почему то оказалась возле стенки.  И вот мне сниться: что его мама стоит над ним с ножом, глаза злые, страшные. Я подумала, что свекровь думает, что это я ведь всегда спала с краю. Сон был настолько ясный, как будто это в реальной жизни.

Я проснулась, меня всю колотило, муж спит, свекрови возле нет. Но услышала, что она не спит. До утра я уже не спала, а утром сказала Валентину: «Все Валик, я больше не могу. Я забираю детей и ухожу к родителям, я боюсь твоей матери. Всегда когда терпение мое лопалось и я ему жаловалась, он только просил не обращать внимания. Он любил свою мать, жалел её, никогда не повышал на неё голос. Он сказал, сколько она выстрадала. Но я то в чем была виновата? Я настроена уйти решительно и он тогда срочно попросил приехать Женю – старшего своего брата.

Женя приехал быстро, нас всех выставил за дверь, а свекровь оставил. Потом ушел и сказал: Валя, дождись меня и ушел. Он не быстро вернулся, но не сам, а с Колей и Тамарой.

От свекрови он строго потребовал адрес Тамары той, а у неё адрес того Коли.

Как выяснилось этот Коля не был ни в какой тюрьме, никого он не травмировал да еще и на смерть. Отношения у них с Юлей действительно были и он действительно обещал ей перейти к ней жить. Но серьезно заболела его дочь и он не смог оставить свою семью. А к Юле решил просто больше не пойти. Та Тамара решила воспользоваться ситуацией и придумала целую историю с тюрьмой. Бабушка потом показала почку писем от Коли, якобы через знакомого Тамаре удавалось доставлять бабушке Юле. Письма, какие только  бывают в романах.

Когда дядя Женя привел их обоих к нам и бабушка его увидела и он ей все рассказал, странное дело, то очень странно!

Она свободно как-то засмеялась и сказала: Ну вот и все закончилось и не печали, ни злости. А Тамара той сказала: А на место Коли ты сядешь в тюрьму». Дядя Женя и собирался подать на неё в суд, Валентин запротестовал. Свидетелей никаких, сколько денег эта аферистка выманила у бабушки, письма которые бабушка получала она сама не хотела афишировать, к тому же у этой Тамары был малолетний сын. Она просто сказала: «Я сама виновата!» А Валик и рад был. Деньги не вернешь, только все закончится на смех людям.

Бабушка Юля в это уже время была больна – рак. Сначала лежала дома, а потом положили в больницу на 3-й участок. Там была гинекология тогда.

Теперь я уже была не Кожушанка, а Валя. Я за ней ухаживала, медсестра показала где стоит бак с хлоркой, чтоб я, уходя, мыла руки. У неё бедной в левом боку внизу образовалась дверка и оттуда вытекал гной. Я её обмывала как модно в таком состоянии, умывала расчесывала кормила и уходила.

Тетя Лида проходила, еду приносила и все. Посидит и уйдет. Валик тоже, но ведь он мужчина, что он мог сделать. Однажды мне 2-ю смену, я не успевала пойти в больницу в тот раз. И Валик не пустил меня домой когда я пришла. Я могла бы пойти к тете Тамаре тогда, ведь  она жила рядом.

Но я пошла к тете Лиде, ведь это её мама. А я ведь могла и вообще не ходить, за все пытки от неё. И пошла я к тете Лиде, сказала, что меня Валик выгнал зато, что я не пошла в больницу.

Я пришла, они конечно все спали, собака гавкала, разбудила. Приколотились всю ночь…

Утром я пришла домой, знаю что меня пустят, Валику на работу, а дети сами. Пришла двери были не заперты, а он не смог скрывать свою радость, посмотрел на меня с благодарностью и ушел. Он вообще не умел долго сердиться и мирился всегда первым. Эта прекрасная его черта всегда выручала на сот всяких семенных неурядиц. А я как раз лишена была этого качества.

Когда свекровь умерла утром рано, а  я пришла, медсестра сказала: Ваша мама сегодня утром умерла. Она боялась, что я может начну кричать, плакать, взяла меня за руку, но ничего такого не произошло. Я еле скрыла свою радость. «Кто посмеет меня осудить, мои муки кончились».

Тогда медсестра спросила: «А кто вы ей?» — Я невестка». «А она говорила, что вы её дочь». Вот так бывает в жизни. В этой квартире суждено было мне еще изведать муки ревности мужа. Тогда он еще учился в институте вечернем на площади против танка. Была зима суровая, плохо топили. В квартире было холодно.

Валик уехал в Днепропетровск сдавать сессию. А я была в отпуске. Таня и Инна обе заболели краснухой. Меня пришли проведать с работы Варя и Люда.

В то время шла какая-то предвыборная компания. Агитаторы ходили просто по домам.

Пришел, поговорил, Люда его еще чем-то рассмешила и ушел.  Приехал Валик, дети выздоровели, а я уже пошла на работу. Прошло время, я принесла с работы рабочий халат в стирку. Выложила с карманов рабочий блокнот, ручку и понесла стирать.

А Валентин взял блокнот, ему интересно было, что я туда записываю и увидел рисунок: Лежу я на кровати голая, а рядом стоит мужик (подпись –депутат) и еще – Кожушана в отпуске. Я сразу догадалась, чья это работа. Люда конечно же, Варя б такого б не сделала. Блокнот я часто оставляла на рабочем столе.

Что с Валентином творилось страшно вспомнить. Я рассказала ему как на самом деле было, но он одно твердил: «Расскажи мне правду». Мне ничего не оставалось, как привести Люду и заставить её рассказать как понимать такую  чушь в моем блокноте. Накинула я свою шубку на легкое платье и пошла к Люде. Жили они за ЖД вокзалом, там такой поселок есть и сейчас. Она с мужем уже спать собирались, прошу её пойти и рассказать все как было. Говорит: «Я просто пошутила». А муж её говорит: «Никуда она не пойдет, на ночь глядя, а если твой муж дурак, выгнал тебя чуть не голую, то это его беда.»

Я пришла, все рассказала, а сама какая-то отупевшая стала, мне стало все равно что дальше будет. Интересно, что на улице был мороз порядочный, а я его тогда и не почувствовала. Сказала Валентину:

Найди того депутата и поговори: вспомнит ли он квартиру, где на диване лежала двое детей с краснухой, троих женщин одна из маленькая, черненькая, шутница, хохотушка. Именно она тогда шутила над ним, смеялась. Она просто такая по жизни была.

Пережила и я однажды муки ревности. Было время когда автобусы ездили без кондуктора. Билеты просто можно было купить где угодно в любом магазине. Стоимость одного билета 5 копеек. Продавались пачками. Но ты можешь купить сколько ты попросишь. Валентин всегда покупал не меньше 10,  а я не больше 4-х, чаще на сдачу.

Был выходной, Валентин оставался дома с детьми. Может я бы и не стала его читать, если б не увидела слово Валя. И прочитала на свою беду. Письмо было такое любовное, такое ласковое, и маме чей то очень понравился.

И адресовалось не женщине, а мужчине.

Как я до цеха добралась не знаю. Работать не могла, как столбняк напал. Работала я тогда старшим контролером. В моем подчинении быои три женщины Оля, Ира и Любовь Ивановна.

Они сразу поняли, что со мной что-то неладно и сами работали молча. На третий день они попросили нашего мастера, чтоб он поговорил со мной. Любовь Ивановна подошла ко мне и говорит: «Валя, тебя Юрка вызывает, в канторку». Я пошла, а он прямо с порога:

«Рассказывай, иначе до работы не допущу!». Он сам когда-то пережил подобное и я как на духу все выложила. Была еще только середина смены но он отпустил меня домой и сказал: «Если ты не поговоришь с мужем то с ума сойдешь».

Мы уже жили тогда, где сейчас я живу. Было воскресенье и Валентин на кухне сам облаживал плитной панели. Я пришла, но не могла и не знала как начать. Детей дома не было. Я разделась и молча улеглась на кровать, с головой укрылась. Я никак не могла решиться.

Ну тот он зашел и закричал:

«Да что с тобой происходит и сорвал с меня одеяло, третий день ходишь как чума ходячая!»

Говорю: « Я нашла письмо в твоем кармане». И тут он как-то совсем спокойно говорит: «Вставай, одевайся и сходим в одно место, это недалеко!».

Пошли молча:

Да совсем рядом по ул. Дружба сразу второй дом за магазином.

Вышла женщина, удивилась и спросила: «Валентин Васильевич, что случилось!» — У вас сохранилось то письмо, которое вы мне приносили» — нуда, сохранилось, я его храню тщательно, как вещественное доказательство и засмеялась, а что случилось?»

«Моя жена имена возможность его прочитать». «Ну так что? И тут же поперхнулась, аж закашлялась и вы наверное подумали, что оно адресовано вашему мужу!

Валентин тогда был секретарем парткома какого-то, не помню цеха. Подруга этой женщины работала на почте. Она знала, что её муд получает письма до востребования и проговорилась как-то. А та попросила её еще если придет письмо, чтоб она ему не отдавала, а принесла ей. Её мужа тоже было звать Валентин. Он был коммунист и его жена принесла то письмо в партком к Валентину Васильевичу, чтоб её мужа «пропаботали хо         рошенько!»

Шли домой молча. Он понимал меня, сам уде разок пережил подобное и только сказал: «Ото не лазь по карманам» и засмеялся, что с ним нечасто бывало. А потом говорит: «А я, судя по твоему поведению, подумал, что это ты меня уже совсем разлюбила, но не знаешь как признаться?».

Дети мои! Дальнейшую нашу жизнь вы и сами уже знаете.

Был один эпизод в моей жизни, ничего не значащей, но интересный.

Мы жили тогда возле танка. А работала я в то время в ТВЦ-2 старшим контролером ОТК. Работа была ответственная. Трубы шли на самолеты, ракеты, подводные лодки.

После нас трубы выборочно принимали на качество два военпреда. Если обнаружат на перескопе хоть в одной трубе брак, могли забраковать весь пакет. Каждая труба в пакете имела свой номер. За каждую трубу расписывался контролер в особой книге, перескопист, стелоскопист, наружный осмотр, геометрия (диаметр и стенка). И всю эту работу выполняли: я Света Демина и Катя Глущенко. Принимали нашу работу два военпреда: Коля Мирошниченко, добрый такой, успокоит сначала, а Гончар Анатолий, совсем другой. Приходил как генерал, строгий такой.

У меня в этот период жизни было странное чувство. Физически моя работа была не трудная. А главное смена проходила быстро. Может сознание того как значителен был мой труд и не только мой, а  и всех кто к этом причастен.

Марка стали этих труб ЭП-79. В моей трудовой книжке она есть. Каждый пакет закреплялся за одной сменой. Как-то пришел начальник цеха, уже почти в конце смены и спрашивает: « На какой стадии находится 21-й номер трубы?(номер пакета не помню) –«На пескоструйке. Внутри маленькая точка, песком не удаляется, если после повторной обработки, она не исчезнет, будем браковать.» «А вырезать это  участок, в случае брака нельзя?» -«Нельзя, они идут по шаблону».

За каждую  трубу контролер расписывался. А мастером у нас там был в то время Люким Геннадий Дмитриевич, лучший друг Севы, папиного однокурсника.

У каждой трубы был свой паспорт. Велась книга, где записывались данные на каждую трубу.

Например: замерил контролер стенку микрометром и расписывается за каждую трубу в книге.  Трубы эти очень дорогие были. Уходя, начальник цеха спросил – «А вы что, знаете автобиографию каждой трубы по памяти?» — «Нет, по памяти, это уже преступление, каждая труба имеет свой паспорт».

Но потом этот отдел ЭП-79 ликвидировали, причину не знаю, а работников его распределили по другим отделам цеха.

Но на этом периоде жизни моей был еще один интересный период.

Был в нашем отделе электрик имя вспомнить не могу. Он вообще обслуживал не один наш участок. Если он нужен был, то вызывали его треся гудками.

Высокий, обаятельный парень.

Мне бы и в голову не пришло, что он мог бы в меня влюбиться. Я могла свободно с ним говорить, о чем угодно, даже о том, как Инна на горшок садилась, но трусы не снимала и тогда не могла понять почему в неё трусики мокрые и произносила очень длинное и…..и!

Ручки, ножки растопученые, глаза на выкате и это длинное и. Как Тане не говорила возьми меня папа на руки, а просто протягивала к нему руки и говорила: На! А он дразнил её: «Ну давай мне доченька, что ты мне даешь».

А тот электрик (имя вспомнить не могу) слушал внимательно, иногда взахлеб смеялся.

И один раз кто-то из детей заболел и я целую неделю не работала. И эту неделю электрика того в отделе никто не видел. Ничего как раз тогда и не случилось по электрической части, поэтому никто ничего и не заподозрил, кроме цехового бригадира Вити. Хороший такой мужчина, некрасивый, но умный и вообще, кроме невзрачной внешности, недостатков у него не было.

Так вот мне он и говорит: «Валя, остерегайся (имя назвал) вспомнить не могу. У тебя муж, дети, а он липнет к тебе. Да что ж ты выдумываешь, чушь какую-то. Тебя неделю не было и его здесь не было. Я даже вызвал его гудком, думал, что может заболел, ну мало чего могло случиться». Но он пришел, спросил в чем дело, а я сказал что кто-то из наших пошутил, может девчонки Света или Катя. А он развернулся и ушел. А вот ты пришла и он тут как тут и уходит только тогда, когда его вызывают с отдела по гудку.

Я теперь не вступала в паполки с ним, все время находила себе работу. Но вот была 2-я смена. Мы жили тогда возле танка, сколько там идти от остановки до нашего дома, оглянулась ( у меня была такая привычка, посмотреть кто сзади идет, ночь все таки). Вижу он, остановилась спросила, куда он идет. «Никуда, тебя провожаю» — Зачем меня провожать, тут 2 минуты и я дома». На второй день тоже самое.

Последняя 2-я смена, а у папы выходной суббота. Говорю ему: не могу бы ты сегодня меня встретить с работы. И взяла все ему рассказала, только говорю, без драки, он хороший, заблукал немного.

И вот вышла, оглянулась, идет опять хотя я его предупредила, а сегодня меня муж будет встречать» — С чего бы это, он никогда тебя не встречал! Ну ладно, иди говорю!

А с папой договорились, что он выйдет с подъезда при выходе з скверика.

Идем и я ему говорю: «Ты же замечательный парень, зачем тебе я. Света, Катя – какие хорошие девочки, а на безриске (отдел такой был) там одни дивчата, выбирай какую хочешь! Молчит, а тут конец пути. И тут  папа выходит, подошёл, немая цена. Потом папа первый нарушил молчание.

«А ты тоже здесь живешь? и назвал его по имени»

А тот смотрит расстерянно:

«Прости меня, Валентин, и мне и в голову не приходило спросить Валю, кто её муж. Я пошла, а они еще остались поговорить

Был у нас выходной, а когда пришла на работу то его уже даже в нашей смене не было. Пришел по вызову другой электрик, сказал, что с тем поменялся сменами и вообще отделом. Что тот теперь аж на первом переделе, это конец цеха с западной стороны.

Но самое интересное! Получили мы квартиру вот эту же 4-х комнатную. Мусор приезжала тогда машина забирать.

Выхожу с ведром, подхожу к машине, а тут поворачивается мужчина, который уже высыпал свой мусор. Это был он, я улыбнулась, удивилась очень, но он и вида не подал, что меня знает. Был он тогда женат. Квартиру получил во втором подъезде на 2-ом этаже.

Жена блондиночка, симпатичная, только если бы была чуть повыше. Встречались мы частенько возле машины с мусором, но он даже не здоровался, и делал вид что вообще меня не знает,  а потом и вообще куда-то выбрались или уехали, ничего дальше не знаю.

А вот, вообще, эпизод из моей жизни, очень важный.

У тетя Тамары были подруги Зоя и Клава.

И вот однажды они собрались на городской пляж и меня с собой тетя Тамара прихватила. Купались, загорали и тут (я не знала никого из той компании) пригласили нас на лодке покататься. То были знакомые Тамариных подруг. Я помню только дядю Сашу, а кто еще с ним был абсолютно не помню.

Однажды на берегу, а мы поехали. Отъехали достаточно далеко от берега. Смеялись, шутили, а дошутились, что лодка перевернулась в верх дном.

Тетя Тамара скомандовала: «Валя, плывем к берегу. Она знала, что обе подруги её плавать не умели и могут и нас потянуть на дно. А недалеко от берега стояла баржа не знаю почему. Цель была доплыть до неё передохнуть, а потом до берега.

От того места где лодка перевернулась баржа была далеко, но это зрительно казалось, что наоборот. Плывем, а дядя Саша испугался з нас и поплыл за нами, догнал, спросил меня: Валя, сама доплывешь? «Да говорю». А Тамару взял на буксир и вперед. А я, хоть и сильная но почувствовала что начала уставать, а баржа казалась что вот-вот рядом, да ничего подобного. В нормальных условия я могла бы  лечь на спину и отдохнуть, но не сейчас. Нужно плыть вперед. Тетя Тамара и дядя Саша уже были на барже и вместе с другими зрителями наблюдали за мной.

Казалось вот она баржа, а я все плыву. Доплыла, мне помогли выбраться на баржу. И я точно знаю. Если бы не Сашка то мы бы с Тамарой потонули. Если я, хороший плавец, крепкая та ели доплыла. Е бы я не бросила, а пошла на дно вместе с ней. Страшно представить состояние наших родителей, если б это случилось.

И когда Тамара попрекает меня, что его ( вот за теперешние поступки защищаю) то я не понимаю, как можно забыть кто тебя спас, да еще придумать такое, что это он сам подстроил. Ведь никто не поплыл, остальные держались за лодку, пока за ними приехала. Да и я сама не поплыла бы если б не скомандовала. И всегда она ищет кого-то виноватым, потому что сама больше всего любит себя саму.

А я всегда буду благодарна Сашке зато, что мне суждено было узнать что такое по настоящему полюбить человека, иметь от него детей, внуков, которых любишь и готов за них умереть, если б моя смерть могла сделать так, что б все их мечты сбылись!

Спасибо тебе Дядя Саша за все это!

Хочется мне хоть немного написать за Борю. Общего нашего семейного любимчика. Учился хорошо в нашей семье вообще-то тупоголовых не было, что касается учебы. В каком то классе было, я не помню, была в школе проверка детей на музыкальные способности, то есть на слух. Вызвали в школу родителей. пошла бабушка Катя. «У вашего сына уникальный слух. Хорошо бы было, если б он ходил в музыкальную школу.» Семья бедная (голодные и раздетые мы не ходили, конечно) но бабушка с дедушкой все же купили баян и Боря стал ходить в музыкальную школу после уроков.

Родители считали, что это может в его жизни пригодиться. Будет играть на свадьбах и будет какая-то денюжка. Тогда свадьбы в ресторанах не справляли, а дома, нанимали музыканата. Ходил Боря в музшколу, ходит пятерки приносит за уроки, все путем. И тут вызывают родителей в эту школу и сообщают, что ихнему сыну лучше  не ходить в их школу, ведб вы семья бедная, для вас каждая копейка дорога. Вы будете платить за него, а музыканта с него не выйдет. «А за что же вы ему пятерки ставите?» «Потому что он на 5 и играет, но он никогда ни на ноту больше не играет, чем ему задавали. Похоже, что ваш мальчик очень хороший, исполнительный, но музыка – это не для него. Он еще себя проявит в чем-то другом,  я уверен!»

Бабушка тогда очень обиделась на учителя. Но в музшколу Боря больше не ходил. А баян долго стоял в доме, а потом и совсем переселился на чердак. А потом вроде как Юра ихний его забрал, но точно не помню. Это было в 9-ом классе Бабушка пошла работать в заводоуправление уборщицей. Однажды она убирала кабинет, где работали архитекторы и геодезисты. И бабушка услышала их разговор. Нудно было им перечертить какой-то сложный чертеж на ватман, а некому. А бабушка говорит: «А мой сын мог бы вам помочь. «А сколько же ему лет? – «Он учиться в 9-ом классе». Они засмеялись, а бабушка Катя сказала: «Зря смієтеся!». Они согласились.

И вот когда Боря выполнил эту работу, а главное, нашел в чертеже том ошибки, те были в шоке.

И сказали: «Теть, Кать, вашему сыну нужно поступать в архитектурный институт.»

Сначала он поступил в Киев, а потом бросил. Сказал что это ему не нравится – это гражданское строительство, а ему хотелось проектировать красивые здания. Он сказал, что хочет поступить в Москву. И тут, если б бабушка и не выплакала, не умолила начальника военкомата, его б забрали в армию.

Но потом военком сказал: «Хорошо! Но если не поступит, сразу же загудит в армию!»

Но он поступил, хотя и не все было так просто.  Вывесили списки всех кто не прошел – и там оказался и Боря.

Стоит – растерянный, расстроенный, убитый наповал.

И тут подходит военный и спрашивает: «Кто не доволен своим результатом?»  — Боря сказал я». Пошли со мной. Его дочь тоже не прошла, а он был уверен в обратном. Пошли. Нашли работу и его дочери и Бори. И обе работы отменные. Оправдались – ошибка, вышла»

С этой девочкой Боря дружил. Он даже нарисовал её и тот рисунок был у моих родителей. Замечательная девочка была но умерла – насколько я помню  — рак крови.

Тяжелейшие годы учебы, почти без поддержки, на одну стипендию.

За Вову знаю мало. Но знаю, что он любил математику.

И очень важное для меня самой. Когда он еще был маленьким, красивый такой был и еще в то время, для меня не забываемое, ходил в матроском костюмчике.

Почему не знаю и никогда уже не узнаю! Меня мучил один и тот же сон. Как будто Вова умер, а я ношу его мертвого на руках плачу. Ужас!

И чаще всего, когда я бывало шла в плавню на огороде что-то делать, сама без Вити, то вспоминая такой сон, я шла заливаясь слезами, сама того не замечая.

И вот как-то шла мне на встречу с плавни тетка Верка. Пришла домой и маме говорит: Катерыно, шо у вас таке случилось? Застріла Вальку зарёвану, вона пройшла, мєнє дажє і не побачыла!

Затем эти ужасные сны исчезли. Но я до сих пор иногда думаю: «Что они означали?»

А Витя сам обещал о себе написать. Ему то есть о чем вспоминать!

Древнегреческий философ Сократ советовал людям: «Если ты хочешь что-то сказать, просей свою речь через три сита.

  1. Правда ли то, что ты хочешь рассказать?
  2. Действительно ли то, что ты хочешь сказать нечто доброе, созидающее?
  3. Так ли уже необходимо рассказать твоему собеседнику то, с чем ты пришел?

Я 2-3-е правила не соблюдала! Слишком непреходящая с годами боль! Я сама уже одной ногой в могиле и понимаю, что я обязана по законам Библии простить свою сестру.

На словах я уже много раз повторяла: «Тамара, я тебя прощаю!» Но потом чувствовала, что то только слова, а сердце мое прощать не хочет.

Возможно потому, что она наотрез отказывается от своей вины и заявляет: «І хто ж цє такє зробыв?»

І это тогда, когда мы только оженились с любовью настоящей, не придуманной и была у нас уже Таня, которая только начала ходить!

Господи! Помоги мне простить мою сестру не на словах, а сердцем и её прости. Во имя Отца и сына и Святого Духа, пожалуйста, сделай это.

Вспомнила один очень интересный случай. Родители в Запорожье. Был праздник «Пасха».

Я дома сама с Борей была. Ему было тогда лет 6-7, точно не помню, но посчитать можно. Валентин взял билеты в кино, фильм назывался «Живой труп». Очень хороший фильм. Мы уговорили Борю никуда не ходить, пока мы не придем. Он сразу де согласился и мы пошли. Сеанс вечерний, время не помню. Приходим домой, а Бори  нет, а если кого и спрашивали, то никто ничего не знал. Валентин и говорит: «Валя, пойдем в церковь, он точно там». И пошли. В церкви идет служба. Народа там полно, а наш Боря сидит, сжался в комочек под забором церкви, и никого с ним нет. Было прохладно, он уже замерз. Взял Валентин его на руки и принес домой. Маме и папе я, конечно побоялась рассказать, хотя у нас не очень то и ругали детей, но я знала, что мне уже больше родители ничего не доверят.

Все обошлось, Боря не заболел и никто ничего и не узнал. Но сейчас я просто удивляюсь. Какой же Валентин был сильный, ведь Боря был не такой уже и маленький. Хотелось мне как-то у Бори спросить, помнит ли он это и неужели Валентин его до самого дома нес. Ведь церковь та что возле Тани.

После войны всем детям хотелось быть похожими на героев краснодонцев, на Зою Космодеменскую, на Павлика Морозова. Один раз мы играли в партизаны разведчиков. Тянули жеребки – кому выпадет немцы, то они в игре немцы, никому не хотелось быть немцами.

Но ничего не сделаешь, игра есть игра. Играли в круче, она типа котлована. Потом  со временем её засыпали мусором. Играем! Митя Рыбальченко разведчик, попал к немцам в плен. Привязали его «немцы» к груше и требуют, чтоб он выдал пароль. Но не тут то было! Быть его никто разумеется не был. Был другой способ. То обещали ему новое удилище с коробочкой крючков, то сладости и всякое что было в то время, чтоб соблазнить. Если выдаст, все обещанное давалось таков закон игры. Но Митя молчал, как настоящий партизан.

Немцы ничего не добившись побежали на речку покупаться, а его так и оставили привязанного к груше.

Не помню, где ж в это время были партизаны? В той круче была привязана коза деда Андрея. Пошел дед напоить козу, видит Митю: «Митя за что же это тебя привязали?» — «Я партизан разведчик, немцы меня поймали, и хотели узнать пароль, но я не выдал».

«Но мне же ты скажешь, я ж не немец», Нет не скажу – сказал Митя! Дед Андрей отвязал его, похвалил и сказал: «Да, Митя, ты настоящий партизан!»

Вот такие были послевоенные дети! после войны, детей было много. Мужья вернулись!

Играли все вместе и девочки и мальчики. Игры были разные и кто их придумал большой молодец. Все они в основном были рассчитаны на массовость. И люди послевоенные были замечательные, делились всем и солью и спичками и посудой.

Помню: «Пойди Валя к бабе Мотре, попроси сковородку»

Баба Мотря дала и сказала: «Только скажи маме, что б не сильно выжаривала». А я к этой бабушке ходила иногда в хате поубирать. Бабушка угощала иногда житными пряниками, очень мне нравились. А саму войну вспоминать не хочется.

Оригинал рукописи Автобиографии

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑